Вирус всеобщего краха: пандемия разрушает привычную иерархию власти

Почему после коронавируса нас ждет новая эпидемия, а политики будут терять власть?

Сейчас много говорят о том, что, пользуясь пандемией и страхом людей, политики пытаются взять на себя усиленные полномочия. Это так, но в перспективе они просто не смогут это количество власти переварить, пишет на своей странице в Facebook экс-нардеп, политолог Вадим Денисенко.

История возникновения коронавирусного страха

На 8 млрд населения Земли больных коронавирусом менее миллиона, умерло 30 тыс. человек.

«Я понимаю, что сейчас большинство украинцев и европейцев поддерживают карантинные мероприятия, и я не хочу здесь обсуждать то, нужно ли вводить карантин или нет. Я хотел бы немного подняться над этим вопросом и посмотреть несколько отстраненно на то, что мы имеем сейчас и какие это будет иметь последствия в будущем», – пишет политолог.

Причин для карантина было несколько, и все они вызвали нынешнюю панику. Первая причина – страх китайских властей, которые помнят, какие негативные последствия для самой власти имели предыдущие эпидемии, когда официальный Пекин не мог справиться с предыдущим гриппом, смертность от которого была на порядок выше.

«Именно поэтому от греха подальше было принято решение о беспрецедентных средствах карантина (давайте не забывать, что главный страх китайских властей – это страх массовых бунтов, а реальная эпидемия такие бунты могла бы породить)», – отменяет Денисенко.

Причина вторая – соцсети, которые, начиная с карантина в Ухане, все время генерировали массу страхов (помните о горах трупов в китайские провинции?). Собственно, если бы не было соцсетей с их домыслами и воздействиями на избирателей, вряд ли кто-то вводил бы карантинные мероприятия такого масштаба.

«Затем спусковой крючок нажал Трамп, неожиданно даже для окружающих закрыв границы США, и сотни самолетов вынуждены были развернуться над Атлантикой. Но если что-то подобное сделал Трамп, в нынешнем глобализированном мире соцсетей это, конечно же, привело к панике в странах, которые мы считаем демократическими или условно демократическими», – подчеркивает Денисенко.

«Какой выход есть у политика?», – уточняет но.

Первыйначать героическую борьбу с вирусом в ущерб экономике, но в надежде на повышение рейтинга (то есть сесть на волну паники).

Второй – сказать, что «я не поддамся панике ради экономического благосостояния своих граждан, и, возможно, потерять свой рейтинг».

«Пока в Европе есть два таких лидера – руководители Швеции и Беларуси. Точнее, в Швеции есть определенный консенсус элит по этому поводу, а Лукашенко решил пойти ва-банк, и мне кажется, что он от этого только выиграет», – отмечает Денисенко.

В целом все мы переживаем новый эксперимент, люди сами себе придумали. Но прежде чем говорить о последствиях этого эксперимента, мы должны понять: еще 20 лет назад при идентичных обстоятельствах никакого карантина в ЕС или США не было. Именно соцсети стали катализатором действий политиков.

Конец власти

«Название этого подзаголовка взято из названия книги Мойзеса Наима «Конец власти», которую я настоятельно рекомендую прочитать. Автор этого бестселлера говорит о трех революциях, которые произошли в последнее время», – подчеркивает Денисенко.

Это революция большинства (людей стало гораздо больше и нами гораздо сложнее управлять), революция ментальности (в глобализированном мире ценности и понятия традиционных культур отходят на второй план) и, наконец, революция мобильности (людей очень тяжело удерживать на месте). Все эти революции привели к одному весомому сдвигу: власти у представителей власти и крупного бизнеса становится значительно меньше, чем это было даже в 80-90-х годах прошлого века.

«В свою очередь, соцсети, которые становятся нишевыми СМИ, создают массу нишевых историй, которые на определенный период времени становятся мейнстримом, и политики, а за ними и крупные бизнесмены вынуждены все время гнаться за этими фрагментированными очень нишевыми квазисобытиями или квазиидеями», – отмечает Денисенко.

Читайте также  В Донецке арестован боевик причастный к крушению МН17

Действительно, сейчас политики отвоевали себе небольшие преференции, особенно в части мобильности своих граждан. Но надолго удерживать эти «диктаторские полномочия» им просто не удастся.

«Точнее, удастся только в одном случае, если все время держать общество в напряжении и подпитывать его новыми страхами. Но пока это вряд ли возможно, ведь механизмы демократии вряд ли могут упасть от одного коронавируса», – подчеркивает Денисенко.

В краткосрочной перспективе (5-10 лет) мы будем наблюдать еще большее ослабление власти, которая из-за вышеназванных революций, помноженных на невероятную фейкозависимость соцсетей и потерю доверия во всем мире к институтам власти и экспертной среде, будет вынуждена играть не в свою игру, а в игру, навязанную «прямой демократией» соцсетей.

«Перефразируя «классика» можно сказать: «власть слаба как никогда», и эта слабость будет только усиливаться. Правда, эта слабость обычно сменяется диктаторскими режимами и новыми делениями мира», – отмечает Денисенко.

Когда ждать нового коронавируса?

«Я, конечно, не вирусолог, и мои познания в вопросах эпидемий ограничиваются несколькими историческими и культурологическими книгами, где описывались ужасы чумы или эпидемии сифилиса. Между прочим, интересный факт, который лишь косвенно важен для нас сегодня», – подчеркивает Денисенко.

В свое время эпидемия сифилиса в конце XV ст. задела верхушку католической церкви, и тогда Папа был даже вынужден издать специальный документ, который говорил о том, что святая вода не является лечебным средством от сифилиса. И вся эта история опосредованно ускорила появление Мартина Лютера и его 95 вопросов к Святому Престолу.

«Но это так, вставная новелла. Интересна она тем, что все страны мира сейчас копируют друг друга, применяя одни и те же заградительные методы. И если цинично подойти к ситуации, то я более чем уверен, что во всех премьерских и президентских кабинетах ЕС говорят о том, как всем повезло с Италией, ведь теперь можно кивать на Рим и говорить, что мы не допустили ничего подобного», – подчеркивает Денисенко.

Чому після коронавірусу нас чекає нова епідемія, а політики втрачатимуть владуЗараз багато говориться про те, що…

Geplaatst door Vadym Denysenko op Zondag 29 maart 2020

Но при этом во всех этих кабинетах политики не понимают, что де-факто мы входим в эпоху новых эпидемий, которые страшны не только и не столько распространением болезни (хотя не надо быть большим ученым, чтобы понимать, что коронавирус далеко не последняя эпидемия в XXI в.), сколько распространением паники, против которой у власти нет никаких действенных рецептов.

Вместо заключения, или Какие стартапы будут самыми дорогими

Мир так или иначе движется к контролю за каждым. Лидер в этом вопросе, конечно, Китай, от него несколько отстают США и существенно отстает Россия. Но тренд на контроль каждого через лозунги о безопасности и предотвращении терроризма после этой эпидемии будет только нарастать.

«Но в Китае вся огромная система отслеживания всех, включая идентификацию любого через уличные камеры, дала страшный сбой: простая медицинская маска «убила» миллиардные инвестиции. Будущим миллиардером станет тот, кто разработает реальную технологию распознавания человека в маске», – подытожил Денисенко.

Автор Вадим Денисенко
Источник Facebook

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...