Путин – милитарист и миротворец одновременно. Кремлевские мечты о новом Карибском кризисе

Основной посыл последней речи Путина – выражение надежды на возникновения напряженной, кризисной ситуации, позволяющие России диктовать свои условия миру.

В послании Путин говорил то, что, как объяснили ему аналитики, опирающиеся на опросы, хотят услышать люди. А потом встретился с представителями печатных СМИ и информагентств (ну, это как будто бы у нас сейчас 1950е гг.). На встрече (в опубликованном Кремлем фрагменте), собственно, только две темы, – пишет на своей странице в Facebook российский политолог, филолог и журналист Кирилл Рогов: эти самые супер-вооружения, которые предполагается размещать на воде вблизи от берегов США, и создание автономного интернета.

Это не просто – довесок к посланию, вынутый из текста, чтобы соблюсти баланс в пользу «социальных тем». Это то, о чем реально Путин хотел говорить (подлтеное время, адекватный ответ на угрозы и проч.). Это и есть два реальных приоритета, два первоочередных нацпроекта, встроенных в общую рамку «новой (советской) легитимности».

Во фрагменте со встречи с редакторами особенно интересен пассаж про Карибский кризис. Путин говорит про него в отрицательном смысле (мол, сейчас нет никаких оснований для такого кризиса), но сразу понятно, что в положительном. Как я уже говорил (ссылку на эфир с Алексеем Нарышкиным смотрите ниже), отсылка к 1950-м гг. – «золотому веку» советской системы – принципиальная в послании, такая идеальная рамка и ключ к пониманию нарисованной в нем картине будущего суверенного «прорыва» в технологиях и экономике.

Мысль Путина состоит в том, что запуск спутника – это начало эры баллистических ракет, поэтому это событие сопоставимо с созданием гиперсупер-звукового блока. Тема спутника хороша тем, что является одновременно военным посланием тем, кто понимает, и мирным посланием в глазах непосвященных (выход СССР на технологический фронтьер в освоении космоса).

Карибский кризис также отсылает к советскому «золотому веку». Более того, корни Карибского кризиса, как мы помним, – это размещение американских ракет средней дальности в Турции в 1961 г., что сократило подлетное время до Москвы для американских средств доставки.

Москва придумала на него асимметричный ответ – размещение ракет на Кубе. На встрече с редакторами в свою очередь обсуждается ответ на размещение (гипотетическое) американского оружия в Грузии и Украине, сокращение подлетного времени и асимметричный ответ Кремля в виде морских установок с супер-комплексами.

Сложив произнесенный текст и фрагмент, вынесенный на встречу с «редакторами», мы можем увидеть путинское послание в авторском, так сказать, первоначальном и полном варианте, и обнаружим, что тема военного противостояния с США является в нем центральной. А срединная часть произнесенного послания про развитие экономики на основе технологического рывка становится как бы приложением к военно-стратегическому приоритету.

#реконструкцииВ послании Путин говорил то, что, как объяснили ему аналитики, опирающиеся на опросы, хотят услышать…

Geplaatst door Kirill Rogov op Donderdag 21 februari 2019

Внутренняя политика, впрочем, также понимается как продолжение военной: Путин объясняет (на встрече с «людьми 50х») предстоящее отключение рунета тем, что интернет придумали американцы для того, чтобы собирать «оборонную информацию». Это и есть такая рамка легитимности «холодной войны»: вышел в несуверенный интернет – оказал пособничество врагу, помог ему собрать оборонную информацию.

В общем, это совсем другое послание, нежели то, которое можно услышать из его сокращенной, профанной части. И тема возможного ядерного кризиса по типу Карибского вшита в него довольно плотно, в самую его сердцевину.

Кирилл Рогов, Facebook

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...