Глубинный дефект России. Чем опасны для Кремля игры в «русский мир»?

Почему Кремль так болезненно воспринимает процесс самоидентификации постсоветских государств?