Закрыть небо для «гибридных» беспилотников. Советское наследие на страже неба Украины

Борьба с беспилотной авиацией противника на линии противостояния по-прежнему остается одним из приоритетов нашей армейской группировки на Донбассе.

И, к сожалению, стоит сказать, что за 4 года войны армия так и не получила достаточно эффективного средства, – пишет на страницах «Деловой Столицы» военный эксперт Михаил Жирохов.

На сегодня военная промышленность пытается выдать на-гора оружие, которое могло бы реально помочь в борьбе с беспилотниками, которые уже не только выполняют разведывательные функции, но и функции носителей средств радиоэлектронной борьбы и даже ударные.

https://politua.org/2018/10/03/50741/

Мысль разработчиков сейчас идет в двух направлениях. Первое – это создание систем подавления сигнала управления. Ведь почти вся подобная техника не является полностью автономной, а управляется оператором, причем команды передаются тем или иным способом по радиоканалу. Таким образом, подавление канала управления средствами радиоэлектронной борьбы способно, как минимум, помешать выполнению задачи.

Важно и то, что на случай обрыва канала связи с оператором наиболее современные модели БПЛА имеют соответствующий режим работы. При потере сигнала от пульта автоматика возвращает беспилотник в заранее определенный безопасный для посадки район. В таком случае система управления игнорирует все сигналы, а перемещение в указанную зону осуществляется при помощи спутниковой навигации.

Используя систему GPS или ГЛОНАСС, летательный аппарат может определить собственное положение в пространстве, направление и дальность до оператора или аэродрома и возвратиться к нему. Таким образом, чтобы не допустить «эвакуацию» беспилотника, средства радиоэлектронной борьбы должны подавят не только канал управления, но и сигналы навигационной системы.

https://politua.org/2018/10/02/50700/

На сегодняшний день официально на вооружении ВСУ такие системы не состоят, однако благодаря частным фирмам в одном из отдельных батальонов РЭБ на фронте с 2016 г. используется мобильная система «Буковель-АD» на базе внедорожника «Мицубиси» L200. Хотя детальные характеристики комплексов не являются общедоступными, однако производители говорят о том, что они способны эффективно противодействовать на расстоянии 15-20 км.

Вторая линия – это разработка огневых средств поражения таких малоразмерных целей. Выходом поначалу казалось возвращение в строй самоходных зенитных установок ЗСУ-23-4 «Шилка» – с радаром и четырехствольными 23-мм пушками, которые могут создавать достаточно большую плотность огня.

Однако освоить их ремонт и возвращение в строй оказалось не такой простой задачей и ныне на вооружении ВСУ состоит всего 22 таких установки. То есть говорить о каком-то решающем их вкладе в ПВО фронта протяженностью 425 км не приходится.

https://politua.org/2018/10/02/50697/

И вот недавно секретарю СНБО Александру Турчинову на Гончаровском полигоне показали модернизированный образец буксируемой зенитной артиллерийской установки ЗУ-23-2. Это вполне логичный шаг в наших условиях, так как этих установок достаточно много в войсках.

ЗУ-23-2 была разработана в Советском союзе в конце пятидесятых годов и еще со времен афганской войны известна не как средство ПВО, а как средство усиления мотострелковой роты на земле. На расстоянии прямой видимости – до 1 км – эта установка поражает практически все – от живой силы до легкобронированной техники.

И вот, судя по всему, инженерам черниговского предприятия «Чезара» удалось разработать свой собственный вариант модернизации, «заточенный», как утверждается, именно под уничтожение беспилотников.

https://politua.org/2018/10/02/50694/

Хотя никаких характеристик при показе обнародовано не было, однако общая тенденция понятна. Главная претензия к зенитной установке ЗУ-23-2 в исходной версии касается эффективности огня.

Вероятность поражения воздушных целей изначально была крайне мала, что было связано с необходимостью визуального обнаружения целей и ручного управления наводкой. Поэтому, судя по всему, модернизированный вариант дополнили средствами наблюдения и автоматизированного наведения, что позволяет в разы увеличить вероятность поражения обнаруженной цели.

На этом же показе был продемонстрирован и принципиально новый образец оружия для борьбы с беспилотниками – система ZRN-01 Stokrotka («Маргаритка»). Она является плодом сотрудничества «Укроборонпрома» и польской частной кампании WB Group. Фактически это контейнеры для запуска неуправляемых ракет РС-80 отечественного производства, объединенные с современной системой обнаружения целей, которая состоит из украинского радара и польских оптических приборов и цифровой системы управления.

https://politua.org/2018/10/02/50689/

Сама система по уверению производителей является крайне эффективной, так как благодаря новой боевой части после подрыва ракеты в воздухе осколки разлетаются на 50 метров. А это в разы увеличивает шансы поражения вражеского дрона. Система обнаружения целей позволяет обнаруживать даже малые БПЛА даже из композитных материалов на дальностях до 10 км.

Тактико-технические характеристики ракет РС-80 позволяют поражать дроны на высотах до 4 км, что значительно превышает практическую высоту, на которой летают небольшие беспилотники.

Небольшие габариты позволяют устанавливать такую систему на различные шасси – так, уже отработана установка на польский грузовик STAR 265M2 и на борт бронекатера типа «Кентавр».

https://politua.org/2018/10/02/50686/

Таким образом, на сегодняшний есть уже достаточно большое количество вариантов создания эффективной армейской системы противодействия беспилотной авиации противника. Теперь слово за военными.

Михаил Жирохов, «Деловая Столица»

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...