Россия обречена на вечного Путина у власти

Путин с ручкой в руках.

Фактически и у сторонников Путина и у его противников в России одни и те же цели и задачи, а самое главное одна и та же ключевая фигура – сам нацлидер.

Понося своего нацлидера Владимира Путина, антипутинцы – и лидеры общественного мнения, и рядовые российские граждане – предлагают не альтернативу, а безысходность, пишет на страницах издания «Новое Время» журналист Борис Бахтеев.

«Так что же получается?», – пишет журналист

Российская «Новая газета» опубликовала интервью с писателем Борисом Акуниным, взятое Дмитрием Быковым.

В длинной беседе двух ярких представителей российской демократической и якобы прозападной оппозиции особенно примечательной вышла завершающая часть. А именно вопрос Быкова:

«Были ли у Советского Союза альтернативные варианты развития? Имеется в виду, можно ли было обойтись без катастрофы 90-х?».

И ответ Акунина:

«Если бы Советский Союз в августе 1991 года вместо того, чтобы развалиться, превратился в такую конфедерацию, во что-то типа ЕС, только вот на этом евразийском пространстве, все могло бы, я думаю, пойти по-другому».

Быков не возразил.

Ну, прежде сего, Евросоюз не является конфедерацией, а только лишь имеет некоторые ее признаки. И в этом смысле оба оппозиционера высказались вполне в русле официальной российской пропаганды – что, мол, «наш СССР развалили, а сами себе построили точно такой же».

«Далее – обратим внимание: Быков назвал распад СССР катастрофой, а Акунин не возразил. Мы помним, что Путин назвал распад СССР «величайшей геополитической катастрофой», – отмечает Бахтеев.

Одним словом, у нас на глазах двое видных оппозиционеров-антипутинцев превратились в «антипутинцев в некоторых местах». В выборочных оппозиционеров.

В русле официальной российской пропаганды идут и слова о некоем особом «евразийском пространстве».

«То есть, что же получается? Народы обрели свободу – но для российских либералов это, оказывается, катастрофа. И вот вопрос: а что объединяло Эстонию и Таджикистан?», – задает вопросы Бахтеев.

«Что общего было у Украины с Туркменией? На каком основании все они должны были быть объединены в конфедерацию, да еще и «на евразийском пространстве»?», – уточнил Бахтеев.

Ответ, в общем-то, очевиден: объединяло их насилие, принуждение со стороны Москвы, в данном случае КПСС, и больше ничего.

«Та самая «руководящая и направляющая роль родной партии», – подчеркивает Бахтеев.

Что блестяще и доказала горбачевская перестройка: стоило лишить КПСС монополии на власть – точнее даже не лишить, а просто ослабить эту монополию – и ничего общего.

«Ничего, что и дальше удерживало бы страны, входившие в СССР, в составе единого государства, больше не осталось», – подчеркивает Бахтеев.

По поводу же аналогии с ЕС вспоминается диалог из 1990-х. Случайная собеседница очень возмущалась введением гривни:

«Во всем мире единая валюта – доллар, так пусть и у нас у всех будет рубль, зачем мы идем в прошлый век?».

Ну, вот такие у нее были представления о валютах мира.

Бахтеев помнит, что спросил у нее в ответ:

«Тогда почему бы не тоже доллар, вместе со всем миром?».

Она ответила, короче говоря, что-то наподобие:

«У нас – свой мир, у них – свой». «Два мира – два детства».

А теперь под тем же углом зрения посмотрим на диалог Быкова с Акуниным: почему обязательно «что-то типа ЕС» и «на евразийском пространстве», если каждая страна может просто поставить целью вступить в ЕС?

А все по той же причине: «У нас – свой мир, у них – свой».

«Два видных представителя российской либеральной оппозиции даже в самых смелых фантазиях не могут себе представить, чтобы Россия стала просто одной из стран мира – такой же, как и все остальные, играющей по общим правилам», – отмечает Бахтеев.

И Быков, и Акунин не видят Россию в иной роли, чем в роли альтернативы Западу, противовеса Западу.

«Вот был бы у них ЕС, а у нас – что-то типа ЕС, и мы бы друг другу противостояли», – такой видят оба собеседника идеальную картину мира. Именно такой и только такой, иначе вели бы речь не о «чем-то типа, только на евразийском пространстве», а об интеграции с ЕС.

«Иначе не воспринимали бы крах СССР – географически, этнически и культурно совершенно случайного, эклектичного образования – как катастрофу», – подчеркивает Бахтеев.

А, казалось бы, есть способ, чтобы большинство постсоветских стран снова были вместе! Рано или поздно и Россия, и Беларусь, и Азербайджан тоже захотят вступить в ЕС – вот там и встретимся! Только это будут уже совершенно другие Россия, Беларусь и Азербайджан.

«Но нет, российским либералам эта простенькая, лежащая на поверхности идея и в голову не приходит: «Отсель грозить мы будем… да всем подряд грозить будем», – подчеркивает Бахтеев.

Жить, как на Западе, и по правилам, принятым на Западе, но при этом противостоять тому самому Западу – это уже напоминает плюрализм в одной голове.

«Итак, что мы имеем в сухом остатке? Восприятие краха СССР как катастрофы. Представление о месте России в мире как об альтернативе Западу, как об антагонисте Запада. Так считают видные российские антипутинцы», – подчеркивает Бахтеев.

Но ведь точно так же считает и сам Путин! Только намного жестче считает, намного последовательнее!

«И, будем откровенны, намного реалистичнее: в отличие от Быкова и Акунина, Путин понимает, что ничем, кроме насилия, страны бывшего СССР, да и саму Россию, объединить и удержать в целостности невозможно», – отмечает Бахтеев.

Читайте также  Российские оккупационные власти в Крыму преследуют члена меджлиса Феодосии за комментарий в соцсети

Если нет больше КПСС – нужно нечто подобное ей. Одна из главных опор КПСС – КГБ, например.

«Пусть даже под именем ФСБ, но с портретами Дзержинского в кабинетах», – подчеркивает Бахтеев.

И вот как вы думаете: если антипутинская оппозиция отстаивает ровно то же самое, что и сам Путин, главные тезисы его идеологии – но только непоследовательно и противоречиво.

«То за кого будут готовы проголосовать россияне? Кому они будут отдавать предпочтение?», – отмечает Бахтеев.

Посмотрим с другой стороны. Почитайте статьи такого себе Ильи Варламова – российского блогера № 1. И даже не сами статьи, а комментарии читателей к ним – либеральных, прозападных читателей.

«Тех, которые называют своих оппонентов ватниками. Здесь мы получим уже не лидеров общественного мнения, а российскую антипутинскую общественность», – подчеркивает Бахтеев.

И у вас в глазах будет рябить от слов «рашка», «загаженная», «быдло», «обреченная», «никогда не будет, как в Швеции», «свалить, куда глаза глядят».

А теперь попробуйте представить себе, чтобы так же высказывались об Украине самые оппозиционно настроенные украинские либералы и прозападники. Не сможете представить – ведь таки не сможете!

И вот вам разница между украинцами и россиянами. Для украинца вполне обычно сказать:

«Я всем сердцем люблю Украину, но не люблю Зеленского (Порошенко, Януковича, Ющенко, Кучму, Кравчука)».

Или даже так:

«Я всем сердцем люблю Украину – и именно поэтому не люблю Зеленского (Порошенко, Януковича, Ющенко, Кучму, Кравчука)».

А что же россияне? Любители Путина утверждают: «Любить Россию – значит, любить Путина».

Противники Путина с той же убежденностью утверждают: «Не любить Путина – значит, презирать Россию».

«И у тех, и у других Россия = Путин. И у тех, и у других страна и правящий режим не существуют и не могут существовать отдельно друг от друга. Страна = государство», – отмечает Бахтеев.

Крайности блестяще смыкаются во вполне однородную массу. И, кстати, по полемическим приемам, по оскорблениям оппонентов и навешиванию ярлыков, по языку ненависти и степени хамства и вправду одних от других не отличить.

«Не говоря уже о том, что это вот «рашка загаженная» оскорбляет и отталкивает тех россиян, которые отнюдь не обожествляют Путина, но «а кто же вместо него?», – подчеркивает Бахтеев.

Да, в СССР в среде противников советского режима (а к концу брежневской эпохи таковых было очень много) слово «совок» и всяческие уничижительные эпитеты к нему были очень в ходу. Но дело в том, что СССР – это и был коммунистический режим.

«СССР определялся именно по политико-идеологическому признаку, будучи неопределенным по территориальному и этнокультурному», – отмечает Бахтеев.

В принципе, государство с таким названием могло бы появиться в любой точке мира и распространиться на любую совокупность точек мира. Название СССР указывало не на страну и не на страны, а на идеологию.

«Россия, казалось бы – совсем другое дело. Так что же, российские демократы и прозападники не видят разницы между Россией и СССР, отождествляют их? Но ведь ровно то же самое делает и Путин!», – подчеркивает Бахтеев

Для украинских демократов не может быть никакого «нет, никогда не будет, как в Швеции» – пусть черепашьим шагом, но рано или поздно будет.

«Нужно стиснуть зубы и делать, как в Швеции. Для российских демократов делать ничего не надо, потому что все равно, априори «никогда не будет». Потому что «рашка», – отмечает Бахтеев.

Да и как может в России хоть когда-нибудь «быть, как в Швеции», если в то же самое время «грозить мы будем шведам», если «на евразийском пространстве»?

«Вот поэтому Россия и обречена на вечного Путина. Потому что антипутинцы – и лидеры общественного мнения, и рядовые российские граждане – понося Путина, предлагают не альтернативу, а безысходность и бесперспективность», – подчеркивает Бахтеев.

И вместе с ними – те же самые путинские постулаты, только чуть иначе причесанные.

«И кстати. А не задумывались ли вы, почему после Второй мировой войны столицей Западной Германии стал Бонн – далеко-далеко не самый большой город, не финансовый или промышленный центр, не перекресток всех дорог? Самый заштатный город, каких в Западной Германии были десятки? Даже не столица одной из федеральных земель?», – уточняет Бахтеев.

Да потому, что именно в Бонне родился Бетховен. Делая родину великого композитора столицей, победители стремились не унизить побежденных немцев, но подменить у них основания для национальной гордости.

«Заставить немцев поклоняться не силе оружия, а силе и мощи национальной культуры. Заставить немцев осознать: Гитлер и Бетховен не только не стоят рядом друг с другом, но отрицают, уничтожают друг друга», – подчеркивает Бахтеев.

«А пробовали ли российские демократические оппозиционеры отделить в сознании россиян Путина от Пушкина? Пробовали ли противопоставить их друг другу – хотя бы на примерах «изящной» словесности российского вождя? Боюсь, вопрос риторический», – подытожил он.

Автор Борис Бахтеев
Источник Новое Время

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...