Амнистия для террористов Донбасса. На какие уступки Кремлю пойдут власти Украины?

С какими предложениями относительно амнистии для участников боевых действий на Востоке может выйти на встречу в Нормандском формате украинская сторона.

Разблокировка Минского процесса, которая произошла после согласования так называемой «формулы Штайнмайера», вынуждает украинскую власть выработать механизмы имплементации в украинское законодательство положений Минских соглашений. В их числе и особый статус Донбасса, и проведение там выборов, и разведение войск, пишет на страницах «Depo.Война» журналист Антон Коломойцев.

«А еще одним из ключевых и болезненных пунктов соглашений является так называемая амнистия для участников боевых действий, которая предусмотрена 5-м пунктом Минских соглашений. Дословно она звучит таким образом: «Принятие и введение в действие закона, запрещающего преследование и наказание лиц, участвовавших в конфликте», – пишет журналист.

Каково видение данного закона с украинской стороны и что ожидает амнистированных «ополченцев» – разбирается в вопросе Коломойцев.

Амнистия – понятие относительное

Первым моментом, который следует отметить, является однозначность записанной в Минские соглашения нормы о прощении боевиков с запретом преследовать и наказывать лиц, «участвовавших в конфликте». В эту формулировку можно вложить очень широкий смысл: от амнистирования тех, кто добровольно сдаст оружие – до амнистии реальных убийц, которые захватывали и пытали мирных жителей и украинских военных.

Разведение сил на Донбассе. Какие города окажутся в «серой зоне»?

«Можно предположить, что боевики, которые представлены в минской группе в качестве главарей «ЛНР»/«ДНР», будут настаивать на всеобъемлющей амнистии с включением в список всех без исключения участников конфликта. И их в этом вопросе, очевидно, поддержит Россия», – отмечает Коломойцев.

А вот конкретная позиция украинской власти и ее красные линии на данный момент неизвестны.

«На сегодняшний день мы слышали заявление главы Верховной Рады Дмитрия Разумкова двухмесячной давности о том, что он не допускает амнистии для боевиков», – подчеркивает Коломойцев.

Далее цитируются высказывания главы Верховной Рады Разумков и главы МИД Украины Пристайко.

«Если мы говорим об амнистии для боевиков, людей, которые замешаны в военных преступлениях, я думаю, что другого варианта быть не может, никакие амнистии в данном плане не распространяются ни в Украине, ни за рубежом», – сказал Разумков.

Таким же категоричным оказался и министр иностранных дел Вадим Пристайко, который три недели назад объявил, что украинская сторона не видит возможным проводить абсолютную амнистию.

«Общей амнистии для полных амнистий не предусматривает какая-либо деятельность нынешней дипломатии», – заявил Пристайко.

Появление в риторике представителя властной команды словосочетания «полная амнистия» свидетельствует, что существует определенная градация определения амнистии. Поэтому, если власть заявляет, что не согласна на полную амнистию, то это означает, что она согласится на «неполную». Однако о критериях подобной амнистии ни Пристайко, ни Разумков не говорят.

«Обошел этот вопрос в своем программном обращении о «формуле Штайнмайера» и минском процессе в целом также и президент Владимир Зеленский. Он сосредоточился, в основном, на теме особого статуса Донбасса и проведении выборов там, но ни словом не коснулся вопроса амнистии», – подчеркивает Коломойцев.

Очевидно, что данный вопрос должен стать очередным компромиссом. Но каким видит компромисс Зеленский – на сегодня неизвестно. Правда обладать хотя бы общими очертаниями ему перед встречей в Париже, на которой соберутся Меркель, Путин, Макрон и сам Зеленский чтобы формализовать договоренности по Донбассу, очень важно.

Амнистия «от Новинского»

Единственное, чем можно сегодня оперировать при вопросе будущей амнистии – два законопроекта в Верховной Раде. Один подали депутаты из обоймы Рината Ахметова (первый автор – Вадим Новинский). Второй – из фракции «Оппозиционной платформы – За Жизнь» Виктора Медведчука.

«Оба эти видения можно было бы считать одиозными произведениями пророссийских сил и не принимать во внимание. Но определенную легитимность им обеспечил тот факт, что в Офисе Генерального прокурора эти проекты приняли к обработке. Как понятно из предоставленного журналистом Сергеем Ивановым письма за подписью Руслана Рябошапки, последний принял рекомендацию руководителя парламентского комитета по вопросам правоохранительной политики Дениса Монастырского проработать оба эти проекты законов», – отмечает Коломойцев.

Конечно, фактом остается то, что еще ни один проект, поданный депутатами ОПЗЖ или депутатами условного Оппоблока в этом созыве не приблизился к принятию ни на миллиметр. Но внимание к таким документам со стороны представителей властной команды свидетельствует о том, что эти проекты могут взять за основу по вопросу амнистии. Тем более что авторство оппозиционеров позволит команде Зеленского хотя бы частично переложить ответственность за такую «измену» с себя на других.

Оба документа являются практически идентичными и предусматривают, что участники событий в ОРДЛО освобождаются от уголовной ответственности за совершение преступлений, предусмотренных более чем двумя десятками статей Уголовного кодекса. Среди них, в частности, следующие преступления:

– посягательство на территориальную целостность Украины,

– финансирование насильственного свержения конституционного строя, препятствование деятельности Вооруженных сил Украины,

– разжигание национальной, расовой или религиозной вражды,

– препятствование деятельности журналистов,

– разрушение объектов электроэнергетики,

– незаконное завладение и обращение с оружием,

– умышленное уничтожение или повреждение объектов жилищно-коммунального хозяйства,

– повреждение путей сообщения и транспортных средств, объектов магистральных или промышленных нефте-, газо-, конденсато– и нефтепродуктопроводов, линий связи,

– массовые беспорядки,

– хулиганство,

– вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность,

– передача или сбор сведений, составляющих служебную информацию, собранную в процессе оперативно-розыскной, контрразведывательной деятельности, в сфере обороны страны,

– нарушение государственной границы и контрабанда,

– уклонение от призыва,

– надругательство над государственными символами,

– захват государственных или общественных зданий или сооружений,

– угроза или насилие относительно государственного или общественного деятеля, должностных лиц и журналистов,

– самовольное присвоение властных полномочий или званий должностного лица,

– сокрытие преступления.

В законопроектах упоминается, что под его действие подпадают только граждане Украины и только те, действия которых не повлекли смерть потерпевшего (потерпевших), и не причинили средней тяжести или тяжкие телесные повреждения. Под амнистию попадают все, кто совершил такие преступления из перечня с 28 февраля 2014 года по день вступления в силу данного закона.

«Танго» гривна–доллар. Влияние мирового финансового шторма на национальную экономику

«Касается он и тех, кто уже осужден, и тех, кто находится под подозрением, и тех, кого только словят позже. Но обязательным условием попадания под амнистию является прекращение преступных действий до момента вступления данного закона в силу», – отмечает Коломойцев.

Если на нормандской встрече будет согласован такой вариант и Верховная Рада его примет, это вероятно вызовет немалое возмущение. Поскольку будет означать, что и украинские военные, которые защищали страну в течение этих лет, и их противники из бандформирований «ЛДНР» окажутся фактически в одинаковом положении. Хотя и без таких перегибов как предоставление бандитам статуса участника боевых действий и бесплатного проезда в общественном транспорте (но в будущем и этого исключать нельзя).

«Впрочем, видимо, это далеко не главная проблема, с которой столкнется украинская власть после «нормандской встречи» и перехода к имплементации ее договоренностей в реальную жизнь. Конечно же, если встреча нормандской четверки вообще состоится», – подытожил Коломойцев.

Автор Антон Коломойцев
Источник Depo.Война
Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...