Неизвестная война. Операции проводимые ООС на Донбассе

Трансформация АТО в полноценную военную операцию в числе прочего принесло и резкое ограничение информации из зоны боевых действий.

Ныне практически все СМИ черпают свои «познания» из официальных сводок пресс-службы, только буквально пару телевизионных каналов имеют возможность посылать свои съемочные группы в прифронтовые территории, пишет на страницах «Деловой Столицы» военный эксперт Михаил Жирохов.

Поэтому составить мнение о том, что реально происходит на фронте можно только по сообщениям от редких уже «боевых» волонтеров и сообщений местных жителей в социальных сетях. Причем они сильно отличаются от «лакированных» официальных сообщений.

Так, например, последнюю неделю массово поступают сообщения о достаточно большом количестве раненных бойцов, которые поступают в разные госпиталя по всей стране – прежде всего, конечно, в ближайший к линии соприкосновения – Харьковский.

https://politua.org/2018/11/12/53095/

В сумской прессе проскочила информация о том, что в Харьковском госпитале в тяжелом состоянии находится боец с Сумщины Алексей Гребенюк. Причем указывается, что он в свое время прошел обучение по британской программе и вошел в тройку лучших курсантов. То есть совсем не простой человек.

Еще больше вопросов вызывает гибель двух бойцов, как указано 72-й мехбригады. По словам командира бригады Руслана Татуся, для «прочесывания района впереди наших позиций» с целью нейтрализации вражеской снайперской группы были отправлены четыре бойца. Дальше события якобы развивались так – «при дальнейшем продвижении на отдаление около 700 метров от наших позиций противник привел в действие радиоуправляемый фугас, в результате чего, Юрий Олейник и Роман Селихов погибли на месте, еще двое бойцов группы получили ранения. Резервная группа, в кратчайшие сроки прибыла на место. Погибшие и раненые были оперативно эвакуированы».

Казалось бы, нормальная практика в условиях позиционной войны, однако первым делом совершенно непонятно прочесывание на расстоянии 700 метров от ближайших наших позиций. По меркам осени 2018 г. и практически полного отсутствия «серой» зоны это не то, что много, а очень много. Дальше – почему отправилась столь небольшая группа – всего четыре человека…

https://politua.org/2018/11/12/53092/

И самое главное – личность погибшего Романа Селихова. Если судить из последних публикаций и личного общения в военных кругах это один из лучших снайперов Вооруженных Сил Украины с позывным «Гера». И, по всей видимости, 72-я мехбригада к этому случаю имеет отношение поскольку постольку все это произошло на ее участке ответственности.

Ведь на момент гибели Селихов числился инструктором (!) снайперов в 169-й Учебном Центре «Десна». Еще на гражданке его увлечением была высокоточная стрельба. Мобилизацию прошел в составе 81-й аэромобильной бригады, провоевав все горячие точки 2015-2016 гг. на донецком направлении: Водяное, Опытное, позиции «Зенит», «Шахта «Бутовка» и «Муравейник» (в качестве сводной группы усиления 93-й мехбригады).

После демобилизации спустя очень короткое время был приглашен на снайперские курсы в «Десну». Прошел канадско-литовские снайперские курсы, в этом году в Литве Роман занял третье место на европейском чемпионате по военному снайпингу в личном зачете.

Читайте также  Острие пера российской пропаганды. Грузия, как полигон провокаций против Украины

https://politua.org/2018/11/12/53086/

И после этой информации ситуация «заиграла» совсем другими красками – вполне очевидно, что посылать инструктора по снайпингу на прочесывание местности явно никто не стал бы. Да и вопрос подчинялся ли он местному командованию или выполнял задачи, поставленные командованием как минимум всей группировки, остается открытым.

Тогда стоит внимательно посмотреть и на указанное командованием место гибели, которое названо максимально размыто – «недалеко от поселка Луганское».

Какие-то серьезные выводы или анализ ситуации по такой скудной информации делать очень рано, однако общая картина с некоторыми нюансами вырисовывается следующая: по всей видимости, последние дни ожесточенные боестолкновения идут в районе господствующей высоты, обозначенной на старых советских картах как «223».

Карт с выделенной высотой 223.

Именно тут позиции боевиков как бы врезаются в наши, и уже долгое время командование пытается выровнять линию соприкосновения, взяв под контроль высоту. Бои здесь идут практически непрерывно, время от времени с очень большим ожесточением и потерями – так было, например, в феврале и декабре 2016 г., феврале 2017 г. и совсем недавно – в мае сего года.

Причем четкой картины нашего продвижения здесь в открытом доступе нет – позиции «Кикимора», «Звезда», «Крест» за это время по несколько раз переходили из рук в руки. И как конкретно пролегает линия фронта здесь, наверное, знает только командир 72-й бригады, Наев и Муженко.

Нельзя не отметить, что проведение локальной операции именно здесь позволит значительно улучшить общую тактическую ситуацию в районе. Тем более, что правый фланг уже продвинулся достаточно далеко – аж до поселка Лозовое (причем настолько, что с полгода назад оккупационные власти даже распространяли панические слухи о возможной сдаче этого населенного пункта).

https://politua.org/2018/11/12/53089/

Еще раз повторимся, что это только одна из версий развития событий на этом направлении – уверен, что очень скоро появится и другая информация, которая вполне может кардинально изменить представления о ситуации на Светлодарской дуге.

Михаил Жирохов, «Деловая Столица»

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...