Север против Юга. Результаты выборов в США и раскол Запада

Популисты правильно делают, сигнализируя об этих проблемах, и неправильно – заявляя о том, что ответы на них простые.

Одним из политических месседжей промежуточных выборов в США стало доминирование избирателей сельской местности над теми, кто из крупных городов. В то время как демократы получили достаточно голосов в городских зонах для контроля над Палатой представителей, у республиканцев была возможность расширить свое большинство в Сенате, где каждый штат представлен двумя сенаторами независимо от количества населения, пишет на страницах «Reuters» британский журналист, редактор «Financial Times» и основатель «FT Magazine», старший научный сотрудник Института Reuters при Оксфордском университете Джон Ллойд, перевод подготовлен изданием «Новое Время».

В ходе выборов, где ни одна из сторон не может заявить о великой победе, партия президента Дональда Трампа вела себя так же, как и раньше, поскольку малые города и менее заселенная сельская местность США – это до сих пор преимущественно страна Трампа. В то время скопление голосов за демократов в больших городах является бессмысленным с электоральной точки зрения.

https://politua.org/2018/11/14/53191/

Есть и нечто большее, чем раскол между городом и деревней, хотя именно этот фактор может стать важным. Существует разделение на Север и Юг, достаточно глубокий среди американцев, но ими одними не ограничивающийся. Долгое время и Великобритания имела такое разделение, в ее случае на северные территории, до сих пор часто страдающие от эффекта деиндустриализации и закрытия шахт, и богатый юго-восток, куда входит и Лондон.

То же самое происходит в Италии с ее богатым, относительно динамичным севером и бедным, замедленным, зараженным мафией югом. Обе стороны серьезно влияют на политический выбор. Подобные разделения зависят не от географии, а от того, где концентрировалось богатство – как правило, в течении веков.

Американский раскол часто считают отголоском национальной истории, связанной с расизмом, – наследием Гражданской войны, противопоставившей рабовладельцев с Юга более индустриальному Северу. И в XXI веке все еще больше осложнилось.

https://politua.org/2018/11/14/53185/

В своем глубоко исследовательском тексте писатель-афроамериканец Майкл Гарриот показал, что в том, что касается расизма, на деле (более чем на словах), Юг ведет себя подобно Северу. Автор выяснил, к примеру, что чернокожих в южных штатах нанимают только немного чаще в общенациональных масштабах, и когда по всей стране чернокожие более вероятно чем белые будут застрелены полицией, у них существует только несколько меньшая вероятность такой участи на Юге.

На Севере, как утверждают, большая разница заключается в образовании. И неравенство это не расовое – по словам Гарриота, чернокожий студент с Юга «там более вероятно получит образование, приближенное к своим белым соотечественникам, чем в любом другом регионе страны» – а географическое. Гарриот безапелляционно утверждает, что «на юге худшие школы и точка, почти каждый образовательный рейтинг это демонстрирует».

Повсюду в мире образовательные достижения идут рядом с разделением на сельскую местность и мегаполисы. Не слишком большое, ведь лучшие университеты всегда находятся в урбанизированных территориях – Гарвард и Йель в сравнительно малых городах, так же как и Оксфорд и Кембридж в Великобритании – но их выпускники группируются в крупных центрах мегаполисах, стимулируют повышение цен на жилье и выталкивают оттуда низкооплачиваемых рабочих, которые их обслуживают.

https://politua.org/2018/11/13/53177/

Уровень образования, подобно расколу на город и сельскую местность, резко стал заметным в нынешние времена популизма. В США выпускники, окончившие колледж, более склонны голосовать за демократов, а недавних демократических президентов вроде Билла Клинтона и Барака Обамы учили в элитных университетах вроде Джорджтауна, Оксфорда и Йеля (Клинтон) или Колумбийского и Гарварда (Обама).

Читайте также  Советник Трампа и Путин обсудят вопросы, которые не обсуждались в Хельсинки

В противоположность им два лидера популистского правительства Италии Сальвини и Луиджи Ди Майо посещали университет, но никогда не выпускались. Так же как и Джереми Корбин, популистско-левый лидер Лейбористской партии Великобритании. Тереза ​​Мэй, премьер-министр от консерваторов, училась в Оксфорде. Французский президент Эммануэль Макрон прошел Национальную школу администрации, одно из элитных высших учебных Франции.

Образовательный раздел – это не что-то новое. В 1968 году президентские выборы показали, что победитель-республиканец Ричард Никсон одержал победу в меньших городах и сельской местности, но проиграл в большинстве мегаполисов. В своем едком комментарии колумнист Мюррей Кемптон написал, что «кажется, нет города больше Пиории, где бы его не одолели. Ричард Никсон – президент каждого места страны, где нет магазина».

https://politua.org/2018/11/13/53172/

Почему так? Отчасти потому, что жизнь в сельской местности и малых городах обычно медленнее и больше основана на традициях, чем в городах, где изменения, особенно в связи с недавним миграционным всплеском, происходят постоянно. В Лондоне, этнически наиболее разнообразной столице Европы, успешные миграционные волны – гугеноты (французские протестанты), евреи, ирландцы, впоследствии западные индусы, пакистанцы, а еще позже работники Центральной Европы и российские олигархи – строили крайне разнообразное город с XIX века, и это движение только усиливалось в течении ХХ в XXI веках.

Это не был мирный процесс. Фашистское движение, чернорубашечники, начавшие антиеврейские демонстрации в Ист-Энде Лондона в 1930-х. В 1968 году рабочие лондонских причалов маршировали в поддержку политика-консерватора Еноха Пауэлла, который прогнозировал, что «реки крови» потекут из-за масштабной миграции западных индусов. В 1985 году чернокожая молодежь подняла бунт в Брикстоне, южном районе Лондона, после того, как полиция случайно выстрелила в чернокожую женщину.

Только недавно столица Великобритании, кажется, стало более комфортной с ее этническими джунглями. Продемонстрировав тенденцию голосовать за левых, в 2016 году Лондон избрал мэром сына из мусульманской семьи мигрантов-пакистанцев, политика от Лейбористской партии Садика Хана – этот выбор был изрядно высмеян президентом Трампом.

https://politua.org/2018/11/13/53170/

Европейские образовательное и урбанистически-сельское разделения сказываются на выборах, однако в США вопросы иммиграции, идентичности и относительное ухудшение ситуации сейчас накладываются, а порой и усиливают эти старые разделения. В Швеции, например, мигрантов обвиняют в преступлениях, а в Германии антимигрантские бунты бросают тень на то, что казалось – и чаще всего до сих пор таким и есть – относительно беспроблемным принятием большого количества мигрантов.

В США миграция остается большим двигателем политической турбулентности. Открытие немецким канцлером Ангелой Меркель границ для мигрантов вызвало расколы в ее центристско-правой коалиции, ослабив ее до той грани, где она наиболее вероятно столкнется с вызовом лидерства прежде чем сложить свой мандат в 2021 году.

Общим во всех этих случаях на Западе меньшей или большей степени является бунт против резких изменений, против либеральных элит и против потери идентичности – в общем белой, а также уже закоренелых сообществ из прошлой волны мигрантов. Популисты правильно делают, сигнализируя об этих проблемах, и неправильно – заявляя о том, что ответы на них просты. Но на сложные аргументы в такие нетерпеливые времена смотрят с подозрением. Противоречия, не только в США, сегодня усугубляются.

Джон Ллойд, «Reuters»

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...