Приказ «Не стрелять!». Когда Зеленский пригласит на Донбасс российских миротворцев?

Что ни день, то чудеса политической эквилибристики. Не успели остыть пожарища информационных боев вокруг мирных инициатив президента, как новая напасть.

Пресс-служба АП обнародовала заявление Зеленского, краткая суть которого – «Оккупанты хорошие – наемники плохие», пишет Лариса Волошина на страницах «Деловой Столицы».

«Вопиющее нарушение Минских соглашений – применение артиллерии – свидетельствует по меньшей мере о частичной потере управления и контроля над наемниками. Мы надеемся, что российская сторона возобновит контроль над этими подразделениями», – цитирует АП Зеленского.

«Обстрелы украинских военных – очевидная попытка в очередной раз сорвать процесс переговоров о прекращении огня. Кто бы ни отдал приказ – Вооруженные силы Украины будут отвечать жестко и в соответствии с ситуацией», – заявил Зеленский.

Вспомним, что речь идет о реакции президента на гибель двух украинских военнослужащих и ранении еще 10. Сразу после того, как ради прекращения огня украинским представителям в Минске было предложено «прекратить стрелять в ответ». Как объяснил журналистам Леонид Кучма, на провокационные обстрелы, производимые оккупантами из жилых районов, детских садов и школ не стоит отвечать. Вот не стоит и все.

Это, конечно же, не касается боев, которые должны вестись на местности, свободной от населенных пунктов. Тот факт, что ответный огонь должен подавить огневые точки противника и спасти жизни, что крайне важно, когда стрельба ведется по жилым районам и детским садикам на подконтрольной территории – выносится за скобки.

Минский аэродром Зеленского. Что Украина может добиться на переговорах с Россией?

Равно как игнорируется опасность, что как только украинская сторона согласиться на прекращение ответного огня, населенные пункты, школы, больницы в зоне контроля РФ будут превращены в артиллерийские позиции. И стрелять оттуда будут по мирным украинским городам, чтобы показать, что украинская армия ничего не делает, когда у нее на глазах гибнут люди.

В массовой коммуникации есть теория, которая утверждает, что чем больше скандалов, тем менее чувствительно к ним общество. Американские психологи убедились в ее верности на примере бесконечных «зашкваров» Трампа.

Дело ведь не в том, что общество привыкло к провокационным заявлениям американского президента, а в том, что его болевой порог становится выше. Коллективный избиратель спускает Трампу с рук хамство, некомпетентность и оскорбительные высказывания, за которые публичных лиц прошлого навсегда бы выкинули из политического поля.

Сегодняшнее заявление Зеленского является продолжением вчерашнего скандала. Благодаря шоковой коммуникации границы допустимого в украинском политическом дискурсе сдвигаются. Если еще год назад общество было возмущено новостью, что солдатам запрещено открывать ответный огонь, то сегодня оно успокаивается, считая разумным объяснение о «провокационных обстрелах», которые не то же самое, что обычные боевые действия.

Чего хочет Путин от Украины: какой договор по Донбассу можно заключить с Кремлем?

Однако не стоит думать, что речь идет только о смещении акцентов. Никто и никогда не начинает информационных операций только для того, чтобы «люди поверили». Любое расширение границ дозволенного становится основой для политических решений, которые общество принуждают принять. Тезис о том, что обстрелы производят боевики, а Россия их не контролирует, – это не только легализация мифа о гражданской войне в Украине.

Но и подготовка к чему-то намного большему. К примеру, за сегодняшним призывом контролировать боевиков и недопуске «неконтролируемых» обстрелов может последовать инициатива к стране-оккупанту стать миротворцем. Если ей, конечно же, удастся установить «контроль». А ей удастся. Ведь России всегда удавалось призвать к порядку распоясавшихся Моторол. Не правда ли?

Давайте перестанем отмалчиваться в ответ на провокационные информационные бомбардировки. То, что происходит с украинским публичным пространством, напоминает информационные диверсии, которые всегда предшествуют вторжению вражеской армии. Слухи, вбросы, нагнетание паники и насаждение тревожной неопределенности – это методы информационной войны, которые описаны во всех учебниках по массовой коммуникации.

Вот только сегодня это война ведется внутри страны, на украинских экранах и официальных страницах институтов украинской власти. Иными словами, враждующие стороны и окопы определены. Вот только зачем? Для чего вести войну с собственным народом? Пусть пока информационную, но все же войну.

А? Ждем очередного соболезнования странички президента к невинно павшему инстинкту самосохранения у потребителей его скандальных заявлений.

Автор Лариса Волошина
Источник Деловая Столица
Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...