Вехи истории: Тайны архивов КГБ. Шпионско-чекистские страсти на Херсонщине

Жительница Херсона Анна и переселенец из Буковины Иван обоюдно наперегонки «стучали» в МГБ, но настоящий роман с советской спецслужбой был только у одного из них.

Начало истории можно вести от 1948 года, когда советская спецслужба завербовала в качестве агента с псевдонимом Черная некую Анну Хлюст из Сивашского района Херсонщины. Чекисты заинтересовались женщиной из-за того, что та вместе с мужем Иваном Павловским в 1942 году добровольно выехала на работу в Германию. Жили супруги в Дрездене, пишет на страницах «Depo.Запорожье» Юрий Щур.

После освобождения территории союзными войсками Анна еще три месяца оставалась в американской зоне оккупации, а затем была репатриирована в СССР. Соответственно, задача Черной на Херсонщине заключалось в разработке местных репатриантов. Некоторое время информацию, которая была бы интересна для МГБ, женщина не предоставяла.

Пока осенью 1948 года не сообщила кураторам, что познакомилась с Иваном Гаврилишиным, переселенцем из Черновицкой области. По словам Анны, тот позволял себе антисоветские высказывания. Перед Черной поставили задачу разрабатывать переселенца. Однако агентка выполнить его не смогла, ссылаясь на безумную ревность со стороны жены Гаврилишина.

Деоккупация и реинтеграция Донбасса. Как не предать Украину?

Неожиданно история получила новый поворот. Гаврилишин также оказался агентом МГБ по кличке Грозный. У завербованного еще в 1946 году комсомольца Гаврилишина была весьма пестрая биография: во время немецко-советской войны успел побывать в немецкой армии, повоевать против югославских партизан, попал в плен к англичанам и в конце был репатриирован в СССР.

Во время общения с сивашскими МГБистами Гаврилишин пересказал им разговоры с Анной, в частности и о том, что женщина в свое время не имела желания возвращаться в СССР из Германии. Это дало чекистам основания считать Черную двойным агентом.

Так началась разработка парочки друг друга: Хлюст (Черная) разрабатывала Гаврилишина (Грозного), который в то же время разрабатывал ее. Впрочем, Анна не подозревала, что ее новый знакомый – агент, и безумно «подставлялась» в разговорах с ним. Женщина не скрывала, что хочет сбежать из СССР, интересовалась наличием на Западной Украине антисоветской организации, с помощью которой это можно было бы сделать.

Проникая доверием к мужчине, Анна призналась агенту, что была завербована МГБ для работы по бывшим немецким пособникам. Более того, рассказала все подробности сотрудничества с органами, даже о задаче разрабатывать Гаврилишина. Попутно Анна интересовалась, не принадлежит ли Гаврилишин к националистической партии.

Агент Грозный тем временем уже вел игру по полной. Мужчина подтвердил, что принадлежит к националистам. Хлюст схватилась за это, заявив, что хочет присоединиться к организации, чтобы наконец сбежать за границу с помощью подпольщиков. Стоит ли говорить, что откровения Анны легли на стол МГБ в виде сообщений от Грозного.

После этого чекисты вызвали Хлюст на допрос. Женщина еще больше «засыпалась», ведь словом не обмолвилась о встрече с Гаврилишиным. Теперь Анна интересовала МГБ не как агент, а исключительно как подозреваемая и объект разработки. Разрабатывать женщину продолжал Гаврилишин.

Развесели нас клоун с Банковой. Как украинцев будут заставлять не думать о плохом?

На следующей встрече с Анной Грозный начал «обрабатывать» ее для вступления в «националистическую организацию». Таким образом, у оперативников оказалась собственноручно написанная Хлюст автобиография, где содержалась информация о вербовке американскими спецслужбами и прибытии в СССР с разведывательным заданием. «Благодаря» Гаврилишину, женщина все больше запутывалась в МГБистской паутине.

Хлюст рассказывала агенту о всех случаях, когда ее вызывали в МГБ, и о содержании разговоров с куратором. Гаврилишин в подробностях доносил это чекистам. Те вызвали женщину на допросы, но она упрямо молчала о встрече с Грозным.

Для разработки Анны как агента, прибывшого в СССР с заданием американцев, Сивашский МГБ был усилен оперативником из областного центра. Работали с женщиной серьезно. Тем временем Анна успела рассказать Грозному не только о себе, но и о муже.

Из последующих донесений чекисты узнали, что муж Анны Хлюст, Павловский, был американским агентом. После репатриации оказался в селе Орлово Мелитопольского района Запорожской области и якобы создал там антисоветскую группу. Проверкой МГБ было установлено, что Павловский действительно некоторое время проживал в Орлово. Но в 1948 году был осужден там за кражу на 20 лет лагерей.

Согласно сообщениям Грозного, прибегнуть к воровству собиралась и сама Анна. В начале мая 1950 года женщина планировала украсть деньги на машинно-тракторной станции, где работала, и сбежать из района. Однако в МГБ были другие планы: Анну надо было «дожать» и получить максимум информации о других агентах американской разведки, которых она знала.

Выбор между МВФ и Путиным. Что ожидает Украину в ближайшие полгода?

Операцию по срыву планов женщины на побег провернул Грозный. Агент сообщил Хлюст, что членам националистической организации за пределы района выезжать нельзя. Мол, ожидается приезд областного проводника ОУН. В МГБ тем временем начали поиск агента, который мог бы сыграть такую «роль».

Параллельно с этим чекисты готовились к реализации дела и аресту Хлюст. Для этого надо было легализовать данные, содержавшиеся в автобиографии Анны, чтобы не подставлять Грозного. Сивашские оперативники обратились к коллегам из ровенского МГБ с просьбой предоставить фотографии убитых членов ОУН и бойцов УПА. Якобы именно у них были изъяты документы, написанные Анной и переданные Гаврилишину.

К сожалению, документов, которые могли бы пролить свет на то, как и чем закончилась эта весьма драматическая история, пока найти не удалось. Остается надеяться, что дальнейшие поиски позволят приоткрыть и эту тайну архивов советских спецслужб.

Автор Юрий Щур
Источник Depo.Запорожье
Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...