Коррупция на службе диктатуры. Как в Украине «посадки» чиновников укрепят власть

Опыт путинской России свидетельствует, что для стабильности режима необходимо периодически разоблачать какого-нибудь высокопоставленного коррупционера.

Среди задач, возникших перед Владимиром Зеленским и его командой, самой обширной, даже необъятной, стала задача контроля над служащими. Речь идет о сотнях тысяч служащих органов государственной власти (включая их центральные и областные структуры) и местного самоуправления, пишет Юрий Вишневский на страницах «Деловой Столицы».

«Задача контроля над этой огромной массой чиновного люда очень сложна по двум причинам. И обе они сопряжены с коррупцией», – пишет журналист.

Не победить, а возглавить

Первая причина заключается в существовании множества сторонних центров влияния на служащих на разных уровнях. К таким центрам относятся олигархи, политические партии, отраслевые лобби (энергетическое, металлургическое и т. п.), местные политики и бизнесмены.

«Для давления на служащих они могут использовать разнообразные инструменты, включая общественные организации и преступные группировки. Но та же цель достигается и путем подкупа служащих. Причем зачастую это не разовые коррупционные сделки, а давно налаженные, годами работающие и постоянно совершенствуемые схемы взаимных услуг», – отмечает Вишневский.

Естественно, вся эта махина не собиралась, да и не могла переориентироваться враз по приказу на Зе-команду. Тем более что поначалу Зе-команда была очень маленькой и состояла из людей, не располагающих никаким влиянием нигде (даже в Кривом Роге) и ни в какой сфере деятельности (кроме разве что шоу-бизнеса).

Вторая причина того, что задача контроля над многотысячной армией служащих очень сложна (не только для Зе-команды, но для любой группы лиц, которая возжелала бы этого добиться), заключается в том, что она незаконна.

«Например, если говорить о госслужащих, то в Законе «О государственной службе» среди 10 принципов госслужбы есть принцип стабильности, говорящий о независимости персонального состава госслужбы от изменений политического руководства государства и государственных органов», – подчеркивает Вишневский.

Оформление капитуляции Украины. Почему у Путина открывают шампанское?

Также там есть принцип политической непредвзятости, требующий недопущения влияния политических взглядов на действия и решения госслужащего. А принцип добропорядочности требует направленности действий госслужащего на защиту публичных интересов.

«Короче, госслужащие по закону должны служить не группировке, дорвавшейся до власти, а государству и народу. Точно так же служащие органов местного самоуправления должны служить не местной верхушке, а своей территориальной громаде и ее жителям», – отмечает Вишневский.

И когда реальная ситуация отклоняется от той идеальной, которая прописана в законах, это обязательно сопряжено с коррупцией. Ибо без коррупции это не работает. Должен быть установлен и соблюдаться своего рода внутрикорпоративный договор между командой у власти и служащими на всех уровнях: вместе наживаемся на государстве и населении, делясь нажитым по цепочке снизу вверх. Когда служащие связаны этим договором, тогда они и подконтрольны властной группировке.

«Из сказанного ясно, что для обретения контроля надо всей этой массой служащих необходим прежде всего жесткий контроль над сферой борьбы с коррупцией. Но не для того, чтобы победить коррупцию, а чтобы ее возглавить. Ведь без коррупции не будет контроля над служащими», – отмечает Вишневский.

Три этапа борьбы с коррупцией

Впрочем, контроль над сферой борьбы с коррупцией важен не только из соображений контроля над служащими. Эффективной системы мер и органов для предотвращения коррупции и для наказания за нее требуют наши западные партнеры.

«К тому же антикоррупционная тема очень хорошо продается избирателям. Даже если по другим направлениям особых успехов нет, предъявил несколько посаженных топ-коррупционеров – и подъем народного энтузиазма обеспечен», – подчеркивает Вишневский.

Поэтому можно прогнозировать, что Зе-команда постарается в ближайшие месяцы полностью взять под свой неусыпный контроль всю систему органов по борьбе с коррупцией: Национальное агентство по вопросам предотвращения коррупции, Национальное антикоррупционное бюро Украины, Специализированную антикоррупционную прокуратуру, Высший антикоррупционный суд. Тогда же, то есть в ближайшие месяцы, следует ожидать громких арестов крупных представителей предыдущей власти.

Кульминацией этого этапа, возможно, станет арест по подозрению в совершении коррупционных преступлений пятого президента Украины Петра Порошенко. К этому ведет вся логика развития событий.

Плохая коммуникация: почему о капитуляции узнали из сообщения ТАСС?

«Более того, этого требуют ожидания избирателей Зеленского, который, напомним, пообещал Порошенко: «Я ваш приговор». И если Зеленский не выполнит этой своей угрозы, у его избирателей возникнет повод усомниться то ли в его решимости бороться с коррупцией, то ли в правдивости его обвинений в адрес Порошенко», – отмечает Вишневский.

Читайте также  Журналисты выяснили в каких условиях пройдет интенсив для депутатов от «Слуги народа»

Конечно, арест – это еще не приговор. Даже если расследование дел представителей предыдущей власти пройдет в максимально сжатый срок, суды над ними не будут быстрыми. В этом заинтересован и сам Зеленский, чтобы не дать дополнительных оснований для разговоров (как в Украине, так и на Западе) о том, что суд выполняет его политический заказ. Скорее это будут тщательно режиссированные сериалы с видимостью интриги (хотя и с предрешенным финалом).

«Правда, тут есть опасность того, что у нетерпеливой публики возникнет чувство неудовлетворенности чересчур затянутым действом. Поэтому, даже не дожидаясь первых приговоров представителям предыдущей власти, Зе-команда должна будет переключить внимание публики на новое зрелище», – отмечает Вишневский.

Как раз для этого в первые месяцы следующего года может подняться вторая волна борьбы с коррупцией. Когда точно – это зависит от скорости принятия закона о Бюро финансовых расследований. Соответствующий законопроект после доработки уже получил одобрение профильного комитета (по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики).

«По этому закону БФР должно быть создано в трехмесячный срок. В его ведение перейдут экономические преступления, которые ранее расследовались другими ведомствами. Именно БФР обеспечит пополнение госказны за счет выявления разнообразных злоупотреблений», – подчеркивает Вишневский.

Главными фигурантами этого этапа борьбы с коррупцией будут руководители государственных и частных компаний, осваивавших бюджетные деньги. Вместе с переделом сфер влияния в экономике будет происходить переподчинение коррупционных схем, паразитирующих на бюджетных средствах и госимуществе.

«Наконец, еще через некоторое время придет черед третьего этапа. На этот раз жертвами антикоррупционных органов доведется стать некоторым видным представителям самой Зе-команды. Таковы законы жанра, требующие, чтобы Зеленский продемонстрировал очищение своего окружения как раз тогда, когда у людей к нему (и к Зеленскому, и к окружению) накопится чересчур много вопросов. Да и внутривидовую борьбу за место под солнцем никто не отменял», – отмечает Вишневский.

Опыт путинской России свидетельствует, что для стабильности режима необходимо периодически разоблачать какого-нибудь высокопоставленного коррупционера. Это отвлекает внимание народа и заодно тонизирует остальную массу чиновников, напоминая им, кто их хозяин.

Подрывники-контрактники

Еще один важный инструмент контроля над служащими – принятый 19 сентября Закон «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно перезагрузки власти». Его главная новация – введение прохождения госслужбы по контракту с 1 января 2020 г. По словам первого замглавы фракции «Слуги народа» Александра Корниенко, Зе-команда рассчитывает привлечь на госслужбу по контракту около 14–15 тыс. человек, или 7% от всей госслужбы.

Принцип неопределенности Зеленского. Что не так с подписанной «формулой Штайнмаера»?

«Мы осознаем, что контракт – это не панацея, да, но есть понимание, зачем его использовать. Его надо использовать там, где нам нужны специалисты, которые не будут работать 10, 20 лет, а для каких-то проектных историй. Если мы говорим, например, о реформе в сфере цифровых преобразований, которую мы сейчас будем вводить, то такие специалисты не будут 20 лет работать. Они сделают проект, перезапустят и пойдут работать подальше. А нам такая форма нужна для того, чтобы такие проекты реализовывать», – пояснил Корниенко.

«Реально же основная масса госслужащих-контрактников будет занята не цифровыми преобразованиями, а установлением контроля Зе-команды над теми ведомствами и структурами, в которые будут внедрены», – отмечает Вишневский.

И если в Законе «О государственной службе» записано, что принцип стабильности госслужбы требует назначения госслужащих бессрочно, то отсюда нетрудно сделать логический вывод о том, что 14–15 тыс. госслужащих по контракту будут эту стабильность подрывать. До тех пор, пока вся госслужба не станет стабильно работать на интересы одного-единственного центра влияния.

Автор Юрий Вишневский
Источник Деловая Столица

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...