Холодной гражданской войной в РФ дело не закончится

Самым громким и обсуждаемым событием остается нападение на ведущую радиостанции «Эхо Москвы» Татьяну Фельгенгауэр. Это преступление должно заставить и общество, и власть пересмотреть свои взгляды на список главных проблем России.

В канун 100-летия Октябрьской революции главный враг России — не Америка, не НАТО, не Украина, в чем убеждены условные «патриоты»; не полицейский беспредел, не всесилие спецслужб и не перспектива превращения страны в тоталитарное государство, как полагают условные «либералы». Наш главный общий враг сегодня — это атмосфера страха, ненависти, агрессии и психоза, которой уже дышат многие, и в которую, если процесс не остановить, рискуют однажды с головой окунуться все. От этой заразы не спасет ни противогаз, ни особняк на Рублевке, ни домик в деревне, ни уход в себя, в семью или самое далекое от политики любимое дело.

https://politua.org/2017/10/25/27627/

В соцсетях сейчас гуляет много версий произошедшего в редакции «Эха». Их авторами выступают, в том числе профессиональные психиатры и криминалисты. Рано или поздно, не сомневаюсь, мы узнаем всю правду, но, даже зная то, что известно сейчас, многие комментаторы вне зависимости от мировоззрения сходятся в одном — покушение на Таню Фельгенгауэр могло стать возможным благодаря ползучей эпидемии психоза, порожденного уже не первый год идущей в умах холодной гражданской войной.

Не громко ли сказано? Нет, не громко. Да, большинство россиян наверняка никакой холодной гражданской не чувствуют. Те, кто верят пропаганде, убеждены, что речь о неизбежной борьбе с ничтожным меньшинством в лице «пятой колонны». Те, кто никому не верят, полагают себя вне политики и ушли во внутреннюю эмиграцию, считают, что речь об обострившейся в канун выборов борьбе за бюджеты, а проявления психоза и мракобесия — явления временные, которые их не коснутся. Я могу ошибаться, но, по-моему, так же думали жители царской России начала XX века. Как тогда, так и сейчас в этом гибридном противостоянии участвует абсолютное меньшинство — радикальные «патриоты», «либералы» и просто буйные, агрессивно настроенные неадекваты.

https://politua.org/2017/09/14/24582/

Да, пока его жертвами оказываются чаще политики, журналисты, режиссеры либеральных взглядов, а атакуют отморозки в разных масках — от православного активиста до психопата с израильским паспортом. Хотя активизируются и радикальные противники режима (на досуге почитайте о событиях в Питере — поджогах дома помощника Милонова, дверей представительства «Единой России», музея «Новороссии», избиении агитаторов за партию власти). Да, повторю, слава Богу, пока большинства из нас ни психоз, ни холодная гражданская не коснулась. Но вовлечение в процесс, как показывает наша же история, — вопрос времени. «Мы ведем войну вот уже 70 лет, нас учили, что жизнь — это бой. Но, по новым данным разведки, мы воевали сами с собой», — никогда еще за прошедшие с момента написания этой песни БГ 30 лет ее слова не были так актуальны, как сейчас.

Нам долго, со времен первой чеченской, говорили, что мы должны, как израильтяне, научиться жить в условиях войны с терроризмом, в состоянии постоянной готовности к атаке.

Читайте также  Поклонская утверждает, что противников "Матильды" лишают гражданства РФ

Мы не заметили, как оказались втянуты в куда более опасную историю, когда атаковать может случайный прохожий, вчерашний сосед или даже приятель.

https://politua.org/2017/10/13/26628/

Я бы хотел сказать «атаковать виртуально или словом», но уже так не скажу.

Любой, даже самый тяжелый кризис открывает новые возможности. Болезнь может прогрессировать и обернуться необратимыми последствиями, но также способна мобилизовать организм и в итоге даже вывести его на новый уровень развития. Все зависит от желания и силы воли самого больного. Честно сказать себе, что ты нездоров, — первый шаг. Активизировать резервы — следующий.

Я уже говорил в нашем эфире о том, что впервые за 18 лет появилось нечто, способное объединить россиян разных взглядов — от радикальных либералов до системных государственников. Это нечто — неприятие атмосферы психоза и ненависти, нежелание жить в условиях холодной гражданской и опасение, что однажды «холодная» рискует превратиться в «горячую», жертвами которой окажутся и красные, и белые, и оранжевые, и хамелеоны. Кто выступит с такой инициативой, непринципиально. Не исключаю, кстати, что сам Путин. Потому что, повторю, ни для власти, ни для оппозиции, ни для аполитичного большинства нет сейчас задачи более актуальной, чем решение проблемы психического здоровья нации, а без прекращения «холодной» гражданской решить ее невозможно.

Станислав Кучер, “Коммерсант.FM”

 

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...