Сбежавшая звезда «Новороссии». Заслуживает ли Дрюк награды?

Переход прототипа «Ополченочки» на сторону Украины – важнейший пропагандистский фактор, которым Украина уже начала пользоваться.

История о «народной героине Новороссии» Светлана Дрюк, которая перешла на сторону украинской армии и теперь готова свидетельствовать против России в Гаагском трибунале, выглядит очень неоднозначно, пишет Лариса Волошина на страницах «Деловой Столицы».

Для одних эта история станет лишним доказательством того, что украинские граждане, поверившие российским пропагандистам, начинают приходить в себя. Вот и стремятся загладить свою вину перед Украиной. Для других – слова Светланы Дрюк о том, что она убивала, но «тогда время было такое»; что готова вернуться на Донбасс и воевать с другой стороны фронта – все это может звучать оскорбительно.

Многие уже отмечают, что женщина, находившаяся в рядах «ЛНР» с 2014 года, дослужилась от простой санитарки до командных постов не просто так. Мол, она осознанно подняла оружие против сограждан, выслуживалась перед оккупантами – «А теперь ей медаль?!».

Найдется и такие, кто осудит украинское государство за мягкость. Вот только ценность всей этой истории не в том, что женщина-боевик раскаялась. А в том, какие смыслы стоят за добровольным сотрудничеством одной из известнейших персон, настоящим символ «Новороссии».

Светлану Дрюк не брали в плен, не выманивали на свободные территории обманом. Она приняла решение, вывезла важные для Украины доказательства, дала сведения, которые позволили партизанам взорвать под носом у россиян 8 новейших танков. А еще она прототип пропагандистского фильма «Ополченочка», о чем на оккупированной территории Донбасса известно каждому.

Переход такой персоны является важнейшим пропагандистским фактором, которым Украина уже начала пользоваться вовсю. Ведь раз бегут командиры, значит не все прекрасно в королевстве Донбасском? Для жителей же свободных украинских земель этот случай должен стать уроком. Ни для кого на оккупированных территориях роль Российской Федерации не является секретом.

Жители оккупированных территорий прекрасно осознают факт оккупации. Отрицание наличия российских войск на Донбассе, мантра про «гражданский конфликт» являются враньем. Они свидетельствуют не о неосведомленности говорящего, а о его личном отношении к факту вторжения иностранных войск на суверенную украинскую территорию.

Светлана рассказывает, что россиянам запрещают вступать в близкие связи с «аборигенами». Другими словами, украинские граждане, оказавшиеся в оккупации прекрасно знают, что им отведена роль людей второго сорта. И это не мешает многим из них воевать на стороне России, одновременно рассказывая, как в Украине их не уважают.

Из слов перебежчицы ясно, что на подконтрольную территорию ее привело отнюдь не раскаяние. Сотрудничать с украинскими спецслужбами она начала, доверившись своему близкому другу, который оказался украинским разведчиком. Любовный роман? Месть бывшему руками нового любовника? Очень может быть. Она до сих пор использует словечки из арсенала российских пропагандистов, когда говорит, что бежала в Украину. Так, будто оккупированные районы Донецкой и Луганской областей – это совсем другая страна.

Пример Светланы показывает, что наивная вера украинцев в то, что стоит людям на оккупированных территориях осознать правду, и они сразу захотят возвращения в лоно украинского государства – ошибочна. Для работы с искренними фанами «Новороссии» требуется что-то большее, чем демонстрация успешности и всепрощения Украины. Необходимы программы по ментальной интеграции людей, которые сегодня оказались в зоне российского влияния. Нужно принимать закон о коллаборации, где бы четко указывались наказуемые виды сотрудничества с врагом.

Это необходимо для того, чтобы снять страх у невиновных. Украина должна установить правовые границы для своих граждан, оставшихся на оккупированных территориях, чтобы они понимали, что из их действий является выживанием, а за что придется нести ответственность.

https://politua.org/2019/03/04/59832/

Учительницы, медсестры, врачи, пожарные должны перестать бояться возвращения Украины. Параллельно необходимо запускать программы прощения. Для тех, кто искренне раскаялся, сложил оружие и стал полезным своей стране. Амнистия должна быть персональной. Вина ведь тоже бывает только личной. Это основные принципы, которые необходимо доносить до жителей оккупированных территорий.

И в заключении, давайте еще раз вернемся к истории с завербованной «героиней мятежного Востока». Что мы имеем на сегодняшний момент? Горящие танки, гигабайты секретной информации, высоколобые судью, слушающие правду о том, что творят на украинских землях российские оккупанты.

Женщина, рискнувшая жизнью, чтобы добровольно рассказать – а главное доказать – что Россия воюет с Украиной. На заднем плане российский ГРУшник, который не может объяснить московскому начальству как же так вышло, что в подведомственном ему гетто украинские разведчики вербуют «героев», взрывают российские танки.

Можно снимать блокбастер. Сагу об украинских Джеймсах Бондах. А в это время где-то в Москве заплакал маленький Путин и обиделся на обгадившегося Суркова. Это красиво. Согласитесь.

Лариса Волошина, «Деловая Столица»

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...