Подать воду в Крым: России нечем поить своих туристов

В Крыму засуха. Без поставок пресной воды по Северо-Крымскому каналу полуостров стремительно теряет репутацию «цветущей здравницы».

Казарин подчеркнул, что «крымчанам воды хватает, а вот российских туристов, похоже, «поить» нечем».

Поставки воды в Крым не станут решением гуманитарной катастрофы на оккупированном полуострове, рассказал в эксклюзивном комментарии корреспонденту интернет-издания «Новости Украины – From-UA» украинский журналист, телеведущий, публицист Павел Казарин.

По словам нашего собеседника, нет таких причин, которые могли бы заставить Киев возобновить поставки воды в Крым.

«Говорят, что в Крыму осталось воды на 3 месяца, и что уже к лету уже могут возникнуть серьезные перебои. Но надо понимать, что поставки воды в Крым не станут решением гуманитарной катастрофы: для местного населения, для обеспечения гуманитарных и санитарных нужд воды в Крыму хватает», – объясняет журналист.

«Воды не хватает для того, чтобы содержать курортную базу на несколько миллионов туристов, и не хватает для производства, промышленного и любого другого. Поэтому поставки воды в Крым просто облегчат России решение задачи по поддержанию в Крыму санитарно-туристического комплекса для российских граждан», – добавляет Павел Казарин.

Ранее Казарин очень подробно рассказал в своей статье, почему Крым страдает от нехватки воды. Он предсказал, что в скором времени информационное пространство всколыхнет эта тема.

Проблема нехватки воды в Крыму

На полуострове сейчас перебои с водой. В городах горячее водоснабжение готовятся давать лишь по выходным. Холодную воду – по часам. Запасов в водохранилищах недостаточно, чтобы обеспечить бесперебойные поставки, писал в своей ранее опубликованной статье журналист и публицист.

Российские пропагандистские масс-медиа пишут о том, что Симферополь может остаться без воды уже к маю. В целом же основные водохранилища региона заполнены на треть – и этого может хватить до июня.

«Внимание вопрос. Кто первый в Киеве начнет говорить о возобновлении поставок воды в Крым?», – пишет публицист.

Вода – главный дефицит полуострова после аннексии. До 2014-го днепровская вода обеспечивала до 90% потребностей региона. Спустя месяц после вторжения Киев перекрыл Северо-Крымский канал.

«Российские власти сооружали водозаборы, бурили скважины, но фундаментально это вопрос решить не могло. Скорее, наоборот – привело к засолению почв в Северном Крыму, и сельское хозяйство в тех краях угасло», – отмечает Казарин.

Российские власти региона колеблются между демонстративной бравадой, такой как – «Украина превратила Днепр в канализацию, и нам такой воды не нужно», и требованиями: «Днепр берет начало на территории России и Украине не принадлежит». Но теперь, судя по всему, уже не до позерства.

«Туристов можно привезти самолетами. Электроэнергию – поставлять по энергомосту из Краснодарского края России. Но воду полуострову может обеспечить лишь материковая Украина. И только Киев в силах избавить Кремль от головной боли. Которая появилась у него с тех самых пор, как Москва решила сменить флаги в Крыму», – подчеркивает Казарин.

Политические игры вокруг Крыма

Вдобавок, украинские власти недавно заявляли о готовящемся обмене с Российской Федерацией. Чиновники заявляли о том, что формулу «всех на всех» удастся воплотить в жизнь. Намекали на то, что в этом списке могут оказаться крымские татары, которых Кремль активно сажает в тюрьмы последние шесть лет.

«Олег Сенцов в свое время говорил о том, что людей можно менять лишь на людей – а не на политические уступки. Но логика Кремля состоит как раз в обратном. И у меня есть ощущение, что в ближайшее время Украина вновь может погрузиться в очередное внутреннее противостояние», – отмечает Казарин.

Нам вновь могут предложить выбор. Когда на одной чаше весов окажется политическое решение (возобновление поставок воды в Крым), а на другой – гуманитарное (возвращение украинских граждан).

«При этом нам обязательно расскажут о том, что поставки воды на полуостров – это тоже гуманитарный акт. Что таким образом мы заботимся о соотечественниках. Сошлются на Израиль и обвинят в воинственности тех, кто не согласится», – подчеркивает Казарин.

Безусловно, эта логика найдет немало сторонников. Потому что на кону будут конкретные жизни и частные судьбы. В то время как другая сторона станет апеллировать вещами куда более абстрактными и неосязаемыми. Наподобие суверенитета, государственных интересов и институциональной памяти.

«Переговоры с террористами – это всегда пространство сложного выбора. Начиная от принципиальной допустимости подобного шага. И заканчивая границей возможных уступок», – отмечает Казарин.

Но любое возобновление поставок воды в Крым рискует стать не просто шагом, который закроет для Москвы историю про аннексию полуострова. Оно рискует углубить и без того немалый раскол в украинском обществе.

Читайте также  Дадут ли США Украине оружие

«Есть ситуации, в которых не бывает очевидных решений. В которых каждый выбор сопровождается шлейфом последствий», – подчеркивает Казарин.

Президентская должность требует умения просчитывать ситуации. А еще она требует умения брать на себя ответственность не только за популярные решения, но еще и за непопулярные. Привычка нравиться способна сыграть злую роль.

«Вероятно, Киев будет сдавать этот экзамен на наших глазах», – подытожил Казарин.

Воду дайте, спасите оккупантов

Кроме того, аналитик «Агентства международных исследований» Игорь Соловей давно объяснил, почему нельзя снимать «водную» блокаду с оккупированного Крыма. Он всегда подчеркивает, что разговоры о снятии блокады Крыма – не новость в информационном пространстве.

Эти разговоры вбрасываются с периодичностью раз в несколько месяцев российскими или оккупационными властями Крыма. Или даже украинскими политиками-экспертами – особо отметился на этом поприще Леонид Кравчук в мае 2019, посоветовав Зеленскому снять из Крыма все блокады, связанные с жизненно важными ресурсами, писал эксперт еще в августе прошлого года.

«Сейчас заявление о необходимости переговоров о допуске воды из Днепра в Крым сделал «заместитель председателя Совета министров – постпред Крыма при президенте РФ» Георгий Мурадов. И не надо быть провидцем, чтобы спрогнозировать: скоро этот стон поддержат пророссийские политики, прошедших в Верховную Раду Украины», – писал эксперт.

Поэтому учитывая очередную активизацию таких заявлений хочется предупредить политиков и общественность, почему снимать экономическую блокаду (в том числе – пускать воду в Крым) нельзя.

Экономическая блокада Крыма

Во-первых, стоит напомнить, что толчком для введения экономической блокады Крыма стало начало массовых задержаний крымских татар и других проукраинских активистов на оккупированном полуострове. Напомните, разве репрессии в Крыму прекратились?

Во-вторых, в сентябре 2015 году в Крым шел поток продовольствия, промышленных и строительных материалов сотнями фур ежедневно – они доставлялись как жителям полуострова, так и в участвовавшие в оккупации военные части РФ.

«Мало того, в то время в Крыму существовала свободная экономическая зона (СЭЗ) и там работали пункты перегрузки украинских товаров с последующим вывозом их в РФ. Таким образом, Крым превратился еще и в контрабандный хаб», – отмечал Соловей.

Таким образом, блокада стала крупнейшей экономической санкцией Украины против России за оккупацию своей территории.

«Точную стоимость удорожания Крыма для оккупанта посчитать сейчас трудно: нужно знать сколько точно Кремль вложил в электрификацию, перестройку рынков, насколько выросли цены, во что обошлось ускорение строительства Керченского моста и обеспечение российских военных частей. Но точно речь может идти о миллиардах долларов», – подчеркивал Соловей.

Крымские татары с самого начала поддерживали блокаду – они считают, что чем дороже Крым будет обходиться России, тем быстрее он вернется в Украину.

«Попытки снять блокаду Россия осуществляла с самого начала ее введения. Для этого вкидывался месседж «блокада вредит мирным людям», который пдхватывался в Украине пророссийскими политиками, лояльными им СМИ и экспертами», – отмечал Соловей.

Однако, ответ на это прост: отделить товары для населения от товаров для оккупантов – невозможно. И снимая блокаду на поставку электроэнергии, воды и товаров Киев начнет напрямую поддерживать оккупанта, решать (а не усложнять) его проблемы по содержанию оккупированной территории.

«А ответственность за оккупированную территорию несет страна-оккупант», – подчеркивал Соловей.

Тем более, блокаду снять невозможно физически – ее вводила не власть, не президент Порошенко, а организовал Меджилис крымскотатарского народа при поддержке украинских патриотических организаций.

«Поэтому если будет такая попытка уже новой власти, то она столкнется с общественным сопротивлением всей Украины. Что неизбежно вызовет внутриполитический кризис», – особо подчеркивал Соловей.

Внешнеполитический аспект

Если Украина запускает в Крым воду, снимая тем самым блокаду, и начинает торговать с оккупированным ее врагом территорией, то мировые страны вполне резонно могут задать вопрос: «Если вы не соблюдаете санкций в отношении Крыма, то почему тогда мы должны содержать санкции? Простите, мы тоже страдать не будем». И это будет означать конец режима мировых санкций.

«Так что снятие блокады Киевом будет де-факто признанием российской оккупации», – отмечает Соловей.

«Готова ли новая власть в Украине взять на себя такую ответственность?», – подытожил он.

Автор Павел Казарин Игорь Соловей
Источник Новости Украины – From-UA POLITua

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...