Смертоносные подарки. О новом вооружении полученном ВСУ в 2018 году

Прошедший год в плане перевооружения ВСУ не был чем-то эпохальным, однако тем не менее на вооружение и снабжение приняты около двадцати новых образцов.

Кроме того, еще около десятка в течение года проходили различные этапы заводских и государственных испытаний, пишет на страницах «Деловой Столицы» военный эксперт Михаил Жирохов.

Наиболее глобальные перемены произошли в противотанковом вооружении армейских частей. «Луч» наконец то смог выйти на достаточно серьезные темпы производства как ракет, так и пусковых комплексов. Так, в армию в достаточно больших количествах стали поступать ПТРК «Скиф», «Корсар», «Стугна-П».

Уже под занавес года стало известно, что с вооружения строевых частей снимается и передается в части территориальной обороны советский комплекс «Метис». Это означает только одно – отечественных комплексов уже достаточно для вооружения противотанкистов.

Одним из знаменательных событий года стала передача в апреле США в рамках программы военной помощи 37 пусковых установок и 210 ракет ПТРК Javelin. Это вызвало откровенное недовольство северного соседа, так как эти комплексы принадлежат к третьему поколению противотанковых ракет (наши отечественные разработки с большой натяжкой можно отнести к нему). Судя по опыту последних лет эти ракеты наиболее эффективны против танков российской разработки – как Т-72, которыми вооружен оккупационный корпус на Донбассе, так и против более современных Т-90 российской армии.

ПТРК Javelin.

Большое внимание (и финансирование) в прошедшем году было уделено и ракетному оружию неядерного сдерживания. Так, на вооружение ВСУ был принят корректируемый реактивный снаряд «Вільха» для тяжелого 300-мм РСЗО «Смерч». По сути, это новая отечественная разработка имеет только формально происхождение от советского снаряда, от которого остался только калибр и некоторые элементы. Все составляющие для производства «Вільхи» – отечественные, включая новые систему управления, ракетное топливо и боевую часть.

За счет того, что реактивный снаряд управляется с помощью газодинамических рулей на всей траектории полета и имеет инерциальное наведение с возможностью корректировки траектории в полете по сигналу GPS, он имеет очень высокую точность поражения целей – детальные характеристики засекречены, однако, по некоторым данным, 250-килограммовая боевая часть ракеты попадает в цель на расстоянии до 120 км с отклонением всего около пяти метров.

Уже сейчас разворачивается серийное производство таких снарядов, и они становятся еще одной «длинной рукой» ВСУ – вместе с немногочисленными оперативно-тактическими комплексами «Точка-У».

Пуск корректируемого реактивного снаряда «Вільха».

Еще одним направлением, где у ВСУ произошел прорыв – это насыщение боевых порядков беспилотными летательными аппаратами. За этот год «принят в эксплуатацию до конца особенного периода» беспилотный авиационный комплекс «Observer-S», по остальным аппаратам, принятым на вооружение годами ранее, активно продолжался процесс закупок.

Так, на последней в 2018 г. церемонии передачи боевой техники для армии фигурировали несколько десятков уже зарекомендовавших себя в ходе боевых действий «Лелека-100», А1СМ «Фурія», PD-1 и Sparrow. Все они достаточно современные аппараты отечественного производства. По своим характеристикам они весьма разные – от аппаратов, которые «заглядывают» за ближайший холм до беспилотников, которые могут пролететь до 200 км.

Есть серьезные подвижки и по ударным беспилотникам, однако тут информации в силу понятных причин не так уж много.

Совершенно очевидно, что в 2018 г. фактически была основана новая отрасль военной промышленности – боеприпасная. Ведь за четыре года войны в войсках начался дефицит некоторых боеприпасов самого разного калибра. И достаточно долго удовлетворить эти потребности наши оружейники не могли по объективным причинам – прежде всего это недостаток станочного парка.

Только к 2018 г. удалось закупить за рубежом достаточное количество станков и вспомогательного оборудования для того, чтобы развернуть на мощностях «Вишневского литейно-кузнечного завода» под Киевом пока мелкосерийное производство 152-мм снарядов для буксируемого орудия «Гиацинт» и 100-мм снарядов для противотанковой пушки МТ-12 «Рапира». И это в дополнение к производству в стране 25-мм, 30-мм снарядов, 40-мм гранат для автоматического гранатомета, 60-мм минометных мин и переснаряжению минометных мин калибра 82 и 120 мм.

Пушка МТ-12 «Рапира».

В конце года появилась и еще одна хорошая новость – винницкий завод «Форт» открыл линию по производству пистолетных патронов калибра 9 мм. Хотя мощности формально принадлежат МВД, однако вполне очевидно, что будут закрываться и потребности других силовых ведомств, в том числе и ВСУ. В планах – разворачивание производств и автоматных патронов популярных в стране калибров.

К сожалению, есть пока и серьезные проблемы – и прежде всего речь идет о производстве легкой бронированной техники. Пока большие сложности с производством корпусов для современных бронетранспортеров БТР-3 и БТР-4, нет ясности с единым типом бронеавтомобиля для замены стареющих на глазах БРДМ-2. Очень медленно идет замена автомобильного парка армии – тут сказываются проблемы на «АвтоКРАЗе», затянувшийся конкурс на замену ГАЗ-66.

Парк БМП-1 был значительно увеличен за счет закупок довольно большой партии машин в странах Восточной Европы. Ведутся разговоры о модернизации, однако пока реальных шагов в этом направлении не отмечено.

БМП-1.

Довольно быстрыми темпами продолжают развиваться Воздушные силы. Так, только по открытым источникам за 2018 г. в войска были переданы после капитального и среднего ремонта, а также частичной модернизации как минимум шесть фронтовых истребителей МиГ-29, 2 учебно-боевых истребителя МиГ-29УБ и Су-27УБ, четыре перехватчика Су-27, три штурмовика Су-25М1, один самолет-разведчик Су-24МР, четыре учебно-боевых самолета L-39 «Альбатрос», три военно-транспортных самолета (2 Ан-26 и 1 Ил-76МД). В части радиотехнического обеспечения переданы по одной РЛС 35Д6, 79К6 «Пеликан», «Малахит». Говорить о том, что это новая и современная авиатехника пока не приходится, но определенные шаги в направлении коренной модернизации уже предпринимаются.

Ситуация с флотом продолжает оставаться стабильно тяжелой. Хотя за прошедший год в строй и введены четыре новые боевые единицы – артиллерийские катера проекта «Гюрза-М»: U176 «Нікополь», U177 «Кременчук», U178 «Лубни» и U179 «Вишгород». Однако уже 25 ноября два корабля были захвачены россиянами и дальнейшая их судьба на сегодня неизвестна. Большие надежды командование возлагает на следующий год, когда наконец то прибудут из США два патрульных корабля типа Island (по ним, кстати, все еще остаются вопросы по составу вооружения, но думается, что этот вопрос будет решаться комплексно).

Катер проекта «Гюрза-М».

Также в следующем году ожидается принятие на вооружение целой «охапки» разных систем и вооружений. Так, к середине года вероятно на вооружение поступит противокорабельная ракета «Нептун», будут введены в строй несколько новых зенитно-ракетных комплексов – в том числе, например, С-125 в двух вариантах, «Тор», С-200. Уже заявлено о скорейшем принятии на вооружение ПЗРК «Колибри» – работы над этим проектом идут уже несколько лет.

Таким образом, в целом можно говорить, что прошедший год был «проходным» в плане принятия на вооружение новых образцов оружия. Ведь несмотря на достаточно серьезные финансовые вливания одновременно восстанавливать технологически цепочки, модернизировать парк станков еще и выпускать принципиально новую технику не то, что сложно, а архисложно.

Надеемся, что результаты этих титанических усилий мы увидим уже в следующем году в виде десятка принятых на вооружение новых образцов и насыщение армии теми, которые уже находятся в производстве. Ведь вполне очевидно, что война на Донбассе затянется еще на несколько лет, а агрессия России по отношении к нашей стране будет только возрастать со временем.

Михаил Жирохов, «Деловая Столица»

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...