Предсказуемый позитив: итоги местных выборов в Украине

Ничего особенного в украинском политикуме не произошло.

Местные выборы в Украине не стали прорывом или сюрпризом. Большая часть политических событий и результатов была более чем предсказуемой.

Об этом пишет для Site.UA Валерий Пекар.

Что произошло?

Ничего особенного не произошло. Избиратели, голосовавшие за Зеленского в 2019 году, разочаровались и вернулись к своим привычным предпочтениям. Местные феодалы, которые потерпели сокрушительное поражение от “Слуг Народа” на парламентских выборах, сейчас устроили решительный реванш (партийная принадлежность феодалов не имеет значения, они ее легко меняют или берут собственный местный флажок). На жизни граждан это мало скажется, поскольку ни большинство “слуг народа”, ни местные феодалы не ставят за цель модернизацию Украины, для них речь идет о сохранении существующего строя, который лучше всего можно описать словами “демократический феодализм”. Но местные феодалы являются мощным противовесом пророссийским силам.

И хотя мы все это прогнозировали задолго до выборов, в последний месяц это уже понятно всем из социологических данных.

Комментарии к наиболее распространенным жалобам в социальных сетях

Это реванш регионалов

Ничего подобного. Существует прослойка избирателей (до 30%), которые симпатизируют пророссийской повестке дня. Эта прослойка довольно пестрая: откровенно пророссийские граждане (“Путин, введи”) составляют в ней меньшинство, а большинство принадлежит другим двум категориям – “советским людям” (“как там было хорошо, такую ​​страну потеряли”, и это не только старые, а и часть молодежи) и тем, для кого просто неприемлема повестка дня, возникшая после Майдана (рост украинского патриотизма, приоритет культуры и языка, реформы и т.д.). Если эти люди никогда не проголосуют за “армию, язык, веру”, то за кого им голосовать? Там, где местные феодалы предложили понятную альтернативу, там результаты ОПЗЖ и Шария сильно уменьшились. Там, где местные феодалы оказались слабыми, там откровенно пророссийские партии набрали больше. Но в целом местные феодалы показали мощные результаты, поэтому откровенно пророссийские партии скорее недобрали со своими ожиданиями. Хотя крови в местных советах они попьют немало, в том числе и раскачивая всеукраинскую лодку всякими региональными требованиями.

Существование большой пророссийски-советской прослойки подзабылось за последние годы, а она никуда не делась – просто в 2019 году голосовала за Зеленского и партию “Слуга народа” в ожидании, что они оправдают их ожидания. Но так не получилось, в том числе из-за активной позиции патриотичной реформаторской прослойки. Что же касается третьего слоя, аполитичного, то его надежды лучше всего очерчивают и удовлетворяют как раз местные феодалы (кстати, их личные качества избирателей не беспокоят, что привело, например, к локальной победе Лозинского). Следовательно, это не реванш регионалов, а просто поражение “слуг народа”.

Важно отметить, что пророссийский электорат в Украине имеет свой потолок, и пока Россия не может его преодолеть, даже контролируя значительную часть медиапространства и вбрасывая огромные деньги. Если системно вытеснять Россию из медиапространства, то этот электорат начнет сдуваться.

“Понаехавшие” в Киеве проголосовали за Попова

Ничего подобного. Большинство людей с советской повесткой дня живет в старых центральных районах с 1960-70-х годов, если не раньше. Вы просто забыли об их существовании. Кличко зря удивлялся тому, что в столице Майдана нашлись сторонники Попова, ведь Киев был одновременно и столицей Антимайдана.

В моем окружении все голосовали одинаково, а результаты показывают другое

Время выйти из своего пузыря. В Украине (и в вашем городе тоже) живут очень разные люди, а социальные сети создают впечатление, что это не так, что только те, кто разделяет ваши ценности и мысли.

Как могло случиться, что Кличко побеждает в Киеве?

Это было очевидно по социологическим опросам задолго до выборов. Во-первых, в нашей стране побеждает всегда медийная персона (об этом свидетельствует, например, тот факт, что Притула набрал больше, чем его партия “Голос”, хотя логично было бы наоборот). Во-вторых, несмотря на недовольство положением дел в городе, подавляющее большинство граждан и в Киеве, и в других городах стремится к стабильности и предсказуемости, которую им дает нынешняя власть. Разовый эксперимент 2019 года не удался, и это еще больше усиливает стремление к стабильности и предсказуемости (на это же работают коронавирус и другие внешние факторы). Повестка дня относительно городского бюджета, сохранения старого города и произвола застройщиков – это повестка дня активного меньшинства.

Как мог Кернес снова стать мэром в Харькове?

Смотрите предыдущий пункт, а также прошу принять во внимание тот факт, что харьковский городской глава давно и тщательно зачищал политическое пространство в городе. Пространство зачищено, и там может победить даже его тень.

Так что, теперь одесситам нужно голосовать за Труханова?

Получается так, ведь местные феодалы во многих регионах – это единственная сила, которая может составить конкуренцию откровенно пророссийским силам.

Как могла Демсокира набрать так мало?

Выборы – это деньги, а точнее – большие деньги. Деньги можно взять только в трех местах: Кремль, олигархи, малый и средний бизнес. Первые два неприемлемы, а третий так просто денег не даст: он недоверчив и ждать, как будут развиваться события (именно длительное время стабильно высокой активности стало фактором попадания в местные советы “Силы Людей”; помните, это марафон). Кроме того, нужна яркая медийная персона. “Голосу” это удалось, поэтому они в парламенте, а сейчас еще и во многих местных советах.

Как мог Шарий набрать так много?

А здесь сработал другой принцип – свободная рыночная ниша. Описанный выше электорат, который никогда не будет голосовать за “Европейскую солидарность” или “Голос”, ищет альтернативу. Старые отбросы из ОПЗЖ не всех привлекают. Кроме того, срабатывают деньги – смотри выше три источника, где их взять, а Шарий взял из первого источника немало.

Не из кого выбирать

Это неправда. На этих местных выборах у нас был полный спектр возможностей правой и левой ориентации, патриотической и пророссийской, консервативной и либеральной. Нет ни одного клочка политического спектра, без разницы, раскладывая его на двухмерную или трехмерную модель, где бы никого не было, где бы кто-то не успел потоптаться.

Ничего не меняется

И это неправда. Анализ точных итогов выборов еще впереди, но природные демографические факторы берут свое. Пока у страны нет ресурса для прорыва, то срабатывает медленное, постепенное движение. Для того, чтобы его увидеть, надо сравнить голосования за многие годы.

Позитивчик

Положительных новостей немало. Первая из них заключается в том, что огромные деньги в Киеве не решают ничего. Верещук, Пальчевский и “За будущее” пролетели несмотря на астрономические расходы. Привет Офису президента, Коломойскому и ФСБ. Поздравления операторам наружной рекламы.

В других городах также есть хорошие новости. Например, в Днепре Вилкул окончательно сошел со сцены. В Кривом Роге “Сила Людей” еще раз продемонстрировала всем, какие они молодцы.

Безусловный позитив – результаты “Голоса” во многих местных советах; на мой взгляд, у этой партии определенно есть перспектива. Победа Сенкевича в Николаеве над ОПЗЖ – это также позитив.

Многие местные советы будет достаточно пестрыми (например, в Киевсовет прошло семь партий), и это хорошо: взаимный контроль и противостояние сделают невозможным договорняки и распил.

Пропорциональная система с открытыми списками, на мой взгляд, слишком сложная для местных выборов (за исключением крупнейших городов и областных советов), но люди привыкнут, разберутся и впоследствии будут приходить на парламентские выборы более подготовленными. А для парламентских выборов пропорциональная система с открытыми списками – лучший подход, ослабляет местных феодалов (лишая их мажоритарки) и партийных боссов (лишая их права играть спискам и ограничивая торговлю местами).

Еще один важный вывод: демократия вновь победила в Украине, и это наша главная черта и источник надежды. Украина – не Россия и не Беларусь. Админресурс не сработал, а серьезные нарушения, по данным ОПОРы, составили менее 1%.

В Украине четко обозначились две общенациональные партии со стабильным электоратом: “Европейская солидарность” как партия правых консерваторов-патриотов и “Оппозиционная платформа – За життя” как партия сторонников России и СССР. Вместе они могут претендовать максимум на 60% всего электората (и это очень, очень завышенная оценка), а значит, есть много других политических ниш: последовательные либералы (можно не уточнять, что проукраинские, потому что пророссийские либералы невозможны), живые и резвые новые левые (в украинской политике левая традиция никоим образом не с советских времен, ее корни более глубокие), настоящие зеленые (не по цвету зонтиков, а по смыслу) и другие.

Что будет дальше?

Не надо быть большим политическим экспертом, чтобы понять: это поражение Владимира Зеленского и бренда “слуг народа”. Почему бренда, а не партии? Потому что партии как таковой не существует, это набор групп, управляемых с разных центров с очень разными ценностями. В прошлом году под этим брендом в парламент попали реформаторы и антиреформаторы, коррупционеры и антикоррупционеры, преданные пособники олигархов и ярые борцы с олигархическим феодализмом, последовательные либералы и сторонники государственного вмешательства куда только можно, истинные патриоты и откровенные российские агенты. Зеленский открыл парламент как консервную банку и насыпал туда кого угодно. Эта конструкция не могла существовать дольше, чем один год, вот она и просуществовала (если бы не эпидемия, все было бы быстрее).

Вот почему это поражение – это в первую очередь поражение Зеленского, ведь бренд принадлежит ему. Это поражение его команды, которая придумала всю эту нестабильную конструкцию, которая разваливается на глазах. Это поражение попытки объединить страну повесткой дня, в которой нет острых мест и принципиальных ценностей. Это поражение постмодернистской политики видеоклипов и искусственной правды.

Год назад зеленый зонтик был гарантией попадания в парламент. Сейчас ни один из местных лидеров не взял его. Реальная политика вернула себе подобающее место, выбросив оттуда постмодернистские симулякры.

Что будет дальше?

Во-первых, очевидно, ослабление центральной власти. Это не хорошо в стране, где и так слабые институты. Но вместо этого будет увеличиваться вес местного самоуправления, особенно мэров городов, и это хорошо, потому что граждане кое-где ощутят на себе положительные результаты (не забываем о децентрализованных местных бюджетах). Децентрализация будет усиливаться, уж здесь мэры и местные советы постараются. Главное, чтобы децентрализация и феодализация не начали превращаться в федерализацию, но здесь ключевая роль принадлежит парламенту.

Конечно, президент сейчас начнет менять чиновников своего офиса, министров и председателей областных администраций, которые “не выполнили план” и “подвели”. Но правительства, коалиционного с Коломойским, не будет. Плюс.

В условиях ослабленного президента центр власти может переместиться в парламент (и это неплохо!), Но при условии, что парламент сформирует действенную коалицию. Однопартийного большинства давно уже нет, несмотря на все усилия руководителей групп (в Британии их называют “партийные кнуты”). Члены парламента получают указания (а возможно, и более материальные вещи) от различных центров власти, туда же и отчитываются. Нужна коалиция. Вряд ли коалиция возможна с ОПЗЖ, потому что в такое не захочет лезть критическая масса “слуг народа”. До выборов выглядела реальной коалиция с Коломойским, у которого есть много мандатов внутри “Слуги Народа” и достаточно в других группах. Но он пролетел на местных выборах, и это хорошо. Есть и другие варианты, один из них имеет шансы реализоваться.

Увеличится роль местных феодалов, будут закрепляться, объединяться, диктовать условия центру, а также часто противодействовать российским агентам (при всей ненависти к феодализму, лучше желто-голубой феодализм, чем российское рабство). Кто-то из них будет вырастать до национального уровня, а это значит ротацию элит, тоже хорошо.

На национальном уровне снова свободна ниша интеграционного проекта. Спрос на такой проект есть хотя бы потому, что аполитичный слой является огромным. Но те, кто его будет строить, должны детально проанализировать опыт политических побед 2014 и 2019 и поражений 2020.

Парламентских выборов не будет, потому что на них будет сокрушительное поражение Зеленского и его команды (имеется в виду настоящая команда, без привлеченных персон, которых приняли в 2019 году для демонстрации разным слоям общества и западным партнерам). Пока у президента есть возможность маневров в парламенте, его власть чего-то стоит. Как только его фракция сократится до 20%, он превратится в слабого игрока, а если до 10% – в абстрактный символ демократии.

Фарс с “опросом Зеленского” комментировать не буду, его уже много раз прокомментировали все, от ОПОРА до ОБСЕ. Кстати, Будапештский меморандум не дает никаких гарантий, медицинский каннабис давно пора легализовать, а сократить депутатов не удастся – конституционного большинства ныне не стоит и ждать, счастьем будет уже простое большинство для утверждения государственного бюджета. 

Как ранее сообщал PolitUA, второй тур местных выборов в Украине может затянуться до декабря.

Читайте также  ЕС продлевает запрет на въезд для украинцев

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...