Диверсионный-террористическая тактика на Донбассе. Ожидать ли российского «предвыборного наступления»?

Ситуация на линии разграничения на Донбассе остается стабильно тяжелой – продолжаются постоянные обстрелы со стороны боевиков.

Правда, общая картина понемногу меняется – армейцы перешли от пересиживания вражеских обстрелов к активному ответному огню, пишет Михаил Жирохов на страницах «Деловой Столицы».

Во многом этому способствует позиция командующего войсковой операции генерала Наева. Как байку, пересказывают его визит в один из батальонов на «нуле», когда ему пожаловались на работу вражеского снайпера, а он ответил в стиле польского короля Хмельницкому типа «А у вас что, нечем ответить?»

После потерь января был полностью снят запрет на применение современных противотанковых комплексов «Стугна-П» и «Корсар», и результат не замедлил сказаться – «уполномоченная по правам человека в «ДНР» некая Дарья Морозова заявила, что за два месяца (январь – февраль 2019 г.) погибло 25 «военнослужащих Народной милиции «Донецкой народной республики».

И это только на оккупированной части Донецкой области (да и то, судя по сводкам пресс-службы ООС, далеко не все), а есть еще Луганщина, где последние две недели было очень горячо. Используя выгодные в географическом отношении позиции, отличились противотанкисты как 54-й, так и 30-й бригад, усиленные батальонной группой полка НГУ «Азов».

Тут и почти полностью разваленный опорный пункт противника между Первомайском и Золотым, и обстрелянные ДЗОТ и позиции на Светлодарской дуге и под Горловкой. А на днях – 1 марта – «азовцы» сбили на Светлодарском направлении российский дрон типа «Элерон». Как сообщается, его пропустили через первую линию окопов, а потом заградительным огнем из штатного стрелкового оружия сбили на высоте 150 м.

Вообще радиоэлектронной борьбе на фронте с нашей стороны уделяется все больше внимания, что отмечают не только военные, но и миссия ОБСЕ. Так, в одном из последних сообщений от 28 февраля наблюдатели отметили две «автоматизированные станции постановки помех (Р-330Т) рядом с н. п. Бахмут».

По всей видимости, речь идет о комплексе «Мандат», который производился до войны в Донецке, а ныне в Запорожье. О его закупках говорили в прошлом году официальные лица Министерства обороны Украины.

https://politua.org/2019/03/05/59903/

Высокая эффективность применения современных противотанковых комплексов – это результат долгосрочной продуманной политики. Тут и закупленные тренажеры для подготовки расчетов (есть не только в Десне, но и Старычах), и финансовая составляющая (противотанкисты не только получают больше, чем остальные бойцы, но и работает система премий за уничтоженные «коробочки» противника).

Ну и, само-собой, отечественные комплексы гораздо эффективнее советских «Фаготов» и «Метисов» и их очень много – за последние годы закупки ракет идет на сотни в год, да и производство налажено достаточно ритмично, что позволяет не задумываться об оперативных запасах на случай большого обострения на фронте.

Не все спокойно и в тылу противника. Так, 23 февраля в Луганске возле так называемой «военной комендатуры «ЛНР» был подорван дежурный автомобиль, который использовался для перевозки личного состава на случай чрезвычайного происшествия.

Ранены как минимум три человека. В подконтрольные террористам СМИ информация почти не просочилась, однако в городе идут усиленные проверки документов и вещей, поквартирные обходы.

А через два дня в оккупированной Макеевке пытались ликвидировать командира так называемого подразделения «МВД «ДНР». В результате взрыва был серьезно поврежден автомобиль Renault, его владелец получил ранения, однако выжил.

Понятно, что, скорее всего, это внутренние разборки за финансовые потоки из РФ или возможность разграбить оставшиеся предприятия Донбасса, однако подрывы весьма показательны.

Не имея возможности реально ответить на огонь на линии соприкосновения, боевики прибегли к излюбленной террористической тактике обстрелов населенных пунктов на прифронтовой территории.

Буквально свежий пример. Во время ночного обстрела на 1 марта были повреждены сразу три жилых дома и хозпостройки в селе Троицкое на Луганщине. Как сообщил руководитель гуманитарной миссии «Пролиска» Евгений Каплин, в повреждённых домах по улицам Щорса и Красная проживали шесть мирных жителей. Одна женщина получила ранения, другая была контужена.

https://politua.org/2019/03/05/59900/

Как сообщил Каплин, в их дома уже попадали снаряды и «… на протяжении 2015-2017 гг. женщина проходила долгосрочное лечение от контузии, полученной в прошлые разы; недавно была выписана из больницы, вернулась назад, проживала с супругом в летней кухне на территории своего домовладения, и вновь получила контузию в ходе инцидента этой ночью». Волонтеры помогли пострадавшим семьям продуктами и материалами для временного ремонта.

По данным наших военных, стрельба велась из минометов и тяжелой артиллерии. В пресс-центре операции Объединенных сил сообщили, что Троицкое было обстреляно из временно неподконтрольного Украине поселка Калиново.

Что дальше? Чем ближе выборы, тем больше шанс на локальное обострение. Однако у российского командования уже есть понимание, что каждое такое обострение будет стоить серьезных потерь как в технике, а особенно в личном составе. И это на фоне хронической нехватки людей в окопах весьма болезненно может сказать на морально-психологическом состоянии всего «воинства».

С другой стороны, российским офицерам (а не секрет, что в оккупационных корпусах все высшие и средние офицерские должности заняты кадровыми военнослужащими армии РФ) по большому счету плевать на потери – они приезжают сюда заработать немного денег и впоследствии сделать карьеру – поэтому если будет «отмашка» из Кремля они без всякого сожаления пошлют фактически на убой свой личный состав из местных.

Михаил Жирохов, «Деловая Столица»

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...