Найдены связи между администрацией Путина и “СКМ” Ахметова: журналистское расследование

sbu.ua

На это указывают данные из взломанной электронной почты Бориса Рапопорта.

Борис Рапопорт, заместитель начальника одного из управлений администрации президента Владимира Путина, которое курировал Владислав Сурков, был связан с сотрудниками холдинга “СКМ”, собственником которого является украинский олигарх Ринат Ахметов.

Об этом свидетельствуют данные, найденные в его взломанной электронной почте, пишет Detector.Media.

Журналисты напоминают, что с момента назначения Рапопорта заместителем начальника управления АП РФ по социально-экономическому сотрудничеству со странами СНГ, Абхазией и Южной Осетией, он и его коллеги начали активно собирать информацию о происходящем в Украине, пытаясь составить конкуренцию Сергею Глазьеву и Константину Затулину, которые уже работали в этом направлении более года.

Например, во второй половине декабря 2014 года Алексей Чеснаков в своем письме Рапопорту порекомендовал оформить подписку на анонсы украинских информационных агентств, чтобы знать о готовящихся мероприятиях. Сотрудники управления регулярно отправляли Рапопорту и руководству управления результаты тематических медиамониторингов. Ещё одна часть аналитики по политической ситуации в Украине поступала от внешних экспертов, а также различных аналитических центров.

Одним из таких источников и оказалась сотрудница холдинга “СКМ” Рината Ахметова Екатерина Лапшина. Она известна тем, что в 2010 году была назначена директором по развитию медийного бизнеса “СКМ”, а в 2012 году уволила из газеты “Сегодня” одиозного Игоря Гужву. Кроме того, Лапшина курировала работу всех медиаактивов “СКМ”, объединенных в “Медиа Группу Украина”, куда кроме ряда телеканалов (а именно “Украина”, «НЛО ТВ», “Индиго”, “Футбол 1” и “Футбол 2” и несколько региональных каналов), также входил печатный холдинг “Сегодня Мультимедиа” (включавший в себя газету и сайт “Сегодня”, и региональные издания).

В марте 2015 года Лапшина ушла из ахметовского холдинга и переехала в Москву, где возглавила инвестиционный фонд MARSFIELD CAPITAL, по приглашению Дениса Свердлова, экс-замминистра связи и коммуникаций в правительстве Дмитрия Медведева.

Всего за три года Лапшина успешно создала свой инвестфонд ERA Capital, который, как и многие другие компании, зарегистрированные на ее имя, вполне могут быть лишь витриной для какого-нибудь российского олигарха, который желает оставаться в тени. Уже в сентябре 2018 года Лапшина вошла в состав наблюдательного совета и акционеров российской компании Rambler Group.

Но в январе-феврале 2014 года она обменялась дюжиной писем с Борисом Рапопортом, используя свою корпоративную почту [email protected].

Аналитика от Лапшиной

В начале 2014 года Екатерина Лапшина прислала Рапопорту письмо с темой “ожидаемые события 13–20 января”, в котором шла речь об их встрече в Киеве или в Москве.

К письму был приложен график событий, в котором была расписана предстоящая пленарная неделя Верховной Рады (та самая, на которой были приняты диктаторские “законы 16 января”), конфликты вокруг “Майдана” и слушания в Сенате США по ситуации в Украине. Судя по метаданным текстового документа, он был подготовлен директором по развитию мультимедіа ПрАТ “Сегодня Мультимедіа”, Дмитрием Белянским, (в настоящее время – руководитель “Новостной группы Украина” в составе “Медиа Группы Украина”. Впоследствии такие обзоры его авторства Лапшина пересылала Рапопорту еще несколько раз.

Следующий документ, объемом в 18 страниц, который Лапшина прислала Рапопорту всего через два дня, назывался “Украина-ЕС-Россия” и описывал видение авторов документа о том, как украинская аудитория воспринимает эти три субъекта. Исходя из метаданных файла, документ был подготовлен Светланой Таран – экспертом аналитического центра “Бюро экономических и социальных технологий”, основным заказчиком которого часто выступал холдинг Ахметова “СКМ”. Еще один документ на ту же тему от Лапшиной, по всей видимости, готовил вновь Дмитрий Белянский. Это был обзор того, что говорили о российско-украинских отношениях политики и журналисты.

Переписка, пусть и немногословная, при этом указывает на то, что подчиненные Лапшиной готовили для Рапопорта и более глубокие исследования.

Особый интерес стоит уделить тому, в каком стиле написано Лапшиной письмо Рапопорту уже после того, как на в центре Киева были расстреляны мирные протестующие, Янукович сбежал в Россию, а в Крыму начался захват российскими спецслужбами и военными органов власти. Отметим, что к тому времени версия об участии в событиях бойцов спецназначения из РФ стала достоянием общественности.

Свидетели “Русской Весны”

Борис Рапопорт явно продолжал наращивать свою сеть аналитиков и обозревателей, ведь его электронная почта регулярно пополнялась справками, обзорами и рекомендациями по Украине, подчеркивают журналисты.

Например, со второй половины января 2014-го Рапопорту начал писать антиукраинские “фельетоны” председатель правления движения “Народный собор” Игорь Друзь. Сергей Баранов активно информировал Рапопорта о харьковском съезде, который должен был организовать поддержку Михаила Добкина в качестве вероятного главаря “ХНР”, а также курировал кремлевские финансы, выделяемые на адвокатов для задержанных участников массовых беспорядков в Харькове. Оба вышеуказанных лица находятся в базе данных сайта “Миротворец”.

Регулярно поставлял информацию Рапопорту и его коллега по управлению, советник Александр Малахов, который работал с Рапопортом как минимум до марта 2019 года. После этой даты переписка с ним прекратилась (возможно в связи со взломом).

Более того, Александр Малахов регулярно отправлял Рапопорту персональные резюме украинских политиков и общественных деятелей. Среди них Ленур Ислямов, Валентин Наливайченко, Виктор Гвоздь, Олег Махницкий, Степан Кубив, Игорь Палица и многие другие.

Читайте также  Откровения российского олигарха. Как Дерипаска в 2015 году предсказал экономический кризис в России

В феврале 2014 года с почтового адреса [email protected], Рапопорту предположительно писал депутат Сумского облсовета от Партии регионов Александру Цупро, выступая в качестве эксперта по аграрным вопросам.

25 февраля 2014 года известный лоббист Российской Православной Церкви Кирилл Фролов прислал Рапопорту “обращение одесского антимайдана к Владимиру Путину”, в котором фигурировала просьба “занять позицию в отношении событий в Украине”.

По сути, уточняют журналисты, Рапопорт со своими коллегами, занимались вопросами “сотрудничества”, ориентированного на политический процесс и использование мягкого влияния в Украине, а также готовили масштабную экономическую экспансию полуострова Крым. В частности, именно они добились протокольного поручения Владимира Путина создать и согласовать с украинской стороной технико-экономическое обоснование проекта Керченского мостового перехода. Причем это согласование прошло ещё в январе 2014 года при участии вице-премьера Александра Вилкула. На то время, по его результатам, должно было появиться совместное предприятие ОАО “Транспортный переход через Керченский пролив”.

28 февраля референт Игорь Романенко прислал Рапопорту неожиданное предложение освещать поведение Сашка Билого (Александра Музычко), в контексте того, что “на вершину оказались вынесены банальные гопники, не обремененные излишними мыслительными процессами”.

А 2 марта 2014 года российский политолог Сергей Михеев, который до 2013 года возглавлял “Центр политической конъюнктуры”, подконтрольный Суркову, а также был главой экспертно-консультационного совета при “главе Республики Крым”, присылал Рапопорту предложения по основному комплекса действий против Украины: попытка создания квази-независимого государства, в случае неудачи – организация “раковой опухоли” внутри Украины, которая сможет блокировать любые интеграционные стремления страны. Нужно особо отметить тот факт, что почти все изложенные Михеевым в этом файле предложения были реализованы в последующие шесть лет.

Военный период

С конца февраля 2014 года сотрудники “оккупационного управления” Рапопорта активно включились в комплекс мероприятий, которые российские спецслужбы проводили в Украине. В частности, политолог Олег Матвейчев, совместно с сурковцами, готовил список иностранных наблюдателей для псевдо-референдума в Крыму.

Так, от “прогрессивной” общественности были предложены:

  • депутат Европарламента от венгерской партии “Йоббик” — Бела Ковач, которого позже венгерская прокуратура обвинила в работе на российские спецслужбы и лишила депутатской неприкосновенности.
  • экс-депутат польского Сейма Матеуш Пискорский, арестованный в марте 2019 года польскими спецслужбами по обвинению в шпионаже в пользу России и Китая.

Все настолько несистемно, что Рапопорт обсуждает в переписке со своей помощницей Ульяной Бригадиренко недельный отдых на одном из австрийских курортов (хотя, если мыслить конспирологически, возможно, планировалось провести там встречу). В почте Бориса Рапопорта появляется информация о других, параллельных проектах, не связанных с Украиной напрямую. Однако в преддверии выборов активность возобновляется.

Выборы в Украине

3 апреля 2014 года коллега Рапопорта Александр Павлов отправил ему информацию о зарегистрированных кандидатах в президенты Украины, а также предложения от одиозного “гибридного правозащитника” Алексея Тарасова, который предложил Рапопорту свой “проект продвижения партии “За права человека” в рамках избирательной кампании 2014 года в Киевсовет”.

Свой же проект партии предлагал и Сергей Баранов, который присылал Рапопорту список блогеров и комментаторов для телеканалов, которые могли бы обеспечивать нужное направление информационной политики.

Но, судя по всему, предположили журналисты, финансов на продвижение политических кандидатов в Киеве у Суркова не оказалось, поэтому к выборам в Украине “оккупационное управление” готовилось только аналитически.

Например, один из высокопоставленных сотрудников и экспертов ВЦИОМ (Всероссийский центр изучения общественного мнения) Валерий Федоров расшифровывал для Рапопорта значение социологических процессов в Украине и общественного мнения по поводу аннексии Крыма. Также сотрудники управления занимались подготовкой списков лояльных к России украинских региональных политиков и общественных представителей.

А аналитикой по украинскому медиапространству занимался руководитель “Центра политической конъюнктуры” Алексей Чеснаков.

Кремлевский проект “Новороссия”

По сути, сначала сурковское ведомство работало только в рамках аналитического центра и отслеживало политические и общественные процессы, которые происходили в Украине. Но уже к середине мая 2014 года у Суркова на полную мощность заработала подготовка своей сети лидеров общественного мнения, а также организация съезда 22 мая, на котором должны были объявить о создании в Донецке общественного политического движения “Новороссия”. Судя по всему, эта безумная идея возникла у Суркова в качестве превентивного удара против выборов президента Украины, которые должны были состояться 25 мая.

Подготовка съезда изначально организовывалась под Павла Губарева. Сотрудники Рапопорта подробно изучали биографии Бородая и Карякина (главарей так называемых “ДНР” и “ЛНР” на то время) и в итоге последние согласились участвовать в представлении.

Параллельно с этим Алексей Чеснаков и его сотрудники, вместе с коллегами Рапопорта, активно пытались создать т.н. “Народный фронт Юго-востока”. Съезд последнего прошел 24 мая, участие в нем взяли Денис Пушилин и Олег Царёв. А еще 22 мая Чеснаков прислал Рапопорту текст манифеста этого “фронта” на вычитку и утверждение.

Согласно сценарию, разработанному Чеснаковым-Рапопортом, после оглашения этого документа было подписано соглашение об объединении “ДНР” и “ЛНР” в “Новороссию”. Но что-то пошло не так, навсегда разделив два “братских народа”.

Ранее politua рассказывал об очередном приступе “победобесия” на оккупированных территориях Донбасса.

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...