Бабченко: Госзащита – это мой свободный выбор по защите моей же жизни после покушения

Олег Кашин сообщает: «Я же, между прочим, жил под госзащитой. И тут надо сказать, что Аркадия обманули – это то ли плен, то ли рабство, что-то в этом роде. Но это не госзащита!»

Как же я их, экспертов, обожаю все-таки. Казалось бы, двадцать первый век на дворе, совершенно ничего не мешает набрать в Гугле, скажем, «Салман Рушди», прочитать, как мужик жил годами, вот где реально не жизнь, а адище-то был) , или, скажем, про программу защиты свидетелей США, какие меры безопасности применяются там, или даже банально про охрану первых лиц государства, и понять, что если опасность расценивается как реальная – то другого варианта просто нет. Вот его просто нет, пишет на своей странице в Facebook Аркадий Бабченко.

Но нет. Кашину «на отъебись» дали двух бодигардов – и теперь он уверен, что это-то и была госзащита.

Как же я их, экспертов, обожаю все-таки. Казалось бы, двадцать первый век на дворе, совершенно ничего не мешает набрать…

Geplaatst door Аркадий Бабченко op Zondag 24 juni 2018

И тут надо сказать, что Олега обманули – это то ли наебалово, то ли завуалированное посылание, что-то в этом роде – но не госзащита.

Особенно меня радует слово «плен». Ну, понятно, тупорылая вата уверена, что СБУ мне тут иголки под ногти засовывает, чтобы я писал про них посты. С этими-то все ясно. Но вот вроде человек, который ведет передачи на телевидении…

Скрин поста Кашина о Бабченко.

Объясните кто-нибудь Олегу, что, когда тебе предоставляют охрану, обязуясь защищать тебя, ты, в свою очередь, обязуешься не делать такие-то и такие-то вещи. Ты понимаешь, что твой образ жизни, наверное, с этого момента, вполне вероятно, может быть, немножечко изменится. Потому что вопрос не только в тебе. Вопрос еще и в людях, которые обеспечивают твою защиту. Например, в том, чтобы не спалить ни их, ни машины. В том, чтобы не делать вещи, которые нивелируют их работу.

https://politua.org/2018/06/25/45102/

Кто бы мог подумать, правда?

Нравится – ок, соглашайся. Не нравится – отказывайся от охраны и живи, как хочешь.

Это свободная страна. Это твой выбор – защищать или нет свою жизнь. Никто тебе охрану не навязывает. От слова вообще. Тебе ее «предоставляют». По твоей просьбе.

Но нет. Рабство настолько там сидит уже в каждом, настолько коленопреклонение перед государством, даже не так – перед государством – въелось там каждому в кровь, что человек, даже прожив в Лондоне под десяток лет, не в состоянии понять, что это – мой выбор. Мой свободный выбор по защите моей же жизни. Которая нужна в первую очередь мне.

https://politua.org/2018/06/25/45099/

Что в свободной стране государство не может тебе навязать никакой плен. Что мы с ним просто заключили соглашение. по которому оно обязуется то-то и то-то, а я – то-то и то-то.

Украина – не Россия. И мне здесь никто ничего не может навязать помимо моей воли. Даже «в плену» спецслужбы.

И когда мне сказали: «Аркадий, ну, вы же понимаете, что в вашей жизни теперь будут некоторые ограничения, и если Вы готовы, то поставьте подпись вот здесь» – я сам согласился с этим. Это мой выбор.

Вот это то, что до них никак никогда не дойдет.

https://politua.org/2018/06/24/45090/

Ранее Аркадий Бабченко рассказал как именно живет находясь под госохраной, после покушения. По словам журналиста вся жизнь кардинально изменилась:

Давайте-ка я вам объясню, как я сейчас живу. А то кругом столько умников со своими разговорами про постановку и пиар.

Читайте также  У вас есть своё собственное мнение? - Нам это не нужно

Если вы думаете, что все по прежнему, просто чуть немного изменилось – это нифига не так. Ничего уже не по прежнему. Изменилось все.

https://www.facebook.com/babchenkoa/posts/1418876668212562

Мне сейчас нельзя ничего. Я не могу выйти на улицу, я не могу встретиться с кем хочу, я не могу поехать куда хочу, я не могу делать, что захочу. Я не могу не то, что пойти в кафе посидеть с друзьями – я не могу даже выйти в магазин. Еду мне привозят. Каждый выход в город – это спецоперация. Каждая встреча – где-то в закрытом помещении, оговоренном заранее, лучше в охраняемом месте. План пребывания в этом месте разрабатывается заранее. Встречи возможны только с небольшим количеством людей.

У меня есть ооочень стойкие подозрения, что в России каким-то образом получили доступ к моим гаджетами и могут их читать и слушать, поэтому переговоры о встрече – отдельная спецоперация.

Естественно, никто не может придти и ко мне.

https://politua.org/2018/06/25/45096/

У нас нет ничего. Вот вообще ничего. Семью эвакуировали из России за день до часа Д, потому что сообщать дату пришлось, естественно, по телефону, а там-то телефоны слушались однозначно, и надо было оставить минимальный временной люфт, чтобы тупо не успели задержать на границе, и теперь у нас есть только то, что поместилось в машину за одну ходку. Три чемодана вещей. Квартира, гараж, шмотки, видеокамера импортная три штуки – все осталось там. У меня сейчас государственное все. Даже вилки. На табуретке, на которой я пишу это пост, стоит инвентаризационный номер. На мне штаны, в которых я был в морге. Сходить в магазин купить новые я не могу. А доставка тоже невозможна.

Вчера обзавелись разделочной доской. И тазиком для стирки. Праздник в семье.

Я вижу только один и тот же определенный круг людей. Из охраняемого места я не выхожу. Вообще. Мне некуда больше выходить. У меня теперь нет ни работы – потому что в такой ситуации вряд ли можно придумать что-то более глупое, чем регулярно приезжать в одно и то же место в одно и то же время – ни посиделок, ни спортзалов, ни пикников, на магазинов, ни макдональдсов, ни кино, ничего. Моя жизнь в очередной раз сломана полностью.

https://politua.org/2018/06/25/45107/

«Здорово, воскресший! Мы можем встретиться?» Нет. Не можем. А когда сможем, дядько? Не знаю. Если все пойдет удачно – то года через два, наверное.

Не я теперь определяю свою будущее.

Я совершенно не представляю, что дальше. Где я буду дальше жить, как я буду дальше жить, как будет жить мой ребенок, в какую школу он будет ходить, сможет ли он просто выйти погулять на улицу без взвода автоматчиков.

https://politua.org/2018/06/25/45108/

Ничего не закончилось. Понимаете? Ничего еще не закончилось. Герман на суде говорит, что он организатор только одной из групп. А есть еще и другие. Только в Киеве, по его словам, около десятка. И это надолго. И это – серьезно. Люди работают, бабло сюда заходит, оружие заходит, к выборам будут расшатывать ситуацию однозначно.

Сегодня выходной. Вы строите планы на уикэнд. А я сижу с семьей в бункере, прячусь от наемных убийц. Долбаная штирлициада.

И умники, которые рассуждают про «клоунаду» и думают, что к сорока годам я мечтал о такой жизни с совершенно неопределенным будущим без ничего – поживите так недельку-другую. А потом будете умничать.

Аркадий Бабченко, Facebook

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...