ФСБ – шпионы, которые правят Россией

Федеральная служба безопасности становится все больше похожей на КГБ.

5 октября аналитический центр Atlantic Council опубликовал аналитический отчет Центра Досье Михаила Ходорковского под названием “Лубянская федерация: как ФСБ определяет политику и экономику России”. Эта статья будет основана на упомянутом отчете.

С приближением 2024 года возобновились дискуссии о том, состоит ли власть в России из нескольких кремлевских башен или это всего лишь одна главная башня с множеством надзирателей и звездой наверху. Несмотря на то, что Владимир Путин однажды пообещал, что не будет вносить поправки в конституцию, чтобы увеличить количество сроков на посту президента, в конце концов он это сделал. Космонавт и депутат Госдумы Валентина Терешкова почувствовала на своей коже дыхание Советского Союза (смешанное с другими более ранними историческими событиями), которое побудило ее сбросить президентские сроки Путина. Затем Путин побежал в Думу и сказал: “Да, мы можем это сделать, но Конституционный суд должен признать это законным”.

Конечно, суд признал это законным. Останется ли Путин на Олимпе, не совсем ясно (ходят слухи о его плохом здоровье), но пока нельзя назвать Путина “хромой уткой”. Путин создал систему власти, которая сможет существовать даже после его ухода, но только в том случае, если все вовлеченные стороны согласятся на нового арбитра. Какова роль в этой системе Федеральной службы безопасности (ФСБ) России? Мы не будем рассматривать функции и задачи ФСБ, предусмотренные законом, а сосредоточимся на “побочных функциях” службы наряду с ее неформальной ролью в государственных процессах.

От КГБ до ФСБ

ФСБ становится все более похожей на своего предшественника, КГБ, но между обеими организациями есть различия, потому что есть различия между системой Путина и советской системой. ФСБ пытается сохранить личную власть президента, а не Советскую власть и идеалы коммунизма. Если советские чекисты занимались массовыми репрессиями, то ФСБ проводит целенаправленные индивидуальные репрессии. В отличие от КГБ, современные разведчики могут вмешиваться в экономику и нажить большие деньги. Коммунисты запретили частную собственность и предпринимательство, за исключением незаконной деятельности некоторых директоров заводов, которые наладили неофициальное производство в государственных компаниях и присвоили прибыль.

Контролируемый Кремлем капитализм предоставляет ФСБ новые возможности предлагать предпринимателям “защитные” услуги. Однако во время правления Путина сотрудники ФСБ не уклонились от своего наследия КГБ и сделали ФСБ истинным наследником ЧК. Памятники основателю ВЧК Феликсу Дзержинскому до сих пор возводят возле региональных управлений ФСБ. В первые месяцы после распада СССР высшие посты в новой Российской Федерации занимали офицеры КГБ и Министерства внутренних дел (МВД), которые затем смогли доказать свою лояльность президенту. И  многие из них сохранили менталитет советского окружения: “Россия окружена врагами!” Исследователи Центра Досье отметили, что с 1991 по 2003 год ФСБ пережила три этапа развития: коммерциализацию, криминализацию и эмансипацию.

Коммерциализация службы

Одной из предпосылок коммерциализации и криминализации ФСБ (что произошло почти одновременно) были проблемы идентичности силовых структур. Во второй половине 80-х и начале 90-х политические изменения привели к “деидеологизации” службы, и не все были к этому готовы. Некоторые офицеры решили перейти на защиту православной России, но не все они были православными христианами. В начале 90-х зарплаты офицеров были небольшими, поэтому большая часть из них решила использовать свою власть в личных целях – помимо своих основных обязанностей сотрудники спецслужб стали искать источники дополнительных доходов. Недавно созданные частные компании отчаянно нуждались в защите от рэкета, процветавшего в период жестокого постсоветского капитализма, в котором верховенство закона было далеко неадекватным. Сотрудники ФСБ занимались коррупционными схемами, в том числе организацией незаконных финансовых операций, особенно в банковской сфере. В отчете Досье утверждается, что “ФСБ напрямую контролирует почти каждую незаконную банковскую операцию в России, и это приносит огромные прибыли отдельным группам сотрудников ФСБ и членам их “клана””.

Важным изменением в девяностые годы стало создание Управления экономической безопасности ФСБ, что позволило расширить возможности вмешательства в финансовые и предпринимательские дела. Первый громкий скандал, раскрывший общественности, что ФСБ вмешивается в бизнес, случился в 2000 году с делом “Трех китов”. Несколько высокопоставленных офицеров ФСБ, имевших тесные связи с Путиным, были уличены в ввозе мебели из Китая без уплаты таможенных пошлин. Этим вопросом занимался сам президент, и никто из главных подозреваемых не понес наказания. Несколько чиновников были вынуждены уйти в отставку из-за скандала, но обвиняемые могли беспрепятственно продолжить свою карьеру в государственной и частной сферах. Завершение дела указывало на новую реальность – ФСБ стала неприкасаемой.

Криминализация

Офицеры ФСБ, которые отвечали за вопросы безопасности, связанные с организованной преступностью, использовали свои служебные обязанности как предлог для общения с членами организованной преступности. Но они сделали это для себя, а не для государства. Союз преступников и правоохранителей в Санкт-Петербурге имел особенно далеко идущие последствия для всей России. В отчете Досье говорится, что сотрудники управления ФСБ в Санкт-Петербурге вместе с бюрократами и криминальными авторитетами создали прочную преступную коалицию, которая привела к системной коррупции, имеющей международные связи. Это напоминало лучшие примеры итальянской мафии.

Владимир Путин, будучи чиновником местного правительства Санкт-Петербурга, был человеком, который связал три ветви этой коалиции – городских властей, местного ФСБ и преступников. В 1998 году, когда Путин был назначен главой ФСБ, он сменил высшее руководство службы на своих знакомых из Санкт-Петербурга. Члены ближайшего окружения Путина начали переезжать из “Северной столицы” в Москву, где занимали государственные и предпринимательские должности. Когда Путин стал президентом, роль ФСБ в системе власти возросла, и у организованных преступных группировок появились новые возможности в России.

Эмансипация, расширение

Эмансипация произошла, когда ФСБ избавилась от демократического контроля, и это произошло, когда Путин укрепил авторитарное правление в стране. Основные структурные изменения с конца девяностых годов соответствовали этой тенденции – в ФСБ были созданы новые подразделения и расширены существующие, которые могли контролировать другие правоохранительные органы – прокуратуру, Следственный комитет, МВД, таможенные органы, Федеральную службу охраны и т.д. В 1999 году ФСБ участвовала в увольнении генпрокурора Юрия Скуратова, расследовавшего возможные нарушения со стороны дочери Бориса Ельцина Татьяны Дьяченко и вице-премьеров Анатолия Чубайса и Валерия Серова. Это был первый раз, когда ФСБ в таком размахе участвовала в распрях среди элит. И здесь Путин проявил лояльность не к верховенству закона, а к семье Ельцина.

Все началось в 1998 году, когда Скуратов начал расследование сотен правительственных чиновников, подозреваемых в злоупотреблении своими полномочиями для получения прибыли на рынке краткосрочных облигаций. Скуратов считал, что среди этих чиновников были также Чубайс, Серов и Дьяченко. В том же году Скуратов подал в суд на администрацию Ельцина, заявив, что чиновник в администрации получил взятку в размере около 60 миллионов долларов за предоставление выгодных строительных контрактов. Несколько месяцев спустя по общественному телевидению был показан видеоролик, на котором «человек, похожий на Скуратова» развлекается с проститутками. ФСБ возбудила уголовное дело против генерального прокурора по обвинению в превышении должностных полномочий, и Скуратов был уволен. Позже Скуратов писал, что Путин, тогда глава ФСБ, заставлял его уйти. ФСБ также выиграла битву с МВД – в результате Управление по борьбе с организованной преступностью МВД было обособлено в начале 2000 года и полностью упразднено в 2008 году.

Россия – “теневое государство”

Один из основных принципов демократического правления – гражданский контроль над властными структурами. Во-первых, ФСБ подчиняется только Путину, власть которого персонализирована. Во-вторых, влияние ФСБ в политике и экономике намного превышает ее конституционные полномочия. ФСБ может влиять на решения других государственных органов, но в то же время не несет никакой ответственности за эти решения. Российские власти не работают в полной мере, вместо этого существует «теневое государство» – система неформальных правил, которые известны его членам. Существует риск того, что после ухода Путина система может встряхнуться, поскольку она может работать только в том случае, если в Кремле сидит арбитр.

Президент России делится властью со своими близкими, и эти люди также создают свою собственную систему власти в тесном сотрудничестве с ФСБ. Среди них секретарь Совета безопасности Николай Патрушев, исполнительный директор “Роснефти” Игорь Сечин, исполнительный директор “Ростеха” Сергей Чемезов, глава “Газпрома” Виктор Зубков и бывший министр обороны Сергей Иванов. В 2004 и 2005 годах Игорь Сечин, который в реальной иерархии власти очень близок к Путину, создал 6-е управление внутренней безопасности ФСБ (также известное как спецназ Сечина). Одной из целей нового управления было избавиться от Управления по борьбе с организованной преступностью МВД, которое в середине девяностых отвечало за многочисленные задержания сотрудников ФСБ. Шестой отдел также отвечает за защиту свидетелей, и это используется как в законных целях, так и для контроля над оппонентами ФСБ. Бизнесмены готовы платить огромные суммы за услуги 6-го отдела. Например, банкир Евгений Двоскин, который помогал преступникам и коррумпированным чиновникам отмывать деньги, находился под защитой ФСБ. Когда в 2007 году силы МВД попытались его арестовать, сотрудники ФСБ на машине скорой медицинской помощи помогли ему сбежать и избежать ареста.

Заключение

В путинской системе власти решающую роль играет ФСБ – организация, которая с помощью президента захватила всю правоохранительную систему. Сама ФСБ подчиняется только президенту, директору ФСБ и его подчиненным. Такая система может существовать только в авторитарном государстве. Авторы отчета Досье отмечают, что эта система загоняет историческое развитие России в тупик, потому что управлять государством с помощью лояльных силовиков можно только до тех пор, пока жив гарант такой системы. Когда лидер умрет, разрозненные кланы будут бороться за власть, и эту ситуацию будет сложно разрешить мирным путем.

Учитывая свою важную роль, ФСБ превратилась в поле битвы за власть и ресурсы. У разных экономических групп есть свое лобби в ФСБ. В демократическом обществе политические конфликты решаются между партиями, с помощью законодательства и в лоббистских группах, а финансовые вопросы решаются в суде. Однако в современной России эти конфликты принимают форму борьбы кланов за власть над ФСБ и внутри нее.

Участие ФСБ в экономических процессах препятствует развитию конкурентоспособной экономики, и это плохо для конечных пользователей – обычных граждан, которые не получают то, на что имеют право. Без здоровой конкуренции ресурсы часто оказываются в руках тех, кто не может принимать решения, основанные на рациональности и компетентности и приносящие пользу государству, потому что эти люди действуют в своих собственных интересах. По словам Досье, сочетание этих факторов привело к упадку и стагнации всех сфер общественной жизни России.

Konstantin Zigar, специально для PolitUA.

Читайте также  О слабых сторонах Путина, утопических надеждах и распаде империи

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...