Вперед в прошлое

Если один из любимых фильмов детства назывался «Назад в будущее», то нынешний курс России, выбранный Путиным, так и хочется охарактеризовать как «Вперёд в прошлое». И дело даже не в приевшемся мелькании по телевизору Пугачевой с Кобзоном как и тридцать лет назад. Просто в России тема будущего выведена кремлевскими манипуляторами из медийной повестки как неудобная для осмысления и обсуждения массами.

1997 год. Мне двенадцать. В будни я просыпаюсь в пять утра и делаю уроки, одним глазом посматривая российское телевидение. Тогда независимые останкинские каналы были глотком свежего воздуха в информационном поле, очагом культуры и мерилом нравственности. Я ведь застал еще чопорное советское телевидение с каменными истуканами в кадре вроде Игоря Кириллова, чеканившими мертвые формулировки абсолютно сухим, безжизненным языком. В девяностых на «ОРТ» и «НТВ» жизнь била ключом. Обаятельные ведущие, тонко чувствующие пульс времени и язык эпохи. Познавательные передачи, создающие настроение и определяющие общественные тренды. Да и российская политика тогда была гораздо более интригующей, чем украинская. Депутат Марычев постоянно эпатировал нижнюю палату парламента своими дерзкими выходками и экстравагантными нарядами. Жириновский хохмил напропалую. Василий Шандыбин забавлял своей сельской архаичностью. Я не говорю, что эти персонажи казались мне симпатичными, но они были колоритными, самобытными и репрезентативными, представляя собой олицетворение самых любопытных закоулков загадочной русской души. Двадцать лет назад российская политика была увлекательнее любого сериала. Перебранка Жириновского с Немцовым в прямом эфире с последующим обливанием соком была квинтэссенцией той по-настоящему демократической эпохи, когда в России еще была политика. В те годы я мельком пытался смотреть и украинское телевидение, но по УТ-1 утром я постоянно попадал лишь на репортажи с полей, где в самых худших советских традициях рассказывалось сколько центнеров с гектара намолотили комбайнеры в Николаевской и Херсонской областях – информация о сельском хозяйстве в школьные годы не представляла для меня никакой пользы.

https://politua.org/2017/10/24/27502/

И вот прошло двадцать лет с тех пор. На дворе 2017 год. Я вырос и успел многократно побывать в «Останкино», пересекаясь там с разнообразными акторами современной российской политики. В коридоре между студиями, где снимаются разговорные программы формата «Поговорим про Украину», я однажды встретил Жириновского. Вождь ЛДПР, блиставший на экранах в девяностых, нынче похож на утомленную тягловую лошадь с потухшими глазами. Он вынужден выходить на арену и нести перед телекамерами фантастическую ахинею дабы уважить российского обывателя с его имперскими амбициозными фантазиями. Двадцать лет назад Владимир Вольфович был настоящим артистом, а сейчас превратился в исполнителя одной песни, которая ему уже до смерти надоела и в печёнках сидит. Словно Юрий Лоза со своим «Плотом» он появляется в Останкино и мелет околесицу. Больше и выступать ему особо негде сейчас – Государственная Дума руками кремлевских политтехнологов превращена из дискуссионной площадки в сборище механических роботов в человеческом обличье, по щелчку пальцами со Старой площади голосующих как нужно Путину.

В украинском обществе слово «киборг» устойчиво ассоциируется с солдатами, защищавшими аэропорт имени Прокофьева в Донецке. У меня же слово «киборг» почему-то ассоциируется с ведущей российского Первого канала Екатериной Андреевой. В ней нет ничего человеческого. Тонны штукатурки на лице, не выражающем никаких эмоций. Стеклянные глаза то ли кокаинистки, то ли куклы. Сухой голос – слова будто робот произносит. Андреева это олицетворение того, что всё живое было превентивно уничтожено на российском телевидении по указке из Кремля. Выдавили Парфёнова из экрана и российский телевизор умер.

Читайте также  Во втором туре выборов Порошенко противопоставляют Путину, а не Зеленскому

https://politua.org/2017/10/27/27900/

Сейчас я снова встаю в пять утра и порой коротаю время, пытаясь изучать московские новостные порталы и российские телеканалы. Сплошь я натыкаюсь на какую-то бездушную мертвечину, которую невозможно читать и смотреть. Мне порой кажется, что скоро в Кремле решат достать из нафталина Игоря Кириллова и он, несмотря на свои восемьдесят пять лет, будет вести вечерние новости по выходным на Первом канале и зловещим голосом рассказывать про ужасы империализма, происки западных врагов и успехи в космосе, умалчивая при этом о том, что деньги на ракеты отобрали у тех, кому не хватает на котлеты. Есть точка зрения, что неосоветизм пошел распространяться еще в девяностые, когда начались бесконечные «Старые песни о главном», но я не думаю, что это было определяющим. Карманные патриоты называют Путина консерватором, преподнося это как несомненный плюс. Я же это его качество называю не консерватизмом, а ретроградством и считаю это большим минусом. Болтовня про скрепы и традиционные ценности, популярная в российском социуме это лишь дымовая завеса, призванная затуманить мещанские мозги и отвести их от дум о будущем.

https://politua.org/2017/10/19/27053/

Российская политика сегодня это фарс и трагедия одновременно. В стране лишь один политик. Все остальные волей-неволей вынуждены только имитировать какие-либо политические действия. Как-то раз я оказался в останкинской гримерке вместе с Сергеем Железняком, одним из лидеров «Единой России» и видным партийным спикером. Я внимательно сканировал взглядом всю его стать. Досконально изучил особенности мимики. Так вот это не человек, а дьявол во плоти, выкованный из чистейшей стали. Он не имеет ничего общего с задорными и простонародными российскими политиками девяностых. Машина по произнесению заученных пропагандистских штампов и тезисов, придуманных на Старой площади. Презрение ко всем окружающим, верхоглядство, демонстративная отгороженность от жизни народа. Зацикленность на собственном внешнем облике как у героя романа «Американский психопат» Патрика Бейтмена. Чекисты продвигают на высшие государственные должности только себе подобных вышколенных нелюдей вроде Железняка – неоспоримо, но факт.

https://politua.org/2017/10/16/26726/

Печально не то, что Россией уже восемнадцатый год правит один и тот же человек. Драма России заключается в том, что этот человек старомодный, закостенелый, замшелый, не способный развиваться и тащить за собой вперёд к новым неизведанным высотам. Путин может только воспроизводить социокультурные паттерны из своего детства. Не знаю, как вам, но вот лично мне ленинградский мир начала шестидесятых совершенно не интересен. Ладно бы, если он вращался тогда в кругу Бродского и Довлатова, это ещё куда ни шло. Но узурпатор российской власти рос совсем не в интеллигентских кругах и поэтому огромная страна обречена стонать пока в ней верховодит столь отсталый от современности кадр. И пока он будет править, то Россия останется силком погружена в морально устаревшую эстетику фильмов «Семнадцать мгновений весны» и «Место встречи изменить нельзя».

Пока в Государственной Думе будут сидеть Станислав Говорухин с Валентиной Терешковой, то Россия обречена на застой и увядание. Когда живые трупы сидят в парламенте и захватили все телеканалы, то упаднические настроения рано или поздно начнут доминировать в обществе. Смотреть сегодня российские каналы и следить за российской политикой это столь же бессмысленно, как искать любовь гуляя по кладбищю среди надгробных плит. В обществе российского спектакля ничего не происходит. В нём есть только до зубовного скрежета надоевшее прошлое, которое нагло пытаются выдать за светлое будущее.

Всеволод Непогодин, специально для “Гуляй Поля”

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...