Российские пляски вокруг The New Times. Подробности скандального «штрафного дела»

Триумфальный сбор средств на штраф для The New Times вызвал разноречивые отклики в среде оппозиционной общественности. Одни видят в этом большой успех гражданского общества.

Оно показало, что способно на проявление солидарности, на мобилизацию, на известные издержки. Показало, что способно помешать властям вот так примитивно удушить какое-то конкретное независимое издание. Продемонстрировало силу. Не только другим, но, может быть, в первую очередь – себе. И это придаст ему веры в собственные силы, пишет Александр Скобов на страницах «Грани.Ru».

«Это демонстрация возможностей свободного общества. Это форма давления им на психику и напоминание о том, что они ***и, а мы люди. Это форма самоидентификации и сплочения. И, конечно, просто человеческая поддержка Евгении Альбац. Вам мало?» – пишет Виктор Шендерович.

https://politua.org/2018/11/16/53357/

Но есть и скептики. Они считают, что пытаться таким способом отстоять свободу слова – это все равно что кормить «проклятого колорадского жука, чтоб он подавился». Не подавится. Напротив, ему может понравиться. И он просто начнет таким образом тянуть из «гражданского общества» деньги.

Не лучше ли отказаться подчиняться заведомо нечестным правилам, которые навязывают кремлевские бандиты? Не платить им штрафы. Сказать: да отбирайте вашу регистрацию! Мы будем работать вообще без регистрации.

Или зарегистрируемся за границей. Разместим там недоступный для ваших «органов» минимальный «головной офис» и будем работать дистанционно. Что мешает зарегистрировать новый журнал, такой же, но без артикля, в уютной Риге (Тбилиси, Киеве – нужное подчеркнуть)?

https://politua.org/2018/11/16/53353/

После встречи с Евгенией Альбац Дмитрий Гудков подробно объяснил, что мешает. В случае невыплаты штрафа наступает «субсидиарная ответственность» – банкротом объявляется журнал. А дальше приставы приходят описывать имущество главного редактора, от телевизора до книг.

Кстати, «должнику» запрещается ездить за границу. Правда, за границу можно выехать до вступления судебного решения о штрафе в силу. С тем, чтобы уже не возвращаться до смены режима.

И тут выясняется, что главный редактор The New Times категорически не желает уходить в эмиграцию. Хочет оставаться со своим народом. Не хочет «призывать бороться, писать обличительные статьи – и при этом находиться в комфорте за границей, когда не грозит тюрьма».

https://politua.org/2018/11/15/53349/

Святое право. И я тоже рад не только за Евгению Альбац, но и за всех нас, что на эту отдельно взятую форс-мажорную ситуацию общество смогло так отреагировать. Но нельзя не видеть, что в целом проблему поддержания существования независимых изданий подобные акции не решают.

В РФ наштамповано достаточное количество безумных законов, чтобы практически любое издание можно было при желании объявить «иноагентом» и парализовать его работу чисто бюрократическими требованиями. Чтобы практически любое оппозиционное издание можно было обвинить в «разжигании вражды», «реабилитации нацизма» или «пропаганде несанкционированных публичных мероприятий».

В РФ любому независимому изданию, действующему в «легальном поле», можно просто не дать жить. Чисто по беспределу. Потому что в РФ выстроена система, при которой власти могут игнорировать любые юридические формальности, и суды всегда закроют на это глаза.

https://politua.org/2018/11/15/53322/

Читайте также  Европа обвиняет Россию в тиражировании фейков о коронавирусе

В РФ «легальное» оппозиционное издание может существовать лишь по милости Кремля и лишь до тех пор, пока Кремль считает для себя полезным эту милость проявлять. И границы допустимой в нем критики Кремля определяет сам же Кремль.

Путинская модель управления информационным пространством работает очень просто. Не будете соблюдать установленные нами неформальные границы допустимости – мы вас выжмем из «легального поля» в какой-нибудь блокируемый Telegram. Разжалуем из «солидных» в маргиналы. То есть статус официально зарегистрированного СМИ работает сразу и как пряник, и как кнут.

Ради этого Кремль и готов терпеть существование двух с половиной достаточно критических официально зарегистрированных изданий. Чтобы был стимул держаться за статус. Чтобы сохранялась иллюзия, что этот статус дает какие-то дополнительные возможности распространения информации и влияния на общественное мнение.

https://politua.org/2018/11/15/53327/

Существует крайняя точка зрения, что наличие нескольких «легальных» остро критических СМИ играет на руку исключительно Кремлю. Маскирует истинный характер режима. Это, конечно, упрощение.

И вряд ли продуктивно призывать всю оппозиционную журналистику добровольно уйти в «новый андеграунд», полностью неподконтрольный Кремлю, зато, в отличие от «старого андеграунда», широко доступный любому желающему через интернет, несмотря на все возможные блокировки. Оставить «легальное информационное поле» РФ исключительно соловьевым, киселевым и скабеевым.

«Выход из-под кремлевской юрисдикции», конечно, создаст оппозиционным журналистам определенные проблемы. И с доступом к эксклюзивной информации. И с допуском во всякие официальные учреждения, вроде того же «Собрания по Одобрению Сексуальных Домогательств депутата Слуцкого».

https://politua.org/2018/11/15/53305/

И все же единственный способ понизить эффективность кремлевского контроля над информационным пространством – это понизить привлекательность официального статуса в глазах журналистов. Максимально обесценить его. Чтобы в случае наезда со стороны властей с этим статусом были готовы расстаться легко и без сожалений.

Не дадут аккредитации? Но «Радио Свобода» десятилетиями качественно работало без аккредитации своих корреспондентов в Москве. Журналист без официально признаваемого властями «редакционного задания» рискует попасть в обезьянник после несанкционированного митинга?

Но журналисты и сейчас попадают туда достаточно часто. И если в Кремле думают, что мы готовы положить жизнь на то, чтобы в сто первый раз доказать в путинском «шемякином суде» нечестность этого суда, то это заблуждение.

https://politua.org/2018/11/15/53307/

Оппозиционный журналист должен знать, что ему есть куда уйти. Что есть качественная информационная площадка, недоступная ни Роскомнадзору, ни Следственному комитету, не подчиняющаяся российским репрессивно-запретительным законам. И готовая принять любых «погорельцев».

На формирование такой информационной площадки, информационной инфраструктуры, базирующейся за рубежом, и стоит направить усилия сегодня. Если вы, конечно, не верите, что в России с минуты на минуту произойдет «раскол элит» и начнется «восстановление раннепутинистической законности».

Александр Скобов, «Грани.Ru»

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...