Формула свержения Путина: «Винтовка рождает власть!»

Протесты в Хабаровске.

Для диктаторских режимов в Беларуси и России угрозу несут только граждане, готовые применить насилие против криминально-террористических властей.

Для отставки таких жестких авторитарных режимов, как в Беларуси и России, любое число мирных протестантов, выходящих на улицы и площади городов, является недостаточным, пишет на страницах своего блога в «Живом Журнале» экс-советник нацлидера России Владимира Путина, российский экономист Андрей Илларионов.

«Идущая третью неделю белорусская революция возобновила дискуссию об успешных стратегии и тактике свержения диктатуры, не имеющей народной поддержки», – пишет эксперт.

В центре внимания оказались два взаимосвязанных вопроса:

▪ эффективность исключительно ненасильственных действий, каких сейчас придерживаются победившая на президентских выборах Светлана Тихановская и сформированный ею Координационный совет;

▪ необходимое число выходящих на улицы протестантов, требуемое для свержения непопулярного режима.

Кажется, еще не полностью забыты мантры российских системных либералов, пытавшихся разъяснять неискушенной публике, будто бы выход на улицу некоего числа мирных протестантов «обязательно обрушит ненавистный режим».

«Мол, ста тысяч человек на улицах Москвы, конечно, недостаточно. А вот если выйдет «целый миллион», то тогда все решится мгновенно — милиция исчезнет (вар.: перейдет на сторону народа), армия развернет пушки, спецслужбы поймают тирана…», – отмечает Илларионов.

Белорусская революция вновь властно напомнила нерелевантность такой картины, рисуемой гражданами, поверившими фантастическим произведениям Джина Шарпа или Эрики Чиновет. Как было уже показано, в частности, на примере венесуэльских протестов, никакого «правила 3,5%» не существует.

«Иными словами, нет никаких оснований полагать, будто бы 3,5% граждан, вышедших на улицы с протестом против режима, достаточно для смены власти», – подчеркивает Илларионов.

16 и 23 августа на улицы и площади Минска выходили по 200−250 тысяч протестантов, что превышает 10% от населения столицы Беларуси.

«В целом по стране протестовали 500−600 тысяч граждан, что составляет не менее 5−6% населения всей страны. К уличным протестам в последнее время добавились забастовки рабочих на крупнейших промышленных предприятиях», – отмечает Илларионов.

Наконец, европейские лидеры отказались признавать Александра Лукашенко. В случае с венесуэльским Гуайдо они даже признали его легитимным президентом.

«И каков результат? Кто остается властителем после двух с лишним недель протестов в Беларуси? После шести лет протестов в Венесуэле? После девяти лет гражданской войны в Сирии?», – задает вопросы Илларионов.

«Если 3,5% протестантов для победы революции недостаточно, то сколько мирных протестантов нужно, чтобы тиран ушел? 5%? 10%? 20%? 50%? 90%? Какой вариант ответа правильный?», – уточняет он.

В том случае, если диктатор не хочет уходить, готов к применению неограниченного насилия против своих оппонентов и без стеснения его применяет, то малоприятный, но опирающийся на доступные в настоящее время факты, ответ звучит недвусмысленно: ни один из них.

«Принципиальный вопрос заключается не в численности противоборствующих сторон, а в их готовности и умении применять насилие», – подчеркивает Илларионов.

«Сформулируем ответ на интересующий общественность вопрос о необходимых условиях отставки не пользующегося общественной поддержкой режима для четырех вариантов политической ситуации», – добавил он.

Главными параметрами этих вариантов являются:

▪ характер политического режима,

▪ степень соблюдения режимом требований верховенства права,

▪ готовность к использованию режимом насилия (избирательного, массового) против своих оппонентов.

Читайте также  О вундерваффе Путина. Презентация собственного эшафота

Итак, какие могут быть реальные варианты развития событий в условиях различных политических режимов:

I. В условиях свободного политического режима, опирающегося на безусловное соблюдение всеми участниками политического процесса жестких требований верховенства права, для смены власти достаточно лишь победы оппозиции на честно проведенных президентских или парламентских выборах; при этом дополнительной мобилизации граждан для защиты корректно объявленных результатов выборов не требуется (полностью свободные страны).

II. В условиях мягкого авторитарного режима, не соблюдающего базовые требования верховенства права, но не готового применять насилие против своих оппонентов, для смены политической власти необходима массовая мобилизация граждан, готовых защищать результаты выборов (или иным образом выявленное волеизъявление граждан), принимающая форму ненасильственной (малонасильственной) бархатной революции (Польша, Венгрия, Болгария, Чехословакия, ГДР, 1989; Грузия, 2003; Сербия, 2000; Украина, 2004; Армения, 2018).

III. В условиях мягкого авторитарного режима, не соблюдающего базовые требования верховенства права, но готового применять избирательное насилие против своих оппонентов, смена политической власти требует массовой мобилизации граждан, их отказа от инструментов только ненасильственного сопротивления, следовательно, применения ими избирательного насилия против сил сопротивляющегося режима (Августовская революция в СССР, 1991; Революция Достоинства в Украине, 2014).

IV. В условиях жесткого авторитарного режима, игнорирующего базовые требования верховенства права, готового применять систематическое насилие против своих оппонентов, смена политической власти требует массовой мобилизации граждан, их отказа от инструментов только ненасильственного сопротивления, следовательно, применения ими систематического насилия против сил сопротивляющегося режима (Румыния, 1989; арабская весна 2011).

Переход к применению оппозицией насилия, в том числе и систематического, сам по себе не гарантирует победы оппозиции. Успех в этом случае определяется умениями, способами, эффективностью применения инструментов насилия.

«Эта часть политической борьбы является предметом особой части политической науки и изучается в разделах с названиями «силовое сопротивление», «восстание», «гражданская война», – отмечает Илларионов.

▪ Нынешние политические режимы в Беларуси и России относятся к жестко авторитарным (а не к так называемым «гибридным»).

▪ Нынешние политические режимы в Беларуси и России игнорируют базовые требования верховенства права.

▪ Нынешние политические режимы в Беларуси и России неоднократно доказывали, что готовы к применению насилия и на деле применяли как избирательное, так и массовое насилие против своих оппонентов.

Для отставки таких жестких авторитарных режимов, как в Беларуси и России, любое число мирных протестантов, выходящих на улицы и площади городов, является недостаточным — будь их хоть миллион, хоть 9 миллионов для Беларуси или же 130 миллионов для России.

«Для свержения таких режимов необходимы не только массовые ненасильственные протесты, не только массовые забастовки, не только моральная и политическая поддержка свободных стран мира», – подчеркивает Илларионов.

Необходимым условием для этого является готовность мирных законопослушных граждан к применению насилия и фактическое применение такого насилия (как избирательного, так и систематического) против криминальных террористических режимов, противостоящих подавляющему большинству граждан своих стран.

«Отсутствие такой готовности, отказ от такого применения позволяет режимам, отвергаемым подавляющим большинством граждан своих стран, как мы видим на примерах Венесуэлы, Беларуси, оставаться у власти неограниченное время», – подытожил Илларионов.

Автор Андрей Илларионов
Источник Живой Журнал

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...