КГБ и российские масс-медиа. Истории манипуляций общественным сознанием и собственностью

Это не общий взгляд на проблему. Общий взгляд – КГБ, а потом ФСБ традиционно контролировали тотально все СМИ, как инструмент пропаганды и как инструмент самозащиты и собственного продвижения.

Я пишу о фрагментах общей истории, которые были важны для меня, но которые, как вкус кофе на встрече с генералом КГБ Виталием Игнатенко, директором ИТАР-ТАСС, пробуждает больше информации, чем любые факты из Википедии. Именно на переговорах с ним о приобретении ИТАР-ТАСС или о превращении агентства в акционерное общество я многое понял про КГБ и ФСБ, пишет на своей странице в Facebook Константин Боровой.

Кстати, когда я сказал Лерочке, что Виталий, с которым мы выпивали на юбилее журнала «Новое Время» – генерал КГБ, она возмутилась.

– Костя, это конспирология? Как может такой респектабельный джентльмен быть генералом КГБ? Я много общалась со следователями-КГБшниками в Лефортово и хорошо их знаю.

КГБ и СМИ-Это не общий взгляд на проблему.Общий взгляд – КГБ, а потом ФСБ традиционно контролировали тотально все…

Geplaatst door Константин Боровой op Maandag 6 augustus 2018

– Мир российских спецслужб разнообразнее, чем ты можешь себе представить, милая Лерочка.

Еженедельник «Новое Время» начал выходить еще в 1947 году. Издавался на европейских и арабском языках. Транслировал на Запад изысканную пропаганду без идеологических глупостей. Для достоверности.

Сотрудники, как понятно, поголовно на поводках у КГБ. В той части, которая ориентирована на разведку. Были и люди из ГРУ. В Перестройку журнал стал популярнее, но к 1990 году начал хиреть.

Хитрожопость и фига в кармане стали продаваться хуже. Надо было говорить всю правду.
В 1990 году на смену Виталию Игнатенко, который пошел на повышение, главным редактором пришел Александр Пумпянский. Положение традиционных советских журналов в начале 90-х было тяжелым. Конкуренцию они не выдерживали.

https://politua.org/2018/08/07/47302/

Издание «За рубежом» предлагало мне стать его владельцем за 5 рублей, но обеспечивать их издание. Одним из таких предложений я воспользовался, купив за 7 рублей радиостанцию «Бумеранг» на средних волнах в 1995 году, правда, взяв на себя все их долги – несколько десятков тысяч долларов.

Это был самый пик Чеченской войны. Я нанял девять лучших журналистов и Новодворскую, каждый отвечал за одни сутки вещания. 4 часа – прямой эфир с гостями, 4 часа – заранее записанные интервью. Потом, два повтора этих 8 часов. Радиостанция прожила два месяца, хотя ее популярность все это время росла геометрическими темпами.

Вещание прервалось без всяких предупреждений во время эфира Новодворской. Такие тогда были нравы и порядки. Мне сообщили, что кабель выдернул лично Коржаков, охранник Ельцина. Это была вторая попытка получить собственную радиостанцию.

https://politua.org/2018/08/07/47295/

Первая была в 1993 году, когда Владимир Буковский прислал мне из Лондона мощную военную радиостанцию. Когда радиостанция была уже в Москве, меня позвал на встречу руководитель администрации Ельцина Сергей Филатов.

– Костя, откажись от радиостанции, чекисты в ужасе. Ты создаешь прецедент, который их очень волнует. Если не откажешься, они ее просто ликвидируют и будет скандал, который повредит Ельцину.

– Хорошо, пусть отправляют назад.

Радиостанцию не вернули, она исчезла.

Возвращаемся к «Новому Времени».

Журнал продолжал тихо умирать, но его спасали, переданные ему в долгосрочную аренду за копейки немалые помещения в доме за кинотеатром «Пушкинский». К 1995 году тираж был уже символическим.

https://politua.org/2018/08/07/47291/

Утопающий хватается за соломинку. Для Александра Пумпянского соломинкой стала Лерочка, которая тогда, после громкого процесса, где ее на основании фразы из статьи «Кто мы – твари дрожащие или право имеем?», которую прокурор трактовал как ненависть к русскому народу.

– Новодворская назвала русский народ тварями, – гневно восклицал не сильно начитанный прокурор.

Лерочка тогда была очень популярна.

С 1996 года у журнала «Новое Время» началась новая жизнь – все хотели почитать язвительную и метафоричную Новодворскую.

Читайте также  В России не согласились на ликвидацию оккупационных администраций на Донбассе

В 2003 году я даже перевел журнал «Америка», которым руководил, в одно из помещений «Нового Времени», поближе к Лерочке.

Хорошие дела никогда не остаются без наказания.

https://politua.org/2018/08/07/47287/

Я уже писал, как моя попытка помочь акционировать Первый канал при Александре Яковлеве, или хотя бы помочь им понять, чем они управляют и владеют, привел к гневной отповеди Эдика Сагалаева: «Боровой пытается получить общенародную собственность. Нельзя этого допустить. Первый канал не может быть частным».

Я плохо усвоил этот урок.

В 2003 году, после прихода Новодворской, у журнала был заметный тираж, 7 тысяч, но явно недостаточный. Но уже, благодаря Лерочке, не надо было все деньги за аренду тратить на издание журнала.

Предложил Александру Пумпянскому радикальную реформацию и осовременивание журнала.

Делал я это все только для Лерочки.

https://politua.org/2018/08/06/47256/

Легко можно было увеличить тираж до 30 тысяч, сделать его не просто рентабельным, но и прибыльным коммерческим проектом.

Я позвал экспертов PriceWaterhausCoopers. Рынок для журнала был благоприятен. Требовалось акционировать журнал, создать современную систему его дистрибуции, усовершенствовать полиграфию и отношения с типографией, автоматизировать все расходы-приходы.

Аренда тогда стала бы просто приятным бонусом для руководства и сотрудников. К арендным деньгам меня не подпускали, этим занялись Пумпянский и коммерческий директор журнала. Надо было вывести его в отдельный бизнес.

В проекте полезны были бы инвесторы, поэтому я старался в своих многочисленных интервью, когда это было возможно, говорить о новом, в будущем успешном, коммерческом проекте журнала «Новое Время». Я все понимал про генетику журнала, но хотелось помочь Лерочке.

https://politua.org/2018/08/06/47253/

Все делалось открыто, я рассказывал сотрудникам, что мы делаем. Хотя, делать и платить приходилось только мне. У журнала «не было на эту ерунду денег».
Начало напряжения я не почувствовал.

После какой-то «Нового времени» планерки ко мне в комнату зашел талантливый журналист журнала, которого я с удовольствием читал, Вадим Дубнов и сказал:

– Пумпянский раскрыл ваш подлый замысел. Вы хотели захватить журнал. Он показал ваше хвастливое интервью об этом. Я пришел, чтобы съездить вам по морде.

– Вадим, пожалуйста, не надо. Я шесть лет обучался карате, это закончится больницей.
Александр Пумпянский про кражу ничего мне не сказал, но возмущался моим хвастливым интервью, где я утверждал, что из нерентабельного журнала я сделаю прибыльный проект.

https://politua.org/2018/08/06/47249/

– Журнал всегда был и будет рентабелен и без вашей помощи. Освободите помещение как можно скорее, пока вас не побили сотрудники.

Лерочка все поняла, но попросила меня не выяснять отношения. Но как же я был отомщен!

Через два месяца коммерческий директор сообщил всем, что помещения оформлены теперь только на него. И арендные деньги будет получать его компания. Зарплата прекратилась. Журнал не на что было издавать.

И тут, наконец-то, все всё поняли, но было поздно.

Кстати, Вадим Дубнов до сих пор не извинился.

Вскоре бренд «Новое Время» был продан Ирене Лесневской и стал «The New Times». Сотрудники и типа владельцы бренда очень переживали, что им ничего не досталось.

https://politua.org/2018/08/06/47242/

А потом была Грузинская война в 2008 году, во время которой прямыми эфирами из Дома правительства в Тбилиси я раскрутил сайт «The New Times» за месяц с 1.5 тысяч до 200 тысяч, потратив «всего» 50 тыс долларов на контрпропаганду. И опять это закончилось проклятиями из Кремля, прямо от ФСБ и журнала.

А потом я помешал ФСБшному проекту по раскрутке нужного им «лидера оппозиции». Короче, чекистам есть за что меня не любить.

Но это уже другая история, с матом и угрозами «уволить нахер твою Новодворскую, если ты не удалишь свой подлый ролик о спонсорстве Кремля и ФСБ».

Константин Боровой, Facebook

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...