Путин загнал Лукашенко в пат. Останется ли от Беларуси Вейшнория?

Лукашенко и Путин.

Поглощение Беларуси Россией может носить гибридный характер – с длительным сохранением флага, МИДа и места в ООН и даже с сохранением непризнанного проевропейского анклава с условным названием Вейшнория.

Встреча двух диктаторов: Владимира Путина и Александра Лукашенко, проходившая в Кремле, то есть, на территории Путина, не привела к каким-либо результатам, хотя и длилась четыре часа. Не помог и обед при закрытых дверях, за которым президенты остались наедине. Возможно, что до Нового года между у Лукашенко и Путиным состоится еще одна встреча. А, возможно, и нет. Это, впрочем, ничего не меняет, пишет на страницах издания «Деловая Столица» Сергей Ильченко.

Суть разногласий между Путиным и Лукашенко, ставших темой для безуспешных – в первую очередь для Лукашенко – переговоров предельно проста. Оба президента провальны во всем, что касается экономики.

Они принципиально, концептуально и органически не способны ни организовать современные – то есть, рентабельные и конкурентоспособные производства, ни обеспечить приемлемые условия для их возникновения в результате прихода зарубежных инвесторов, ограничив свое стремление отнимать и делить, и дав возможность случиться на территории, находящейся под их управлением, хоть какому-нибудь, хоть плохонькому, но все-таки экономическому чуду.

Как следствие, оба режима балансируют на грани экономического краха. Но, в силу, наличия у России ресурсов: нефти, газа – есть и другие, но речь сейчас пойдет именно о нефти и газе – оба режима кое-как выживают.

Но тут есть один важный нюанс. Ресурсы, необходимые для выживания за счет торговли сырьем, имеются только у России. И, для того, чтобы делиться ими с Беларусью, у России должна быть серьезная причина. А Лукашенко нечего предложить Путину – кроме большой и чистой белоруской любви – и себя, в качестве приложения к ней.

Так было всегда – с момента распада СССР. Поскольку, ничего материального, кроме собственно Беларуси, нужной ему самому, Лукашенко предложить не мог, то он, начиная со своего прихода на несменяемое президентство – тоже, кстати, свершившегося не без помощи Москвы – пытался торговать вещами нематериальными.

А именно:платонической любовью к России, к общей советской истории, а также фантомом общего государства, которое когда-нибудь, да случится. За это он довольно долго получал от Москвы по сниженным ценам нефть и газ – не суть важно, в данном случае, под каким именно формальным предлогом происходило занижение цен.

И, поскольку это продолжалось довольно долго, аж с 1996 года, то есть уже более двух десятилетий, то у Лукашенко возникли иллюзии о том, что он сможет торговать такого рода услугами вечно. Примерно такие же иллюзии – о том, что ей удастся отделаться милым общением и щебетанием – возникают иной раз у наивной девицы, приглашаемой на природу в мужскую компанию.

Сравнение Лукашенко с заигравшейся барышней, которую вернули за грешную землю, объяснив зачем ее взяли с собой, и почему только одну, совершенно правомерно. Все батькины хитрости и интриги при ближайшем рассмотрении удивительно наивны. То есть, для беларуского колхоза они, конечно, вполне на уровне и там прокатывают.

А вот в Москве, увы, нет. И сейчас, на наших глазах, хрупкий мирок простого батькиного счастья терпит крах, разбиваясь о суровый быт. Коварный альфа-самец в Кремле, как оказалось, думал только об одном, и просто выжидал благоприятного момента, одновременно побуждая батьку готовить Беларусь к слиянию и поглощению.

К этому финишу все подошло вплотную уже давно, но самый последний момент, когда уже действительно пора платить по всем счетам, все никак не наставал. Из-за этого промедления у Лукашенко и сложилась иллюзия о том, что это ему удается оттягивать расплату, причем, исключительно благодаря его невероятной ловкости.

И вот теперь ему объяснили, что он ошибался. Что на его ловкость в Москве всем и всегда было плевать. Его терпели просто потому, что ситуация для поглощения Беларуси не созрела – и только до этих пор. А теперь ситуация созрела.

При этом, выскакивать батьке решительно некуда. Он, как герой Макса Фрая, сам, по кирпичику, выстроил вокруг себя стену, внутри которой его и прикончат. За два десятилетия у власти Лукашенко вытоптал в Беларуси все признаки гражданского общества, подавил всякую гражданскую активность, фактически уничтожил национальное самосознание беларусов – и без того крайне слабое. Словом, он максимально подготовил страну к сдаче в Россию.

В плане экономики Лукашенко загнал Беларусь в глухой тупик, когда прекращение российской помощи дешевыми энергоносителями означает жестокий кризис. Никаких запасов прочности для преодоления такого кризиса у него нет. Призыв терпеть лишения, прикрытый лозунгами в стиле покойного Фиделя, мол, «независимость или смерть», не пройдет и работать не будет: стойкость кубинцев поддерживала привитая им неприязнь к США, а здесь поглощение готовится совершить режим, можно сказать, братский.

Братский же он решительно по всем параметрам. Такой же диктаторский – с аналогичным по набору приоритетов и поведенческих рамок контингентом политиков и чиновников. Состоящий с Беларусью в близких договорных отношениях, подразумевающих поэтапное сближение.

https://politua.org/2018/12/26/55837/

С преобладающей массой населения, десятилетия успешно впитывавшей пропаганду, сходную, в общих чертах, с российской. Конечно, на всю Беларусь найдется, вероятно, несколько тысяч – может быть, даже 20-30 тысяч тех, кто будет резко против ее поглощения Россией. Но их просто сдуют как пыль – тем более, что эти 20-30 тысяч будут аморфны и неорганизованны. Некоторое сопротивление – но тоже неорганизованное – возможно только в западной части страны.

Читайте также  Гордон раскрыл причины, почему Путин уцепился за власть

Впрочем, и здесь просматривается интересная для Путина комбинация. Такое движение можно не давить, а, напротив, дать ему подняться, направив в правильное сепаратистское русло, и локализовав в границах Вейшнории – зря что ли ее выдумали? Можно даже позволить такой Вейшнории уйти, избежав поглощения: повесить ее вместе с непризнанной независимостью и кучей внутренних проблем на ЕС, а затем начать переговоры о размене: мы вам признание Вейшнории, вы нам – Абхазии и Южной Осетии, а заодно и ДНР с ЛНР.

Ну, а что: вот же вам ваше собственное непризнанное государство – и побудьте в нашей шкуре. Как вы с ним поступите? Втолкнете назад, в уже несуществующую Беларусь?

При этом, несуществование Беларуси, ее поглощение де-факто Россией вполне может носить гибридный характер – с длительным сохранением флага, МИДа и места в ООН. И даже большая часть высших чиновников может усидеть на своих местах, по крайней мере, в первые годы, лишь постепенно вытесняясь московскими варягами.

Завершающий же шаг – переучреждение России и Беларуси в виде единого государства, с раздроблением Беларуси на шесть субъектов новой Федерации и вовсе можно отложить ближе к очередным президентским выборам в России.

Сейчас же Москве нужна не форма – Москве нужна сама Беларусь, но голая, и на все согласная, полностью освобожденная от батькиных хитростей и двойных финтов. Вероятно именно об этом, уже безо всяких обиняков, и было объявлено Лукашенко за обедом тет-а-тет.

И все хитроумные батькины комбинации, вся его фронда, все попытки набрать очки в глазах Запада, все расчеты на то, что Беларусь сможет служить мостиком между Западом и Россией – а он с сыновьями будет на этом мостике балансировать – словом, все его хитроумие, которым он, несомненно, гордился, разлетелось в пыль. Батька-то думал, что ему удавалось два десятка лет маневрировать, переигрывая Москву, а его просто откармливали на убой. И вот, откормили – и сообщили, что мол, пришла пора.

Почему это случилось именно сейчас? По многим причинам.

Во-первых, поглощение Беларуси и передел белоруской собственности несколько поддержит российский бюджет, сильно страдающий от санкций.

Во-вторых, это отвлечет Запад от украинских проблем.

В-третьих, имидж России сейчас так низок, что еще один грех в глазах Запада ей совсем не повредит, тем более, что формально-юридически все можно устроить безукоризненно.

В четвертых, Беларусь, в плане способности общества к сопротивлению, что называется, готова: выпотрошена, ощипана и опалена.

Словом, оттягивать момент поглощения нет уже никакого смысла. Пора.

Если же батька упрется очень уж сильно, то он может, к примеру подавиться на следующем обеде в Кремле рыбьей костью. А в Минске, на фоне досрочных выборов нового батьки может возникнуть Майдан – но только промосковский, за воссоединение братских народов.

Российской агентуры в Беларуси вполне хватит, чтобы организовать такую массовку, и блокировать любые действия силовиков по ее разгону. Ее в Беларуси так много, что батьку, в принципе, могут и пощадить – тем более, что им еще можно сыграть в намечающейся партии несколько интересных ходов.

Чтобы увидеть эти ходы, зададимся вопросом: что Путин предложил Лукашенко за обедом? Точнее, что он мог ему предложить в принципе, на перспективу – не прямо сейчас, а по завершении процесса поглощения, который, вероятно займет год-два?

Вариантов просматривается немного. Лукашенко может стать либо зицпредседателем чего-нибудь внешне значимого, но лишенного реальной власти – например одной из двух палат объединенного парламента, либо примерить на себя роль короля в изгнании. Скажем, вождя Вейшнории, внезапного борца за независимость огрызка Беларуси и лучшего друга Запада. Вейшнория же в том или ином виде, в ходе заглатывания Беларуси, скорее всего, появится на свет.

https://politua.org/2018/12/26/55828/

Путину просто невыгодно, чтобы поглощение прошло совсем уж гладко. Это скучно, линейно, это красит всю картину происходящего в два цвета – черный и белый, и не оставляет ему никакой свободы маневра. Путину будет гораздо интереснее соорудить на границе с ЕС никем не признанный анклав и посмотреть, что Брюссель будет делать с этим многоцветным разнообразием жизни.

Что же касается Лукашенко, то его прочно загнали в пат. Теоретически – при наличии очень большой решимости, гораздо большей чем та, какую он когда-либо проявлял за годы у власти, батька еще мог бы сорваться с путинского крючка. Но при одном условии: если бы он мог твердо полагаться на своих силовиков – а это едва ли так.

А если это не так, то никакие «зеленые человечки» ввезенные из России Путину в Беларуси не нужны. Он вполне справится с батькой при помощи местных коллаборантов.

Сергей Ильченко, «Деловая Столица»

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...