Ментальная пропасть между Россией и Украиной. Террористка «Тереза» признана преступной неудачницей

История Ларисы Чубаровой, более известной в Украине по ее сепаратистскому позывному «Тереза» – это очередная убедительная иллюстрация того, насколько велика ментальная пропасть между «братскими народами».

Решение приговоренной к 11 годам тюрьмы жительницы Харькова с российским паспортом Ларисы Чубаровой не обращаться к российскому президенту Владимиру Путину с просьбой включить ее в списки на обмен, далеко не самопожертвование с некой гуманистической миссией, как могло бы кому-то показаться, а попытка как раз набить себе цену в глазах Кремля и таким путем добиться этого самого обмена, пишет Виталий Дяченко на страницах «Деловой Столицы».

Имя Чубаровой стало известно в Украине с апреля 2015 года, когда она была задержана в Харькове по подозрению в организации одного из терактов в городе. Когда же к задержанной гражданке России, проживавшей в Украине уже много лет, присмотрелись повнимательнее оказалось, что помимо диверсионной деятельности в Харькове, в ее послужном списке активное участие в харьковском Антимайдане, а после – личное участие в российско-оккупационных формированиях в подразделениях таких известных террористов как Игорь Безлер по кличке «Бес» и Александр Кожемякин по кличке «Алабай», лично допрашивала пленных и «отжимала» квартиры и машины у мирных жителей.

https://politua.org/2018/11/15/53290/

И это только эпизоды, доказанные судом. С доказательствами, кстати, проблем у суда не возникло. В сети полно фотографий «Терезы» в составе банд сепаратистов и с оружием в руках. Да и свидетелей, в том числе и побывавших у «Терезы» в плену достаточно.

Правда, ряд свидетелей утверждает, что «Тереза» не только допрашивала, но и пытала и даже лично застрелила двоих пленных. Кроме того, есть информация, что Чубарова является сотрудником российского ГРУ и поэтому была у боевиков в большом авторитете. Последнее в суде доказать уже не смогли, но и доказанного оказалось достаточно, чтобы посадить Чубарову на немалый срок.

Сама «Тереза» свою вину категорически отрицает, дескать, да, всегда была сторонницей русского мира, но никогда не воевала, а на оккупированных территориях занималась исключительно гуманитарными делами. При этом до недавних пор она не имела ничего против обмена пленных и, пусть и не прямо, но высказывала надежду на возможность обмена.

https://politua.org/2018/11/15/53284/

Неожиданный поворот случился в августе этого года, как раз в то время, как во всем мире активно обсуждали голодающего в российской колонии Олега Сенцова. Тогда, по словам Чубаровой, к ней в камеру пришел представитель украинского омбудсмена Людмилы Денисовой, который якобы долго уговаривал ее написать письмо на имя Путина с просьбой обменять ее на украинских заложников, удерживаемых в России. Речь шла об Олеге Сенцове, Александре Кольченко, Павле Грибе, Владимире Балухе и других. Тогда-то «Тереза» не просто отказалась писать Путину, но и написала обращение с призывом вообще отказаться от обмена как между Россией и Украиной, так и между Украиной и «ДНР» с «ЛНР».

Свою позицию Чубарова мотивировала тем, что практика обмена якобы поощряет украинские СБУ и прокуратуру заниматься форменным беспределом – отлавливать ни в чем неповинных граждан России, фабриковать против них дела, чтобы пополнять «обменный фонд». Дескать, я именно такая невинная жертва «кровавой хунты», но готова отсидеть свои 11 лет ради спасения других.

И хотя это обращение было написано еще 22 августа, известно о нем стало только сейчас, после того как его обнародовал адвокат осужденной. Примечательно, что сделал он это за месяц до рассмотрения в суде апелляции по делу Чубаровой.

https://politua.org/2018/11/15/53287/

Читайте также  Коломойский отрицает обвинения Минюста США

И хотя позиция Чубаровой кажется, как минимум, странной, попробуем разобраться, что это все может означать. В первую очередь, стоит отметить, что решение выступить против обмена может быть как личной инициативной «Терезы», так и выполнением команды российских кураторов. В последнем случае логика может быть очень простой.

Поскольку Кремль явно не спешит освобождать украинских заложников, не смотря на все усилия Украины и международное давление, такой вот демарш Чубаровой может стать дополнительным аргументом. Посмотрите, мол, менять то особенно не на кого, Сенцов осужден как террорист, а нам за него предлагают невинных людей, которые даже сами отказываются от обмена, чтобы иметь возможность доказать свою невиновность.

Если же решение выступить против обмена – это личная инициатива «Терезы», то тут есть сразу несколько аспектов. Во-первых, на практике обращение «Терезы» совершенно никаким образом не закрывает перед ней перспективы быть обменянной, если на то будет добрая воля Путина. Ведь в украинские списки на обмен она была внесена еще в июле, и сама себя из них вычеркнуть не может, даже если захочет.

https://politua.org/2018/11/15/53287/

Во-вторых, согласие на обмен накануне апелляции идет в разрез с позицией защиты Чубаровой в суде. Раз та пошла «в отказ» и утверждает, что дело против нее сфабриковано, просить об обмене практически равно признанию вины.

Ну и, в-третьих, отказавшись писать Путину просьбу обменять ее, «Тереза» даже увеличивает свои шансы на обмен. Похоже, Чубарова прекрасно понимает, что если бы она попросила у Путина обмена, да еще и по инициативе украинских властей, то в глазах Кремля стала бы просто предательницей, которая добровольно согласилась сотрудничать с украинскими властями и помогать им освобождать Сенцова. Плюс ко всему сам факт написания подобного письма воспринимался бы как слабость. Так что публичный отказ от обмена дает «Терезе» хоть какой-то шанс, что в Кремле обратят на нее внимание.

Пока же в России судьбой соотечественницы Чубаровой интересуются крайне мало, если не сказать вообще к ней равнодушны. Некоторые попытки пророссийских украинских СМИ слепить из «Терезы» ватный вариант Надежды Савченко периода ее пребывания в российской тюрьме никакого эффекта на россиян не возымели.

https://politua.org/2018/11/15/53262/

Во всяком случае сколько-нибудь заметного количества россиян, требующих вызволять мужественную защитницу «Новороссии», на необъятных просторах России не наблюдается. Как не наблюдается и интереса к другим гражданам России, осужденным в Украине.

Похоже, старая сталинская практика считать каждого попавшего в плен изменником и врагом народа сильна и в путинской России. О таких там в большинстве случаев предпочитают попросту забыть, как об отработанном материале. Единственные, кем россияне хоть как-то интересовались – это знаменитые Ерофеев и Александров, попавшие в плен под Луганском.

Но те с первых дней в плену признались, что они кадровые военные, были хорошо раскручены украинскими СМИ и могли бы наговорить много разного, если бы российские дипломаты не пообещали им обмен и те не поменяли риторику на стандартное «ихтамнет». К слову, после возвращения на родину ни об Ерофееве, ни об Александрове ничего не слышно.

https://politua.org/2018/11/14/53252/

Все это резко контрастирует с тем, как относятся к своим согражданам в российском плену украинцы, даже если эти сограждане оказываются потом кем-то вроде Надежды Савченко. И сколько бы Путин не повторял, что для него украинцы и россияне – это «один народ», но даже начатая им война с Украиной доказывает обратное.

Виталий Дяченко, «Деловая Столица»

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...