Взять под контроль оборонку. Зачем у Рябошапки хотят создать нового силового монстра?

В окружении Зеленского задумали создать мегаструктуру – контролера за преступлениями в оборонке и нацбезопасностью.

Генеральный прокурор Руслана Рябошапки превращает свое ведомство в нового силового монстра. Зачем в Украине создается такой потенциально карательный орган, разбирается на страницах «Деловой Столицы» Денис Сарбей.

От уничтожения – к созиданию

«Для работы в Украине действенной военной прокуратуры, которую совсем недавно собирались ликвидировать, следует создать военные полицию и суды, и это не шутка. Именно так, стратегически, подходит руководство новой власти к реформе некоторых органов по охране правопорядка», – пишет журналист.

С неожиданным заявлением о будущем военной прокуратуры выступил недавно назначенный заместителем Генпрокурора Руслана Рябошапки экс-нардеп Виктор Чумак. Тут стоит вспомнить, что после увольнения его предшественника Анатолия Матиоса и принятия Закона о реформе ГПУ военную прокуратуру должны были ликвидировать вообще, о чем до принятия законодательного акта, кстати, говорил еще президент Владимир Зеленский. То же самое, но в более расширенном варианте, говорил и на тот момент кандидат на должность Генпрокурора Рябошапка.

США давили на Украину из-за Байдена. Тейлор разоблачил Трампа

«Я всегда был оппонентом и военных судов, и военной юстиции как системы в целом. Не думаю, что в этом есть необходимость. Возможно, военная прокуратура будет тоже одной из тех сфер, которые подвергнутся изменениям», – говорил он.

Тем не менее в соответствии с новым законом в случае необходимости решением генерального прокурора могут создаваться специализированные прокуратуры на правах структурного подразделения Офиса генпрокурора, на правах областных прокуратур, на правах подразделения областной прокуратуры, на правах окружных прокуратур, на правах подразделения окружной прокуратуры.

«По сути, именно к такому виду относится и Военная прокуратура, которую еще недавно собирались ликвидировать, при этом не учитывая, множество трудностей, сопряженных с таким решением, в том числе и удар по госбюджету. Так, по мнению специалистов Министерства финансов, 680 военных прокуроров, даже оставаясь на работе в прокуратуре, должны быть уволены с военной службы, имея право на компенсационные выплаты до 700 млн грн, которые, кстати, не заложены в бюджет этого года», – отмечает Сарбей.

Военным прокурорам – свою полицию и суды

Видимо, учтя некоторые нюансы и сложности, связанные с ликвидацией подразделения, которым ранее командовал Матиос, Рябошапка сначала заговорил, что необходимо оставить определенный рудимент Военной прокуратуры – подразделение, которое осуществляло процессуальное руководство в преступлениях против порядка несения военной службы.

«Но полномочия этой структуры будут ограничиваться географически – зоной проведения операции Объединенных сил на востоке Украины», – подчеркнул Сарбей.

За пару недель и эта концепция, видимо, претерпела изменения, и теперь в руководстве ГПУ считают, что можно ликвидировать все что угодно, но не армию и то, что ее касается. Более того, прикрываясь международным опытом, у Рябошапки, по сути, решили вернуться к идеям Матиоса, расширив и творчески их переработав – правда, уже без него.

«Чтобы военная прокуратура была действенной, нужны еще два элемента: военная полиция с правом проведения негласных следственно-розыскных действий и военные суды», – сказал Чумак.

Кремль перекрыл последний клапан. Российской общество стало закипающим котлом

Чумак считает, что Военной прокуратуре не хватает собственного инструмента для расследования – военной полиции, вместо которой расследованиями занимаются СБУ, ГБР или Нацполиция, да и судов «своих» нет, вместо этого все дела идут в общие суды. По его словам, поэтому и нужно создавать специализированную прокуратуру, которая будет отвечать исключительно за сферу национальной безопасности и обороны.

Контроль за оборонкой и госбезопасностью по-крупному

Кстати, говоря о новой системе военной юстиции, Чумак невольно подсказал одну из главных причин, ради которой вся структура Военной прокуратуры, собственно, и меняется. Дело в том, что ее прокуроры будут заниматься преступлениями, которые совершаются военными вместе с гражданскими на предприятиях Министерства обороны, Национальной гвардии, «Укроборонпрома» и другими.

«Исходя из всего сказанного, а еще больше из недосказанного представителем Офиса генпрокурора, можно сделать некоторые выводы о причинах грядущих изменений в Военной прокуратуре, и шире – в военной юстиции», – отмечает Сарбеей.

Во-первых, у Зеленского, похоже, планируют создать единую замкнутую систему по образцу уже существующей антикоррупционной структуры, состоящей из НАБУ, НАПК, САП и Высшего Антикорсуда. Она будет заниматься расследованием и наказанием преступлений в военной сфере и в сфере нацбезопаности, что, безусловно, является довольно широким полем деятельности.

Во-вторых, таким образом нейтрализуется любое влияние на следствие в вышеописанной сфере Нацполиции, Госбюро расследований и СБУ. Излишне напоминать, что монополии на власть в первых двух структурах у Зе-команды до сих пор нет.

Проблема экономического жанра МВФ. Накроет ли Украину «идеальный шторм» кризиса?

В-третьих, передавая дела, которыми занимается Военная прокуратура, из судов общей юрисдикции в специально созданный под этот, скажем, Высший военный суд, президент и его команда гарантируют себе отсутствие влияния на него со стороны Андрея Портнова. Его слово, как известно, до сих пор имеет вес для многих украинских служителей Фемиды, от районных до Верховного суда.

«К тому же ничего пока не известно о том, каким образом будут отбирать судей для работы в новой структуре. Вполне возможно, что никаких конкурсов с участием международных экспертов для этого проводить не будут. Все-таки сфера нацбезопасности – это не шутки, и можно предположить, что чужих тут часть президентского окружения, спикером которой выступил замгенпрокурора Чумак, видеть не хочет», – подчеркнул Сарбей.

Учитывая то, что известно о грядущей реформе, напрашивается вывод, что у Зеленского решили в полной мере использовать опыт создания антикоррупционной инфраструктуры, которую творила прежняя власть под присмотром Запада.

«Творчески переработав его, новый президент может создать новую структуру, которая без всяких «помощников» внутри страны и партнеров извне будет контролировать сферу оборонного производства и торговли, которая, судя по опыту предшественника Зеленского, является во время войны одной из самых чувствительных», – отмечает Сарбей.

Подыграть Коломойскому: как Милованов подпортил инвестклимат Украины?

Естественно, европейские и американские друзья Украины могут и возмутиться таким ходом событий, но их мнение уже не настолько важно для нынешней власти, судя по тому же новому закону о ГПУ. Гораздо важнее тут позиция украинских политических игроков, а особенно разных групп в окружении президента.

«Позволят ли они создать нового силового монстра – станет известно в ближайшее время», – подытожил Сарбей.

Автор Денис Сарбей
Источник Деловая Столица
Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...