Решение суда ООН: что ожидает Украину и Россию

Что означает новое решение Международного суда ООН по делу против России?

8 ноября Международный суд ООН (ICJ) одобрил важное процедурное решение относительно заявления Украины против РФ о нарушении ею норм Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации (ICERD) и Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма (ICSFT), пишет на страницах «Цензор.НЕТ» доктор юридических наук, профессор Борис Бабин.

«Для понимания его важности следует напомнить историю вопроса. В заявлении Украины в измерении ICERD говорится о дискриминации по языковому и этническому признаку крымских татар и украинцев в Крыму, а в рамках ICSFT – о финансировании РФ вооруженных группировок, ведущих боевые действия и диверсионные акты на Востоке Украины. Сразу добавлю, что спор относительно именно этих двух конвенций можно было начать против РФ в ICJ без ее специального разрешения, а огромный массив других договоров, которые нарушила РФ с 2014 года, невозможно применить в международных институтах без согласия самой РФ», – пишет юрист.

Сразу после объявления содержания заявления, которое по заказу МИД, готовили юристы американской юридической компании Covington & Burling LLP на основании материалов, собранных украинскими органами, можно было услышать критику по ограничению количества эпизодов, описанных в заявлении и их географического распределения (ведь РФ нарушала ICSFT и в Крыму, а ICERD в отношении этнических украинцев и ряда национальных меньшинств – соответственно на Донбассе). Впрочем, такое решение могло исходить из имеющихся неопровержимых доказательств именно в случаях, описанных в заявлении.

Текст конвенции.

«Это заявление было подано в ICJ Украиной в январе 2017, чему предшествовали длительные попытки нашего государства провести по этому вопросу переговоры с русскими. И в апреле 2017 ICJ предоставил, по обращению Украины, приказ, которым предписывал отменить запрет Меджлиса крымскотатарского народа и обеспечить возможность получения образования на украинском языке. Примечательно, что этот приказ был провозглашен судьями со счетом «13 к 3» относительно Меджлиса и единогласно – об образовании на украинском языке (это поддержал даже российский судья Скотников, назначенный специально, ad hoc, в этом деле)», – отмечает Бабин.

Иск Украины против России.

Такая поддержка требований Украины относительно ICERD свидетельствует о том, что фактические обстоятельства событий в Крыму именно как дискриминации настолько бесспорны, что это было трудно публично отвергнуть даже пророссийски настроенному меньшинства судей ICJ. Поэтому РФ в этой части сразу прибегла к тактике, которую, скорее всего, будет использовать и после вынесения финального решения, тактики имитации «устранения отдельных недостатков». Ведь в Крыму исключительно на бумаге «существуют» подконтрольные оккупантам школы с украинским языком обучения или с изучением украинского (конечно, на самом деле преподавание идет чисто по-русски).

«Также в 2018 оккупанты организовали фейковый «Курултай», но не крымскотатарского народа, а «мусульман Крыма», на котором участники этого шоу заявляли требования на «собственность Меджлиса в Крыму». Понятно, что именно эту структуру РФ будет демонстрировать миру как «выполнение» приказа ICJ 2017 Сразу добавлю, что запрет Меджлиса дважды, в 2018 и 2019 годах описывался Украиной и РФ в своих позициях до решения ICJ, и после этого суд решил что вопрос (не) выполнения РФ этого приказа будет решен окончательно позже, когда будет выноситься решение по существу дела», – подчеркивает Бабин.

Убитый в Крыму Решат Аметов.

В июне 2018 года Украина дополнила свое заявление крайне объемной памяткой (более 400 страниц), в котором в измерении ICSFT были рассмотрены детали сбиитя Боинга, обстрелов гражданских городов и организации в них серии взрывов диверсионными группами, при этом приводились признаки этих действий как террористических и факты сбора в РФ средств, наличия в РФ тренировочных лагерей для участников боевых действий в Украине, факты уклонения РФ от блокирования границы и финансовых операций с неподконтрольными Украины территориями. В рамках ICERD в памятке говорилось о формах притеснений крымских татар, включая насильственные исчезновения, пытки, обыски, давление на национальные медиа и культурные мероприятия и ограничения в сфере образования.

«В ответ на заявление Украины, РФ в сентябре 2018 года подала в ICJ крайне циничные возражения о якобы отсутствии в ICJ юрисдикции рассматривать заявление Украины по обоим конвенциями и относительно якобы нарушения Украиной процедуры подачи заявления. В измерении ICSFT РФ предлагала суду собственное оригинальное толкование отдельных слов конвенции, а также утверждала, что эта конвенция не распространяется на случаи, когда сами совершает террористические акты или когда такие акты совершаются ее уполномоченными должностными лицами», – отмечает Бабин.

Протест против запрета Меджлиса крымских татар в России.

Также РФ считала, что Украина якобы злоупотребляет заявлением и имеет целью не противодействует финансирования терроризма, а доказательства факта оккупации Донбасса РФ, Украина неверно вела переговоры и якобы уклонилась от обязательного арбитража для решения этих спорных проблем с РФ. В части ICERD РФ утверждала, что описана Украины дискриминация является не расовой, а какой-то другой, что Украина злоупотребляет заявлением с целью определения статуса Крыма и что нашим государством не было применено внутренних средств защиты (речь идет об обращении к незаконным крымским органам) и не было сделано обращений к специальным органам ООН, в частности в комитет, который контролирует выполнение государствами требований ICERD.

«В июне 2019 состоялись устные слушания по вопросам, поднятым в аргументах РФ и Международный суд стал готовить решение, которое объявил 8 ноября. Сейчас уже можно утверждать, что аргументы РФ не были в полном объеме приняты во внимание ICJ, и этому не помешало даже провокационное включения в состав официальной делегации РФ в суде такого «выдающегося специалиста», как Айдер Аблятипов, «заместитель министра образования, науки и молодежи Республики Крым». Более того, поскольку ICSFT рассматривается Международным судом впервые, этот орган, опровергая домыслы россиян, дал ряд толкований конвенции, важных для всех государств и для развития международного права», – подчеркивает Бабин.

Оккупанты в Грузии.

В частности ICJ справедливо отметил, что государства часто спорят между собой о нарушении отдельных конвенций в ситуации более широких противоречий между ними, и Суд в такой ситуации не имеет устраняться от решения спора, но должен это делать строго в пределах оспариваемых конвенций. ICJ отметил, что Украина в собственном заявлении не требует ничего по вопросам агрессии и оккупации, и поэтому не нарушила процедуры в этой части, и подала заявление добросовестно, с должной целью.

«Также ICJ на этом этапе признал неубедительными позиции РФ о том, что ICSFT якобы не охватывает финансирование представителей государства, совершающих акты терроризма и якобы касается исключительно частных лиц, о том, что ICSFT якобы не охватывает поставки оружия как форму финансирования, и о том, что в рамках ICSFT тот, кто финансирует терроризм, якобы должен предполагать конкретный теракт, который будет совершен. Украина же утверждала, что достаточно осознания того, что организация, которая финансируется, а именно – упомянутые в заявлении «ДНР», «ЛНР» и «Харьковские партизаны», уже совершала террористические акты», – отмечает Бабин.

Впрочем, окончательно эти аспекты ICJ будет решать при вынесении решения по существу, так что скорее всего, РФ вернется к этой дискуссии. Сами же по себе нынешние попытки РФ существенно сузить (и не только о событиях в Донбассе, но в глобальном измерении) толкование, и соответственно, применение основной конвенции по противодействию терроризму очень характерны для такого выдающегося «борцуна с террором» как современная Россия.

Деятели «русской весны».

«Но в другом «тонком месте» этот процесс прошел уже окончательно – ведь ICJ согласился, что Украина добросовестно вела в течение разумного времени переговоры с РФ перед подачей заявления. Напомню, что именно нарушение этого условия позволило РФ отбить иск Грузии по итогам 2008 года», – подчеркивает Бабин.

Здесь риски были существенными, ведь даже ICJ признал, что переговоры не всегда касались ICSFT (зная стиль МИД обоих государств, это не удивляет) впрочем, Суд нашел в документах этих переговоров достаточно упоминаний об этой конвенции и соответствующие нарушения. Также Суд окончательно отверг аргументы РФ о якобы недоведении до конца попыток решить спор в специальном арбитраже, ведь такая попытка нами была предпринята, и указанные РФ мелкие якобы несогласованности каких-то отдельных документов не повлияли на добросовестность Украины в поиске путей решения спора.

«В части расовой дискриминации РФ заявляла, что Украина якобы стремится применить ICERD для защиты от политической и религиозной дискриминации, и от дискриминации на основании гражданства, которые этой конвенцией не охватываются. Также РФ цинично заявляла, что Украина оспаривает применение законов РФ в Крыму иным, чем это предполагает международное право, путем. Ведь если Крым является оккупированным, то по мнению РФ следует применить исключительно Женевские конвенции, а не ICERD. В то же время, несмотря на то, что РФ никак не может, как бы ей ни хотелось, отрицать сам факт наличия в Крыму крымских татар и украинцев как этнических групп, и то, что ICERD содержит крайне «широко сформулированы права и обязанности», на этом этапе ICJ не принял аргументы РФ во внимание», – отмечает Бабин.

Представители Украины в Международном суде.

Также большое внимание ICJ уделил одному слову «или» ( «or») в Конвенции, ведь РФ предлагала толковать его как «и» и тем самым добавляла Украине обязанность предварительно решать спор в Комитете ООН по расовой дискриминации. Поэтому Суд был вынужден со ссылкой на все имеющиеся прецеденты и здравый смысл констатировать, что «или» – это «или», и поэтому идти в Комитет перед ICJ Украине было необязательно. Также Суд констатировал, что Украина в этой части добросовестно пыталась вести переговоры с РФ, и даже обнаружил пару случаев прямого уклонения РФ от таких переговоров.

«Аргумент РФ о том, что Украина до подачи заявления о ICERD должна была исчерпать внутренние механизмы правовой защиты (т.е. например должна была обратиться в «Джанкойский районный суд Республики Крым») ICJ отклонил, основываясь как на нормах этой конвенции, так и на общем международном праве. Ведь по соответствующим положениям такое исчерпание действительно необходимо, но только когда государство выступает в защиту одного человека или нескольких человек. Но в этом заявлении Украины речь идет не об отдельных личностях, а об общей практике РФ против целых этнических групп, все же отдельные случаи представлены не с целью защиты их фигурантов, а исключительно как иллюстрации общей ситуации», – подчеркивает Бабин.

Поэтому общие итоги голосования не удивляют, от «13 против 3» в части финансирования терроризма в пользу Украины, со сформированной с 2017 года «русской тройкой» судей, до «15 против 1» в части расовой дискриминации и даже с вынужденным признанием российским судьей того факта, что расовая дискриминация в отношении крымских татар и украинцев теоретически возможна.

«Это свидетельствует о дальнейшей стратегии РФ – «стоять намертво» в Гааге по ICSFT и готовиться к неизбежному проигрышу по ICERD, имитируя в оккупированном Крыму «отсутствие нарушений» или «исправления отдельных ошибок», – отмечает Бабин.

«Посмотрим, какой это даст результат, потому что пока ТАСС нашел единственную хорошую новость из Гааги для россиян – что финальное решение по этому делу Международным судом ООН (первое такое решение против России за всю историю международного права) будет одобрено еще не завтра», – подытожил он.

Автор Борис Бабин
Источник Цензор.НЕТ
Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...