Иллюзия путинской России. Как можно победить Кремль?

Путин делает все, что ему заблагорассудится, не переживая за последствия и учитывая только одно.

Режим Владимира Путина значительно легче понять, чем может показаться на первый взгляд. В октябре 1939 Уинстон Черчилль отметил, что Россия – «это загадка, окутанная мистикой за семью замками, и возможно, это и является ключом к разгадке», пишет на страницах «Atlantic Council» шведский экономист, старший научный сотрудник «Atlantic Council» Андерс Аслунд, перевод подготовлен изданием «Новое Время».

И этот ключ, подчеркивал Черчилль – «российские национальные интересы». Это было очень давно. Сегодня ключ – это клановый капитализм. Когда речь идет о Путине, то речь идет о двух вещах – власть и богатство.

На Всемирном экономическом форуме в Давосе в январе 2000 года американская журналистка Труди Рубин на панели с русскими задала свой знаменитый вопрос: «Кто такой мистер Путин?». Все грамотно промолчали.

В течение своего первого президентского срока в 2000-2004 годах Путин консолидировал власть, став всем для каждого, и российский экономический рынок работал так хорошо, как никогда. Параллели с первым сроком 2003-2007 годов турецкого авторитарного лидера Реджепа Эрдогана очевидны. Оба дегенерировали, консолидировали власть.

Второй президентский срок был определен арестом Михаила Ходорковского, главного владельца и СЕО компании ЮКОС Ойл, и самого богатого россиянина на момент ареста 25 октября 2003. Дальнейшая конфискация ЮКОСа равносильна войне с олигархами, и крупные бизнесмены хранили молчание. Сутью второго срока Путина стал государственный капитализм. Путина не волновала эффективность, социальные ценности или доходность государственных компаний.

Томос в опасности: чем грозит Украине конфликт между патриархом Филаретом и митрополитом Епифанием?

Он хотел добиться контроля посредством лоялистов, которые передавали избыток прибыли этих компаний ему и его друзьям. Соответственно, рыночная ценность Газпрома опустилась с пиковых $ 369 млрд в мае 2008-го до нынешней отметки в едва $ 60 млрд. СЕО компании Алексей Миллер, обходящийся компании в $ 310 млрд, остается на своем месте, таким образом демонстрируя, что Путину все равно.

В течение третьего срока Путина президентом был формально Дмитрий Медведев. Затем Путин все извратил, выбрав настоящий клановый капитализм. Его друзья подыгрывали массовом хищениям активов государственных компаний, главным образом Газпрома.

Четыре главных приспешника – это давние друзья Путина из Санкт-Петербурга. Братья Аркадий и Борис Ротенберги заработали денег на развитии газопроводов для Газпрома и дорог для России по монопольным контрактам. Геннадий Тимченко также строит газопроводы, вместе с тем по выгодным лицензиями добывая и газ. Юрий Ковальчук, СЕО банка «Россия», ответственный за снятие финансовых и медиактивов Газпрома, а еще под его контролем 20 телеканалов.

В марте 2014-го США ввели санкции против всех этих четырех и их компаний, в то время как ЕС не ввел санкции против Бориса Ротенберга и Тимченко, так как в 90-х те получили финское гражданство.

После того как Путин восстановился в должности президента в 2012-м, его правление лучше всего описать как «ручное», так как любят это формулировать русские. Путин делает все, что ему хочется, не особо переживая за последствия и обращая внимание только на одно.

В ходе российского финансового краха в августе 1998 года Путин заучил: финансовые кризисы являются политически дестабилизирующими и их надо избегать любой ценой. Поэтому он занимается финансовой стабильностью. Россия поддерживает большие валютные и золотые резервы, сбалансированные бюджеты, минимальный государственный долг, низкую инфляцию и незначительную безработицу.

В противоположность этому, Путин может меньше переживать за уровень жизни и экономический рост. Официально реальные российские доходы с 2014 по 2018 годы снизились на 13%, хотя до просмотра статистики цифра составляла даже 17%, и спад продолжается. После десятилетия ежегодного роста на 7%, российская экономика в среднем растет на 1%, начиная с 2009-го.

Ключевой вопрос в том, как много состояний накопил Путин. Ирония в том, что подрывая все возможные права собственности в России, Путин и его приспешники вынуждены отмывать свою долю в оффшорных гаванях. Если бы они потеряли власть в России, они бы потеряли все их активы там тоже.

Кремлевская агитка «9 мая». Гольц об истоках российского победобесия

Общий объем российских частных состояний за рубежом оценивается в $800 миллиардов. Я предполагаю, что так как путинское окружение полностью наладило свое мародерство где-то в 2006-м, то они изымали около $15-25 млрд ежегодно, достигнув $195-325 млрд в сумме, большой доли российских частных состояний в офшорах.

Предполагая, что половина всего этого принадлежит Путину, богатство его окружения достигает $100-160 миллиардов. Понятно, что Путин и его приспешники не могут наслаждаться своими доходами. Ведь здесь речь идет о власти. Если они не самые богатые, то опасаются, что потеряют власть.

Клановый капитализм Путина обрекает Россию на стагнацию, пока он будет оставаться у власти. В его повестке дня нет ни политической, ни экономической реформы, так как это бы подорвало его собственное могущество. Зато Путину необходимы внешние авантюры вроде войны в Грузии, Украине или Сирии, чтобы сплачивать своих людей вокруг российского флага.

Лучшей защитой Запада против путинского авторитаризма и клептократического режима является прозрачность, проливание света на эти анонимные богатства, что, вероятно, сосредоточены в основном в США и Великобритании. Двух странах, где царит прочное верховенство права, допускающих существование анонимных компаний больших масштабов, и глубокие финансовые рынки.

Автор Андерс Аслунд
Источник Atlantic Council Новое Время
Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...