Российская борьба с коррупцией. Почему российская пропаганда боится поднимать эту тему?

В восприятие россиян сообщения о борьбе с коррупцией, особенно в высших эшелонах власти, становятся подтверждением ее существования и глубины проникновения, а не свидетельством борьбы.

Екатерина Шульман спрашивает коллег, следящих за информационной политикой, сопровождаются ли громкие аресты последнего времени, в частности – великолепное задержание сенатора Арашукова прямо на заседании СФ, информационной кампанией на ТВ, пишет на своей странице в Facebook российский политолог, филолог и журналист Кирилл Рогов.

Коллеги дружно отвечают, что нет! И удивляются. Аббас Галлямов считает это непрофессионализмом и недоработкой пропагандистов.

На самом деле, проблема эта известна еще по кейсу Васильевой-Сердюкова. Красочные разоблачения подруги министра обороны произвели огромное впечатление на аудиторию (упоминания истории как запомнившегося события держалось в опросах очень долго) и привело к ровно обратному эффекту – резкому росту индекса восприятия коррупции (представлений населения о тотальной коррумпированности власти).

Новости про коррупцию потребляются населением жадно, но воспринимаются не как свидетельства борьбы с коррупцией, а лишь как свидетельства коррупции и подтверждение худших предположений обывателей. В результате, парадокс: в последние три года мы имеем самую масштабную со сталинских времен кампанию репрессий против элит по хозяйственным делам, которая не сопровождается соответствующей информационной кампанией.

Читайте также  США считают Россию ответственной за химические атаки в Сирии

Екатерина Шульман спрашивает коллег, следящих за информационной политикой, сопровождаются ли громкие аресты последнего…

Geplaatst door Kirill Rogov op Maandag 18 februari 2019

Отчасти это связано с тем, что репрессивная кампания адресована в первую очередь не населению, а самим элитам. Но не только.

Неправильно было бы думать, что эта кампания репрессий вовсе не производит эффекта в массовом сознании. Производит. Индексы восприятия коррупции находятся ниже пред-крымских и ожидаемых сегодня (в связи с общим падением доверия к режиму) значений.

Почему? Рискну предположить, что для определенных контингентов сообщения об арестах (даже без излишнего педалирования их причин) имеют положительный эффект: они демонстрируют этим контингентам, что в государстве есть «сильная рука», которая старается поддерживать «Порядок». Такой контингент обывателей социологи описывают с помощью концепта «авторитарной личности».

Иными словами, аресты сами по себе (без объяснения причин) работают на концепт «Порядка», а вот объяснение их «борьбой с коррупцией» работает в обратную сторону, лишь увеличивая убежденность респондентов в высоком уровне коррупции.

Здорово было бы, если бы кто-то из социологов, работающих на фокус-группах, проверил эту гипотезу.

Кирилл Рогов, Facebook

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...