Продать Курилы Японии. Какой торг ведет Кремль с Токио

Маневры российской пропаганды вокруг темы Курил позволяют отслеживать ход торгов.

Интересный поворот в подаче курильской темы для россиян, черпающих знания о мире из Путин-TV и русскоязычного сектора сети, наметился в последние два дня. Российские источники разом заговорили о том, что стоит России уйти с Курил, как США разместят там свои базы. При этом россияне ссылались на Синдзо Абэ – дескать, он сам это сказал, об этом пишет на страницах издания «Деловая Столица» Сергей Ильченко.

Следом за этим росСМИ стали широко цитировать пространный экспертный анализ о том, как будет протекать война между Россией, с одной стороны, и Японией в союзе с США – с другой.

А все так хорошо начиналось…

Между тем еще в начале января росСМИ массово цитировали командующего американскими ВС в Японии генерал-лейтенанта Джерри Мартинеса, заявившего, что «на данном этапе у США нет планов размещать войска» на островах южной части Курил в случае их передачи Токио. И хотя оговорка про «данный этап» вносила элемент двусмысленной неопределенности, но, с другой стороны, что еще мог сказать Мартинес, не уполномоченный что-либо гарантировать, тем более – на вечные времена. Цитата подавалась именно в том смысле, что будет все хорошо: США свои базы на Курилах не развернут.

При этом было непонятно, с какой такой сакуры Мартинесу задали вопрос о передаче Курил. Если это очередная провокация японской военщины, недобитой в 1945-м, ее следовало гневно обличить, сказав, что Курилы – сакральное место России, и ни пяди земли, ни рыбьего скелета японцам не видать.

Если переговоры были на мази – должны были последовать заверения в вечной российско-японской дружбе с ее многовековой историей, которая стала только крепче, выдержав все испытания. Ну и, конечно, новость о том, что работники Нижнетагильского танкового завода уже написали письмо Путину с просьбой подарить Курилы японцам, поскольку они с русскими практически один народ. Но ни того, ни другого в информациях не было, и они странно повисали в воздухе.

Затем, начиная с 20 января, тон в российских СМИ стал меняться. И 29 числа в «Военно-промышленном курьере» вышла статья доктора военных наук, бывшего замминистра обороны Абхазии генерал-полковника Анатолия Зайцева «Удар по Курилам – возможный сценарий», где война между Россией и Японией рассматривалась как нечто вероятное.

По утверждению автора, в случае начала боевых действий на Курилах «уже на следующий день» появятся американские военные базы. Это утверждение смотрится, надо сказать, несколько двусмысленно. Что же героические российские пограничники – неужели не встанут насмерть в круговой обороне, побив рекорд Брестской крепости? Зачем же тогда на Курилах закапывали и бетонировали десятки списанных тяжелых танков ИС-3?

А в промежутке между двумя крайностями – от «мирной передачи» до «готовящейся агрессии» – 22 января на «Ленте.ру» вышла обширная статья старшего научного сотрудника Центра японских исследований Института Дальнего Востока РАН Виктора Кузьминкова, который утверждал, что проблема вообще надумана.

Во-первых, спорные острова в любом случае российские. Во-вторых, Япония отказалась от Южного Сахалина и Курильских островов вообще, а не в чью-то пользу. В-третьих, Сан-Францисский договор, в рамках которого был сделан этот отказ, предусматривает, что если Япония договорится о мире с каким-то государством и даст ему что-то сверх того, что предусмотрено этим договором, то она обязана будет дать то же самое остальным подписантам числом 47.

https://politua.org/2019/02/01/57953/

Иными словами, единственный шанс для Японии получить острова – это признать российские права на них, после чего Россия сможет уже распоряжаться ими полноправно, в то время как сегодня она владеет ими не де-юре, а на исторических основаниях, «потому что никто другой не предъявил своих претензий».

Было упомянуто и о том, что «в 1956 г. Советский Союз пошел навстречу Японии и добровольно согласился передать ей Хабомаи и Шикотан, но только после заключения мирного договора». Но не сложилось, и обещание передать острова было аннулировано в ответ на требование Японией еще двух островов и подписания ею нового договора о взаимном сотрудничестве и безопасности с США.

В статье масса натяжек, но ловить Кузьминкова за руку – пустое дело, нам важен месседж, вбрасываемый им в обсуждение: «признайте, что острова наши, а там уже посмотрим, что с ними делать».

Итак, с 9 по 29 января российско-японское обсуждение курильского вопроса сменило полярность с плюса на минус. Но это внешняя сторона, а что же происходит под ковром?

Зачем понадобился мирный договор?

Особой нужды в договоре не видно, а разговоры о том, что после его подписания в Россию хлынут японские инвестиции и технологии, лишены оснований. Отсутствие договора не мешает японско-российскому сотрудничеству в тех случаях, когда обе стороны этого хотят, но Японии просто не очень интересна Россия.

«В условиях мощного послевоенного экономического рывка и последующей глобализации, – пишет в «АиФ» Вячеслав Костиков, – Япония обзавелась таким количеством выгодных партнеров, создала такую сеть устойчивых экономических и финансовых связей, что вовлечение в эту глобальную японскую империю России не представляется для японцев жизненно необходимым. Главным их партнером остаются США, на которые ориентированы 42% японского капитала».

Однако Россия сегодня до крайности нуждается в Японии – и в ее инвестициях и технологиях. В поисках выхода из санкционной петли Кремль разглядел в Токио и лично в Синдзо Абэ слабое звено. Видя, что если не решение, то по меньшей мере сдвиг переговоров по островам с мертвой точки для Абэ – вопрос престижа, Путин предложил ему острова в обмен на выход Японии из системы антироссийских санкций – то есть за доступ к технологиям и инвестициям.

А для того чтобы японцы провисели на этом крючке подольше и не могли отыграть назад под давлением США, Москва решила превратить возврат островов в шоу, растянутое на десятилетия. С не вполне ясным результатом, но выстроенное так, чтобы и японская, и российская сторона, участвующие в нем, могли получать очки на внутриполитическом рынке.

Но японцы уперлись, а Кремль в ответ тоже сдал назад, представив для внутрироссийской аудитории дело так, что «если мы уйдем с островов, там немедленно появятся американцы».

Чего не сказал Синдзо Абэ?

Чтобы прикрыть переговорный провал, Москва и вбросила в информационный оборот версию о том, что именно Абэ подтвердил немедленное размещение американских баз на спорных островах после их возврата Японии. При этом ни одна из таких новостей не имеет ссылки на первоисточник. Между тем мониторинг японских СМИ не обнаруживает таких высказываний Абэ. Ни о том, что острова вот-вот вернутся в Японию, ни о том, что там будут размещены базы США, Абэ не говорил.

Зато Абе говорит, что острова, все четыре, – японские, и на этом он стоял и стоять будет, а значит, переговоры с Россией по этому поводу будут идти, невзирая на все сложности, пока не будет достигнут единственно приемлемый для Японии результат. И еще Абэ говорил, что присутствие американских военных в Японии способствует миру и стабильности в стране и не представляет угрозы для России.

https://politua.org/2019/02/01/57947/

В японских СМИ обнаружились и две информации, не связанные напрямую с островами, но явно подпортившие настроение Москве. Во-первых, США предоставят Японии два комплекта своей противоракетной системы Aegis Ashore, которые к 2023 г. прикроют префектуры Акита и Ямагучи от ракетной активности Ким Чен Ына. Во-вторых, они реконструируют свою базу на Окинаве.

Иными словами, отношения между Токио и Вашингтоном тесные и теплые, и никакого резона ссорится с США, выходя из санкций, для Абэ нет. А значит, нет смысла и в следовании «плану Путина» по признанию российского права на спорные острова. Причем этот аргумент – только небольшой довесок к тому, что любой японский политик, сдавший острова России, превратился бы в изгоя, которому не то что в японской политике – в самой Японии выжить стало бы проблематично. И у Абэ таких самоубийственных планов точно нет.

Зато у него есть все резоны продолжать торг по островам, поскольку сам факт их выставления на торги – а припертый к стене Путин их на торги выставил – говорит о том, что Россия выдыхается. И если сегодня цена, названная в Москве, не лезет ни в какие ворота, то завтра она может быть существенно снижена. А на Востоке умеют торговаться и ждать.

Сергей Ильченко, «Деловая Столица»

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...