Радиоэлектронная борьба на Донбассе. Как россияне охотились за украинскими «Кольчугой» и «Мандатом»

Летом 2014 г. украинские спецслужбы провели беспрецедентную по своим масштабам операцию.

Когда дело касается отечественного оборонно-промышленного комплекса, к сожалению, особенно в последнее время действует некоторый стереотип, что наши предприятия способны только худо-бедно осуществлять средний и капитальный ремонт техники советского образца – неважно будь то бронетранспортер или самолет, пишет Михаил Жирохов на страницах «Деловой Столицы».

Однако это глубокое заблуждение – есть еще несколько отраслей, где наши наработки все еще интересны западным партнерам и где они готовы работать над совместными проектами.

Одно из таких направлений – создание средств радиоэлектронной борьбы. После распада Союза в стране осталось несколько очень мощных предприятий, которые были способны производить самые современные по советским меркам образцы.

Впоследствии украинским инженерам удалось значительно расширить ассортимент производимых средств, которые оказались крайне эффективными. В этом плане характерна история со станцией радиотехнической разведки «Кольчуга-М», разработанной донецким ОАО «Топаз».

Работы над проектом начались в 1993 г. и завершились в рекордно короткие сроки, через пять лет, когда она была принята как элемент ПВО на вооружение ВСУ. Принцип работы «Кольчуга-М» основан на пассивной отработке радиосигнала средств радиолокации противника.

По мнению большинства специалистов, такая технология позволяет свести на нет установленные на самолетах и вертолетах элементы стелс-технологий. К тому же обнаруженные объекты не смогут узнать о том, что они обнаружены, и, соответственно, принять меры или обнаружить саму «Кольчугу-М».

С 2000 г. комплекс начали активно экспортировать – в Китай, Туркменистан, Грузию и Эфиопию. До четырех комплексов было закуплено и для нужд украинской армии. Весной 2014 г. один такой комплекс был захвачен россиянами в Крыму. Кроме того, еще два комплекса стали российскими трофеями в мае-июне 2014 г., непосредственно при оккупации Донецка.

В том же Донецке выпускался и комплекс помех средствам радиосвязи «Мандат-Б1Э», предназначенный для подавления наземных каналов связи, а также постановки радиопомех как по частоте и времени, так и заградительных – в зоне 60 км по глубине и 90 км по фронту.

Летом 2014 г. наши спецслужбы провели беспрецедентную по своим масштабам операцию, когда буквально из-под носа россиян с предприятия-производителя была вывезена документация как на «Кольчугу», так и на «Мандат». И, что самое главное, эвакуированы основные специалисты с семьями. В итоге уже в 2016 г. в Запорожье на предприятии «Искра» удалось не только восстановить производство уникального комплекса, но и запустить модернизированный вариант, который уже закупается военными.

И вот в 2018 г. запорожское предприятия заинтересовало ведущего французского производителя средств радиоэлектронной борьбы – фирму «Thales».

Как было заявлено буквально недавно представителями «Искры», до конца года будет освоено серийное производство французско-украинского комплекса РЭБ, а также будут продолжены работы по производству перспективного комплекса «с еще одной зарубежной компанией». Хотя страна не называется, по неофициальным данным, это Израиль.

https://politua.org/2019/03/22/60988/

При этом запорожцами не скрывается тот факт, что такое сотрудничество стало возможно почти исключительно появлению донецких специалистов, которых обеспечили достойной зарплатой и жильем.

Еще одним важным направлением работы компании на перспективу является запуск в производство отечественного контрбатарейного радара.

Стоит напомнить, что такого класса оборудования в украинской армии до войны на Донбассе просто не существовало. Первыми стали американские легкие контрминометные станции LCMR в варианте AN/TPQ-49, поставленные в конце 2014 г. из США. Станция изначально была разработана по заказу Командования Сил специальных операций США, которому и поставлялась с 2001 г., но с 2008 г. в достаточно значительных количествах приобретается армией США и использовалась в боевых действиях в Ираке и Афганистане.

Масса собственно станции – 54 кг, вместе с сопутствующим оборудованием и аккумуляторами она транспортируется в двух контейнерах массой по 68 кг. Штатный расчет – два человека. Время непрерывной работы от батарей – три часа. РЛС имеет круговой обзор и дальность обнаружения и засечки координат позиций 81-мм минометов до 8 км, а 120-мм минометов – до 10 км.

Минимальная дальность обнаружения и засечки координат – 500 м. В целом недостатком РЛС являются низкие возможности по засечке боеприпасов, летящих по настильной траектории – например, реактивных снарядов относительно небольших калибров при небольшой дальности стрельбы. Точность обнаружения позиций стреляющих минометов составляет до 50-60 м.

Основной проблемой этих станций была невозможность корректировки огня, хотя с засечкой огневых позиций противника они справлялись очень хорошо. По крайней мере один радар был потерян в ходе зимней кампании 2015 г. в Дебальцево.

Гораздо более эффективными стали поставленные из США летом 2016 г. радарные системы AN/TPQ-36, которые позволяют вести эффективную контрбатарейную войну на дальности до 24 км. На этой дистанции засекается запуск «Градов», минометы засекаются на расстоянии 18 км, артиллерия – на 14,5 км. Такие характеристики позволяют размещать станцию в нескольких километрах от линии соприкосновения.

В отличии от предыдущей станции эти РЛС поставлялись в составе комплекса на трех внедорожниках «Хамви»: один для расчета, второй для самой РЛС (на буксире) и третий для запасного генератора (на буксире).

Американские РЛС оказались крайне эффективными и повлияли на ход боевых действий на Донбассе.

Однако военные хотели иметь собственные образцы, чтобы не зависеть от иностранных поставок, и инженеры «Искры» разработали в сотрудничестве с иностранным партнером такую станцию, которая ныне проходит государственные испытания и по всей видимости в ближайшее время будет принята на вооружение ВСУ.

Плюсы от такого сотрудничества очевидны: западные военные получают реальный опыт применения протии очевидного противника – Российской Федерации, мы – получаем доступ к западным технологиям и производству, которое является совершенно другим по своей культуре.

Михаил Жирохов, «Деловая Столица»

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...