Оккупация и образование: катастрофа с преподаванием украинского и крымскотатарского языков в Крыму

В условиях российской оккупации на полуострове царит такая антиукраинская пропаганда, что родители боятся настаивать на украиноязычной образовании для своих детей.

Прошло почти два года, как Международный суд ООН приказал России «обеспечить возможность образования на украинском языке» в оккупированном Крыму, где до сих пор ни в одной школе не преподают все предметы на украинском. Мониторинг Крымской правозащитной группы демонстрирует, что статистика, предоставленная российскими оккупантами, не отражает всей серьезности ситуации, пишет на страницах сайта «The Kharkiv Human Rights Protection Group» («KHPG») правозащитница Галя Койнаш, перевод подготовлен изданием «Новое Время».

Статистика, опубликованная «крымским министерством образования», сама по себе является тревожной. Согласно ей, только 3,1% детей в 2018/19 учебном году учатся на крымскотатарском языке, и лишь 0,2% – на украинском. То же «министерство» заявило, что существует 15 школ, где дети учатся на крымскотатарском языке, и одна школа – на украинском.

Также сообщается, что существует 27 школ с 126-ю классами, где учатся на крымскотатарском, и 5 школ с 8-ю классами – на украинском. На самом деле статистика показала рост числа детей, обучающихся на крымскотатарском, но спад количества классов, где есть такая возможность, по сравнению с официальной статистикой за 2017/18 учебный год.

Количество школьников, обучающихся на украинском, уменьшилась с 318 до 249 вместе с сокращением, как сообщается, количества школ с украинским классами от 7 до 5 и количества украинских классов – с 13 до 8.

Мониторинг 2018/19 учебного года, который провела Крымскотатарская правозащитная группа, показал иную картину. Они посетили 24 школы, где расспросили руководство, учителей и учеников о реальной ситуации.

Три из этих школ должны были обучать на крымскотатарском. Но в действительности уроки во всех трех происходили лишь частично на крымскотатарском, то есть преимущественно на русском. В одной из школ крымскотатарский язык – это отдельный предмет, который изучают только до 9-го класса (а в 10-м и 11-м уже нет).

10 из 18 посещенных школ, в которых должны бы были по словам «министерства» быть крымскотатарские классы, имеют вывески на школах только на русском.

С украинским языком ситуация по-настоящему катастрофическая. В школе №20 в Феодосии, где должны были преподавать на украинском, по словам родителей, в настоящее время преподают исключительно на русском. Украинский язык как отдельный предмет преподается только в определенных классах.

Из двух школ, где сообщалось о существовании украинских классов, это подтвердилось только в одной из них – Симферопольской академической гимназии. В гимназии №11 в Симферополе украинский язык как предмет преподается факультативно, а все остальные предметы – на русском. Вывеска на школе также только на русском.

Читайте также  «Южный ветер»: российский проект «легитимизации» оккупации Крыма

https://politua.org/2019/03/27/61342/

Движение по выталкиванию украинского языка началось сразу после российского вторжения и аннексии Крыма. В апреле 2014 года Наталью Руденко, которая долгое время руководила украинской гимназией в Симферополе, заставили уволиться.

Впоследствии было «решено», что в следующем году школьникам позволят выбирать язык обучения. На практике же произошло так, что в Симферопольской украинской гимназии и других школах родителей подвергли огромному давлению, чтобы они не просили о классах с украинским.

В то время как Россия заявляла – и никогда с подтверждениями – что русские и русскоязычные люди чувствовали себя в опасности в Крыму, на самом деле именно родители, которые хотели, чтобы их детей учили украинский, сталкивались с трудностями. Именно перед аннексией 90,7% школьников учились на русском, 6,5% – на украинском, и 2,7% – на крымскотатарском.

99,2% всех крымскотатарских детей изучали русский язык как предмет. Было 7 школ, где все предметы преподавали на украинском, и 15 – на крымскотатарском. Было также несколько школ, которые предлагали преподавание на двух языках.

На 2014/15 учебный год только в одной из 532 крымских школ была полная программа на украинском, а общее количество украинских классов упало с 875 до 163. На 2016 год было всего 28 классов, что означает, что только 371 ребенок получал образование на украинском. Это составило 0,2% от всего количества детей в школах Крыма.

В условиях российской оккупации на полуострове царит такая антиукраинская пропаганда, что родители просто боятся настаивать на украиноязычном образовании для своих детей.

В марте 2017 Международный суд ООН начал предварительные слушания исков Украины о нарушении Россией двух конвенций организации – о борьбе с терроризмом, исходя из роли этой страны в вооруженном конфликте на Донбассе, и о недопустимости любых форм расовой дискриминации, а именно против крымских татар и этнических украинцев оккупированного Крыма.

https://politua.org/2019/03/27/61339/

Суд признал юрисдикцию prima facie по двум этих исков (разбивая надежды России на то, что они будут отклонены). Важно, что суд также согласился на то, что в оккупированном Крыму необходимо провести предварительные мероприятия до принятия окончательного решения.

Он приказал России снять свой беспрецедентный запрет на Меджлис крымских татар, который является органом самоуправления главного коренного народа Крыма. Суд также приказал России предоставить доступ к образованию на украинском. Голосование за последнее решение было единодушным, в то время как по Меджлису было принято большинством голосов – 13 против 3.

Россия отказалась выполнять все решения суда.

Галя Койнаш, «KHPG»

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...