Донбасское гетто. В ОРДЛО решили закрыть «границу» с Украиной

Местные СМИ, подконтрольные оккупационный властям, заговорили о критической нехватке кадров в «молодых республиках».

Последнюю неделю мы наблюдаем обострение на линии соприкосновения на Донбассе. Причем все маркеры указывают, что впереди нас ждет очень «горячая» весна и нынешние 12-15 обстрелов в день со стороны «гибридов» будут казаться «ни о чем», пишет Михаил Жирохов на страницах «Деловой Столицы».

Однако во всей этой непростой ситуации есть и несколько моментов, которые позволяют с оптимизмом смотреть на будущее обострение. Я имею ввиду просто лавинообразный рост потерь боевиков. Причем если раньше о реальных «двухсотых» противника говорили с нашей стороны только пресс-служба ООС да редкие «информационные активисты», которые ведут неофициальный список потерь «с той стороны», то сейчас об этом вынуждены говорить и штатные пропагандисты.

Так, тот же бывший украинский адвокат, разыскиваемый за мошенничество, Руслан Баклан (который ныне представляется как «начальник пресс-службы управления Народной милиции ДНР капитан» Даниил Безсонов) только за один день (23 февраля) вынужденно признал, что «три ополченца самопровозглашенной Донецкой народной республики погибли из-за обстрелов со стороны украинских силовиков в течение прошедших суток». И это при том, что наши официальные и неофициальные источники говорят минимум о четырех погибших, в том числе, и командире батальона «9-го полка морской пехоты ДНР» по прозвищу «Грек». И это только один случай, без учета всей протяженности линии соприкосновения.

О том, что и, например, на луганском и светлодарском направлениях для боевиков не все так просто, свидетельствуют многочисленные видеоролики, которые выкладывают в сети. Такие видео с фиксаций результатов ответного огня с беспилотника снимали с начала противостояния, но только в последний месяц командование (уж не знаю, гласно или негласно) дало «отмашку» на их публикацию. И вот с помощью этих кадров вполне можно сделать выводы о тех направлениях, где враг пытается атаковать наши позиции.

Карта.

Итак, это, прежде всего, Ясиноватская развилка в Донецкой области и район оккупированного Первомайска Луганской области. Кроме того, есть информация, что серьезное обострение происходит на приазовском направлении, но традиционно информации оттуда практически нет, не доезжает туда и миссия ОБСЕ. Зато местные паблики регулярно пишут об артиллерийских перестрелках в районе Широкино, боях под Водяным и Павлополем.

А еще на фоне обострения на фронте происходит и крайне неприятный для жителей временно оккупированных территорий Донецкой и Луганской областей процесс: все идет к тому, что в ближайшее время оккупационные власти закроют выезд из ОРДЛО. Причем это будет сделано якобы для того, чтобы оградить граждан «молодой республики» от «террористической угрозы со стороны киевской хунты».

И для этого есть все основания: социально-экономическая ситуация на оккупированных территориях постоянно ухудшается, так что местным коллаборантам после посещения свободного Донбасса все сложнее вливать в уши байку о том, что «Украина вот-вот загнется» и «замерзнет», а «ЛДНР» процветают. Еще сложнее не то, что пополнять «армию», а даже просто восполнять быстро растущие потери в виде убитых, раненных, пленных и больных.

А отток профильных специалистов – это отдельная «песня». Даже местные СМИ, подконтрольные оккупационный властям, заговорили о критической нехватке не только медиков и учителей, но и шахтеров. Да что там шахтеров – даже дворника и уборщицу все сложнее найти. А то, что выпускают «учебные заведения ОРДЛО», вообще ниже дна в плане профпригодности.

Поэтому Пушилину и компании срочно надо закрывать границы и, желательно, покрепче. Для выполнения этого плана все средства хороши. Можно, например, начать задерживать людей, которые вынуждены приезжать со свободной территории «проведать» свое жилье или больных родителей, как это было на днях с госслужащим из Волновахи, которого захватили боевики в Макеевке.

А можно, например, регулярно устраивать провокации на немногочисленных пунктах пропуска. Не только сознательно создавать многодневные очереди, чтобы в них умирало как можно больше стариков (статистика смертей только за последние пару месяцев поражает), но и обстреливать – то из стрелкового оружия, то противотанковыми ракетами (как это часто бывает на том же «Гнутово»).

Подорванная машина.

Можно организовать подрыв гражданского автотранспорта, как это было, например, 23 февраля, когда в районе пропускного пункта боевиков под Еленовкой на противотанковой мине подорвался микроавтобус «Мерседес Вито», который вез «пенсионных туристов» из Снежного. В результате погиб водитель и сидевшая рядом его мать. Обстоятельства трагедии до сих пор непонятны.

Боевики говорят, что «микроавтобус выехал на разделительную полосу, она оказалась заминированной». Но судя, по фото и видео, произошло это за блок-постом боевиком. От кого боевики минировали свой тыл? К тому же, там ежедневно проезжают сотни машин, а подорвалась именно эта и именно в этот день.

К сожалению, ответ может быть только один – это спланированная провокация в стиле лета 2014-го, когда российско-террористические формирования обстреливали тот же Луганск для того, чтобы «поднять Донбасс против «бандер». И это уже невозможно списать на украинскую пропаганду.

Боевики из того же луганского бандформирования «Заря», сбежав в Россию или попавшись в руки СБУ на свободной территории, долго и охотно рассказывают об этом. Причем с такими подробностями, позывными и географическими привязками, которые невозможно придумать.

Дальнейшее развитие ситуации на фронте будет зависеть только от одного фактора – погоды. Даже если противник попытается «прощупать» нашу оборону, у группировки есть необходимые составляющие для эффективного отражения нападения – и достаточное количество современного оружия (что ярко подтвердили события «войны ПТУРов, когда в ход пускали даже довольно дорогие «Стугны» и «Корсары») и даже разрешение от командования на открытие ответного огня.

Михаил Жирохов, «Деловая Столица»

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...