Плохой мир между Украиной и Россией. Когда ждать эскалации боевых действий?

Встреча Путина и Зеленского после произошедшего в Минске скандала в ТКГ в ближайшей перспективе не состоится. Либо же к ее организации подключится Дональд Трамп – который также может шантажировать Зеленского отказом от свидания или же прессинговать уже в ходе его.

Три сенсации минувшей среды с весьма отличной от нуля степенью вероятности указывают на то, что и украинская власть, и украинское общество оказались объектами внешней манипуляции – причем работающей комплексно и так, что при любом раскладе бенефициар этой манипуляции выносится за скобки, пишет Алексей Кафтан на страницах «Деловой Столицы».

«Проще говоря, оказывается формально «ни при чем», в то время как ситуация разогревается будто сама по себе. Однако столь же отлична от нуля вероятность того, что в команде Зеленского что-то пошло сильно вразнос и правая рука не знает, что делает левая. Либо же оная команда всерьез озаботилась управляемым информационным хаосом», – пишет журналист.

Впрочем, предлагает Кафтан, обсудим все по порядку.

Сенсация первая: министр иностранных дел Вадим Пристайко признал, что 2 сентября, в ходе встречи дипломатических советников лидеров стран Нормандского формата он таки дал согласие на имплементацию формулы Штайнмайера.

Трудный выбор между капитуляцией и борьбой. Путинский «план Штайнмаера» против Украины

«Причем рассказал он об этом не в ходе пресс-конференции, а в относительно камерной обстановке совместного заседания комитетов Верховной Рады по внешней политике и европейской интеграции», – отмечает Кафтан.

Независимо от того, было это запланировано изначально или нет, такой маневр позволил несколько смягчить резонанс – не в последнюю очередь потому, что СМИ, собственно, получили слишком мало информации, а размытые формулировки и допускающие интерпретации фразы министра оставляют и ему, и его шефу весьма приличный простор для маневров в информпространстве.

«А маневрировать определенно придется. Как минимум потому, что публика хочет ответов на вопросы, обусловленные сутью пресловутой формулы», – подчеркивает Кафтан.

В пересказе Пристайко, напомню, она звучала так: «Закон об особом статусе (ОРДЛО) вступает в силу в предварительном формате на момент проведения выборов, а окончательно вступает в силу после решения БДИПЧ ОБСЕ о признании выборов соответствующими стандартам».

«Вопросы в этой связи неизменны вот уже пять лет: как будут проходить местные выборы по украинскому законодательству на оккупированных территориях? Кто будет их проводить? Где будут в это время российские «ихтамнеты» и прочие «зеленые человечки»? В общем, зрада зрадная», – отмечает Кафтан.

Если бы не сенсация за номером два. За считанные минуты до публикации откровений Пристайко нашими СМИ российский «Интерфакс» сообщил, что украинская сторона в Трехсторонней контактной группе сегодня отказалась фиксировать пункт о формуле Штайнмайера на бумаге.

«Что опять же вызывает вопрос: так мы согласны или как? Оказывается, «или как», – подчеркивает Кафтан.

Дарка Олифер, пресс-секретарь возглавляющего нашу делегацию в ТКГ Леонида Кучмы, сообщила у себя на ФБ-странице, что принципиальных возражений по сути у Киева нет. А вот по процедуре – сколько угодно.

«Причем они все те же, что и при Петре Порошенко: сначала – мир, потом – политика. Позднее о том, что ввиду отсутствия консенсуса ТКГ не смогла согласовать «дорожную карту» о реализации формулы Штайнмайера, заявил и представитель действующего председателя ОБСЕ в контактной группе Мартин Сайдик, отметив, однако, что переговоры продолжатся 1 октября», – отмечает Кафтан.

Как в таком случае понимать заявление Вадима Пристайко – и прозвучавшие 12 сентября слова Владимира Зеленского, что формула Штайнмайера будет обсуждаться в Нормандском формате? При желании – как игру в имитацию: мол, что бы ни говорить, лишь бы не делать. В конце концов, в дипломатии такие игры идут постоянно.

«Дело, однако, в том, что Кремль требует документальной фиксации формулы Штайнмайера и шантажирует Банковую срывом саммита, если этого не произойдет», – подчеркивает Кафтан.

Собственно, именно в этом ключе и следует понимать заявление путинского пресс-секретаря Дмитрия Пескова: дескать, ранее все согласились с формулой, и никаких условий при этом не выдвигалось, а теперь Украина вдруг изменила позицию.

«Иными словами: в срыве мирного процесса виноват Киев. К слову, судя по сообщениям российских СМИ, именно этот тезис был центральным в телефонном разговоре глав МИДов РФ и ФРГ, а убедительности ему придает слив проекта текста, не подписанного в Минске», – отмечает Кафтан.

По сути, это изложение механизма работы формулы Штайнмайера – но в его заглавии содержится фраза об имплементации ее в украинское законодательство. Без оговорок и примечаний.

На горизонте показался «черный лебедь». Что показывает анализ украинских финансов?

«Что, к слову, согласуется со сказанным Пристайко: «хочу подчеркнуть: ничего, о чем бы больше договорились советники, больше ничего нет, никаких слов». То есть, он, по всей видимости, одобрял именно этот текст», – подчеркивает Кафтан.

Отсюда неизбежно возникают вопросы. Была ли это просто очередная демонстрация готовности к компромиссам? Имел ли место откровенный прокол со стороны министра – и несогласованность позиций его и украинской делегации в ТКГ? Или же провокация со стороны россиян, на что может указывать, в частности, заявление представителя Кабмина в Раде Ирины Верещук об отсутствии полномочий у ТКГ подписывать формулу Штайнмайера?

Похоже, все-таки последнее. В каком-то смысле Москва пытается загнать Зеленского в положение Януковича: тому за встречу с Обамой предложили слить остатки оружейного урана Америке, а этого за встречу с Путиным (которая почему-то очень нужна еще в сентябре) продавливают на сдачу изрядной доли суверенитета – России.

«То есть, встреча после произошедшего в Минске в ближайшей перспективе не состоится. Либо же, как вариант, к ее организации подключится Белый дом и лично Дональд Трамп – который также может шантажировать Зеленского отказом от свидания во время Генассамблеи ООН или же прессинговать в ходе его», – подчеркивает Кафтан.

Впрочем, вопрос о том, какой выбор сделает Зеленский, остается открытым: спасать ли рейтинг и реноме миротворца, созданное еще в ходе избирательной гонки, или же скоропостижно вернуться именно на ту позицию Петра Порошенко в вопросе Минских договоренностей, за которую его нещадно критиковала сама команда Зе.

«Проблема, однако, в том, что сколько-нибудь долго на этом шпагате сидеть не получится, а выход из него в любую сторону, что называется, чреват. Либо срывом переговорного процесса, дальнейшей заморозкой Нормандского формата, ослаблением поддержки европейских посредников и все меньшим их энтузиазмом в вопросе продления санкций против РФ», – отмечает Кафтан.

Сбой «зеленого принтера»: что президенту делать с бунтующими «слугами народа»?

Либо все более осязаемым призраком если не гражданской войны, то акций гражданского неповиновения из-за (реальных или мнимых – в данном случае, беря во внимание возможности информационных манипуляций, неважно) планов капитуляции.

«Это, собственно, и продемонстрировала третья сенсация – инцидент с Алексеем Белько, парализовавший движение по столичному Мосту метро и приведший к транспортному Армагеддону в Киеве. И хотя в конце концов выяснилось, что «террорист-хулиган» вообще не выдвигал политических требований, информационная волна именно с таким посылом была слишком сильна, чтобы ее игнорировать – равно как и настроения немалого числа комментаторов в соцсетях», – подытожил Кафтан.

Автор Алексей Кафтан
Источник Деловая Столица
Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...