Россия несет полную ответственность за Керченскую бойню, – правозащитник

Атмосфера на полуострове и отношение к войне и оружию изменилось задолго до взрывов в Керчи. Россия целенаправленно прививает «русский мир» крымчанам.

Российский президент Владимир Путин заявил, что нападение на политехнический колледж в Керчи, в результате чего уже погиб 21 человек, преимущественно подростки, стал результатом «глобализации» и того, что повсюду терпят поражение, неправильно реагируя на новые вызовы, изменяющие мир, пишет на страницах сайта «The Kharkiv Human Rights Protection Group» («KHPG») правозащитница Галя Койнаш, перевод подготовлен изданием «Новое Время». Это удобная позиция, поскольку выносит ответственность за нападение за пределы России и режима, оправдывая таким образом государственное вмешательство в обеспечение молодежи, как утверждается, дефицитным, «необходимо, интересным и полезным контентом».

Не такую ​​точку зрения разделяет и большое количество людей, которые с опаской наблюдали за нарастающей милитаризацией крымского общества в целом, а особенно детей, в условиях российской оккупации. И хотя мы не знаем, и, наверное, никогда не узнаем, что было в голове у 18-летнего Владислава Рослякова перед тем, как он пошел на эту убийственную бойню, атмосфера в Крыму и отношение к войне и оружию очевидно тревожно изменилась со времен российского вторжения и аннексии в начале 2014 года.

https://politua.org/2018/10/25/52092/

Известная крымскотатарская журналистка и вдохновитель общественной инициативы Bizim Balalar ( «Наши дети»), которая помогает детям крымских политических заключенных, прокомментировала трагедию, прикрепив реальные фото детей, где их учили использовать оружие, а сами дети были одеты в военную униформу и участвовали в милитаризированных сценках. Лиля Буджурова пишет :

«По моему субъективному мнению, то, что произошло в Керчи, является результатом тотальной милитаризации детского сознания, которую насаждают в Крыму в последние годы. Все эти выставки военной техники на центральных площадях городов, где детей сажают за зенитки и учат как вести себя с автоматом. Все эти «патриотические» детские фотосессии с оружием в руках. Все эти детские военизированные эстафеты и парады под патронажем армии. Интересно, что в головах у тех людей, которые дают детям в руки «игрушки», предназначенные для убийства?»

Крымская правозащитная группа и другие общественные организации долгое время предостерегали об опасности военной пропаганды и умышленной милитаризации информирования населения. По-особому в целях кампании по дезинформации используют детей, наталкивая на разжигание вражды в Украине и прославляя войну в крымских школах.

https://politua.org/2018/10/25/52089/

Со времен прихода Владимира Путина к власти наблюдался все более заметный фокус на так называемом «военно-патриотическом» обучении на русском языке, которое Россия сегодня агрессивно и нелегально пытается навязать в оккупированном Крыму. Так называемое «военно-патриотическое» обучение предполагает надевание военной униформы и обучение использованию огнестрельного оружия.

Эта идея исходит из победы на войне благодаря вооруженному конфликту. Крымская правозащитная группа неоднократно предостерегала, что подобные меры направлены на легитимизацию российской оккупации Крыма и грубой, иногда убийственной, деятельности вооруженных полувоенных группировок, которые вместе с русскими солдатами работают над обеспечением контроля над полуостровом. Это также одна из попыток России побуждать к воинской повинности и служению в армии оккупантов. Как раз почти за год до бойни, российская призывная кампания в Керчи сопровождалась выставкой военных технологий, где детей вдохновляли играть в игры на танках и тому подобное.

Имеет место и прославления Второй мировой войны, и войны как таковой, посредством навязывания в течение двух последних лет моды на детские военные парады и униформы даже для младенцев.

https://politua.org/2018/10/25/52078/

Чрезвычайную нетерпимость демонстрируют против тех, кому страшно не по себе от такого «празднования» войны. Крымскотатарскую поэтессу Алие Кенжалиеву недавно предупредили о возможной уголовной ответственности за стихи о трагедии от войны. Подконтрольный России следственный комитет заявил, что эта поэзия вроде подпадает под статью российского уголовного кодекса по «реабилитации нацизма».

Стихи Кенжалиевой были опубликованы 9 мая в местной газете Qirim, и говорили о том, что война – это прежде всего печаль и трагедия, а не пафос и праздник, как повелось в условиях российской оккупации. Поэтесса писала:

«Смерть – не повод для празднования… Они учат людей любить войну, забывать трагедии, не молиться за души несчастных, не щадить такой хрупкий мир.

Учат любить войну, быть счастливым за то, что она состоялась, надевать военную форму, прославлять это в танцах и песнях, делать из этого праздник…»

https://politua.org/2018/10/25/52075/

В конце концов, следственный комитет решил не привлекать поэтессу к ответственности. Пожалуй, резонанс и волнение, вызванное потенциальным преследованием за стихи против войны как таковой, сделали проблематичным вынесение приговора даже для российских прокуроров.

Сергей Данилов из расположенного в Киеве Центра ближневосточных исследований, который тщательно следит за событиями в Крыму уже много лет, думает, что нападение в Керчи стало результатом общей атмосферы в Крыму и России.

«Крым – особый регион. Сейчас там происходит концентрация ненависти, представлений о том, что вокруг враги и все можно решить оружием». Вторую причину он видит в усилении травли в школах, что распространено, конечно же, не только в Крыму.

https://politua.org/2018/10/25/52072/

Почему разговаривать о религии на своей кухне – это терроризм, а убийства- массовое явление?

Как сообщалось, Россия изменила первоначальные формулировки о возбуждении уголовного дела по факту взрыва с теракта на массовое убийство вскоре после того, как стало понятно, что Росляков не был крымским татарином и нет ничего, что позволило бы утверждать, что украинские правоохранительные органы причастны к этому убийству.

Известный адвокат-правозащитник Эмиль Курбединов поделился печальными эмоциями, которые переживает он и коллеги, выразил глубокие соболезнования семьям жертв убийства, а также недовольство действиями российского государства. Вскоре после аннексии Россия начала преследовать украинцев, особенно крымских татар и других мусульман полуострова, исходя из абсолютно надуманных обвинений в «терроризме».

https://politua.org/2018/10/24/52065/

На местах в ФСБ есть большой контингент тех, кто работает над такими случаями «терроризма». К примеру, арестовывает набожных мужчин, которые никогда не совершили никакого преступления, устраивая масштабные операции, вооруженные обыски и обвиняя в причастности к деятельности Hizb ut-Tahrir, мирной и легальной в Украине организации, за которой никогда не числилось ни одного акта терроризма.

Объединения из 16-ти «следователей» развернуты с целью обеспечивать наличие незаконных записей невинных разговоров о религии, которые превращают в «доказательство» того, что подслушанные мужчины члены Hizb ut-Tahrir, хотя как такового доказательства этого в их словах нет.

Похищение и пытки имеют целью заставить других мусульман свидетельствовать против мужчин, а когда это не работает, находят «тайных свидетелей». И хотя записанные голоса этих «свидетелей» искажают, скорее всего один офицер ФСБ «свидетельствует» за более чем одного «очевидца». Все подобные «признания» используют как «доказательство» того, что мужчины, которые никогда никого не обидели, были «вовлечены» в деятельности в мирной организации, не призывающей к насилию.

https://politua.org/2018/10/24/52063/

И на фоне такой «антитеррористической» работы, 18-летний студент смог найти подозрительно большую сумму денег, приобрести охотничье ружье и осуществить заранее спланированное нападение на колледж, застав российские правоохранительные органы врасплох.

Галя Койнаш, «KHPG»

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...