Украинский режим демократуры. Насколько новая власть усвоила уроки путинизма?

Буквально за последнюю неделю было уже три случая, которые при желании можно охарактеризовать как зачатки «украинского националистического терроризма».

Новая украинская власть в лице президента Владимира Зеленского и его команды, как показывает социология, находится сейчас на вершине своей популярности. Рейтинг доверия как никогда велик, что уже позволило создать в парламенте однопартийное большинство и начать ряд реформ, концентрирующих максимум полномочий в руках президентской вертикали, пишет на страницах «Деловой Столицы» Виталий Дяченко.

«Уже предприняты попытки усилить влияние президента на НАБУ, ГБР, ГПУ, переподчинить ему Нацгвардию, стартовал процесс замены всего состава Центризбиркома на лояльный действующему президенту, а также реформа местного самоуправления в столице», – пишет журналист.

Но на этом команда Зеленского останавливаться, скорее всего, не будет и попытается, пользуясь выгодным моментом, взять столько власти, сколько сможет. На этом пути для Зеленского могут оказаться очень на руку инциденты, подобные тому, что случился в Киеве 18 сентября, когда ветеран АТО Алексей Белько захватил мост, угрожая его взорвать.

Тем более что и до Белько были события, которые под правильным углом зрения можно оценить как проявления «украинского националистического терроризма», пусть и зачаточные.

Харьковский прайд

В воскресенье, 15 сентября, в Харькове состоялся первый в городе марш в защиту ЛГБТ. Как это обычно и бывает в Украине, шум вокруг события поднялся задолго до его проведения. Против «пропаганды гомосексуализма» выступили украинские националисты (наиболее активно проявила себя побочная ветка раскрученного «Нацкорпуса» – организация под названием «Фрайкор») и харьковская власть в лице мэра Геннадия Кернеса, известного своими пророссийскими взглядами.

Задержание шамана Габышева. Как Кремль морально проиграл якутскому активисту

«С последним, правда, произошла некая странность. Сначала Кернес пообещал запретить «гейпарад» через суд, но со временем передумал и выступил уже в качестве защитника борцов за права ЛГБТ. Власть, дескать, не может запретить шествие, но должна обеспечить общественный порядок, то есть охрану его участников», – отмечает Дяченко.

В итоге прайд в Харькове прошел спокойно, но только относительно. Хотя масштабных столкновений между националистами и полицией, а также защитниками прайда, среди которых теоретически могли оказаться люди наподобие «титушек», не состоялось, националисты все же нашли возможность избить нескольких участников движения. 15 человек в итоге были задержаны полицией.

«В данном случае именно активное и публично озвученное желание Кернеса защитить «Харьковпрайд», возникшее, похоже, как раз с целью не оказаться на одной стороне баррикад с идеологическими противниками и получить от противостояния с ними политические баллы, создало дополнительные риски», – подчеркивает Дяченко.

Именно это в большей степени, чем нетолерантность к секс-меньшинствам, могло спровоцировать некоторые горячие головы перейти к радикальным действиям. К тому же бросить, например, гранату в толпу вполне мог и путинский диверсант – со всеми вытекающими отсюда неприятными последствиями.

«Казнь» Джумаева

Второй случай «терроризма» случился 16 сентября в Мариуполе. Прямо в своей квартире неизвестными был застрелен активный участник войны на Донбассе со стороны России, боевик бандформирования «Пятнашка» Роман Джумаев. Гуманный украинский суд освободил находящегося под следствием Джумаева под домашний арест, что и обрекло его на смерть. Также есть информация, что Джумаев был в списках на очередной обмен с Россией, но сейчас это уже не важно.

«Кто именно убил бывшего боевика, пока неизвестно, но в сети произошедшее охарактеризовали сразу как выполнение некими благородными киллерами функции самоустранившегося суда и окружили это убийство ореолом патриотической романтики. Дескать, если суд и государство не в состоянии наказать врага, то его ликвидацией займутся неравнодушные граждане, каковых с соответствующими инструментами и навыками среди ветеранов АТО хватает», – подчеркивает Дяченко.

Нетрудно догадаться, что, если следствие вдруг задержит кого-то по обвинению в убийстве Джумаева, на его защиту бросятся такие же неравнодушные, и осудить его, как этого требует закон и принцип монополии государства на насилие, будет крайне непросто. Более того, все это серьезно накалит и без того тревожную обстановку в стране и может спровоцировать уличные беспорядки.

Аполитичный Белько

«Ну и вернемся к самому яркому и последнему проявлению «украинского националистического терроризма» – захвату Моста метро. По горячим следам утверждалось, что крымчанин и ветеран АТО Белько, захвативший мост и угрожавший его взорвать, выдвигал требование «прекратить капитуляцию на Донбассе», – отмечает Дяченко.

Здравоохранение и бюджетная недостаточность. Кто позаботится о здоровье украинцев?

Собственно, именно возможная сдача национальных интересов в переговорах Зеленского с Путиным об установлении мира и реинтеграции оккупированных территорий Донбасса назад в Украину является сейчас главным источником напряжения и страхов для тех условных 25% украинцев, которые не поддерживают Зеленского и видят в его приходе к власти признаки реставрации пророссийского режима.

«Неудивительно, что и вокруг Белько, чьи действия напоминают уже чистой воды терроризм, тут же возник ореол отчаянного борца за независимость. Ряд патриотических украинцев и ветеранских организаций публично поддержали позицию Белько, хотя и осудили его методы. Более того, его поддержало даже Министерство по делам ветеранов, пообещав помочь с правом на защиту и честный суд», – подчеркивает Дяченко.

Правда, со временем версия о выдвижении Белько политических требований как-то улетучилась. Все больше говорят, что его главным мотивом оказалась ссора с девушкой и опьянение.

Дескать, после личного конфликта с нетрезвым ветераном случился нервный срыв, что и привело к стрельбе на мосту. А единственное требование, которое он выдвигал, заключалось в предоставлении ему возможности связаться со своей девушкой. В конце концов Белько даже не стали обвинять по статье «терроризм», а ограничились лишь «хулиганством» и ложным сообщением о минировании. Но эти подробности уже мало что меняют. В общественном сознании Белько скорее останется борцом за Родину, чем любовником-неудачником, совершившим глупость по пьянке.

Соблазн путинизма

«Все эти истории ставят новую украинскую власть перед соблазном воспользоваться ими, как в свое время воспользовался чеченским терроризмом нынешний президент России Владимир Путин. Именно вторая чеченская война, стартовавшая с лозунга «мочить террористов в сортирах», и сделала из никому тогда неизвестного нового премьер-министра РФ очень популярного в народе лидера нации», – отмечает Дяченко.

В этом контексте стоит обратить внимание на то, как условные 73% киевских обывателей оценили ситуацию с захватом моста. Судя по записям в социальных сетях, их возмутила не столько дерзость Белько и страх возможных человеческих жертв, сколько транспортный коллапс, который неизбежно наступил после того, как движение по одной из столичных транспортных артерий было полностью перекрыто в час пик.

«Белько оказался для них в первую очередь крайне раздражающим бытовым неудобством, а «капитуляция на Донбассе» и «план Штайнмайера» остались далеко на втором плане. Именно такой реакцией большинства и может воспользоваться новая власть, раскручивая тему националистов-террористов», – подчеркивает Дяченко.

Мораторий на строительство и хаос в Киеве. Хуки Кличко против Банковой

Терроризм в современном мире рассматривается как некое абсолютное и недопустимое зло, ради борьбы с которым позволительно идти на самые радикальные меры, в том числе и в ограничении свобод граждан. Теперь в рамках борьбы с угрозой терроризма президенту можно будет не только сконцентрировать в своих руках всю силовую составляющую власти, но и серьезно прикрутить гайки гражданских свобод.

К тому же угроза терроризма позволяет взять под жесткий контроль организации ветеранов АТО, которые, как показал последний День независимости, выступают одной из самых нелояльных и опасных для новой власти сил в обществе.

«Кроме того, обвинение в терроризме дает возможность маргинализировать все националистические или даже просто патриотические силы, не разделяющие стремление новой власти побыстрей договориться с Путиным о мире и готовности идти на если не любые, то на многие болезненные уступки агрессору. Ведь можно будет сказать, что ты или с нормальными мирными людьми и Зеленским за мир, или с кровавыми террористами и радикалами», – отмечает Дяченко.

Появление «украинского националистического терроризма» может быть кстати и новой власти, и Путину, если действительно будут достигнуты договоренности по реинтеграции оккупированного Донбасса в Украину. Большая проблема этого процесса в том, что амнистия, которая будет его сопровождать, очень неоднозначно воспринимается обществом. За пять лет в отношении ОРДЛО уже сложился образ террористических государств (очень похожий на то, что там происходит в действительности).

«Образ этот глубоко в головах украинцев, многие из которых даже не слишком интересуются войной. И для того чтобы реинтеграция и амнистия пошли гладко, власти необходимо сместить акценты – террористов из ОРДЛО должны в информпространстве заменить «украинские радикалы-террористы», а о первых должны будут постепенно забывать», – подчеркивает Дяченко.

В этом ключе важно помнить, что уже и глава СБУ Иван Баканов, и руководитель ОПУ Андрей Богдан заявляли, что серьезно относятся к возможности подготовки путча в Украине. «Я не хочу употреблять слово переворот, но дестабилизация ситуации – да». Таким образом Богдан прокомментировал слова депутата от «Слуги народа» Елизаветы Богуцкой о якобы перевороте, который готовит пятый президент Петр Порошенко.

Кремлевский Вельзевул. Злые духи Росгвардии не пустили шамана Габышева в ад

«Что касается Баканова, то он сказал: «Есть ли у меня информация о «путче Порошенко»? В структуре СБУ есть целый департамент, который занимается этими вопросами. К сожалению, есть деструктивные элементы, которые не позитивно настроены. Но мы, конечно, проводим разные оперативные меры». То есть уже целый департамент в СБУ занимается некими «путчистами», – отмечает Дяченко.

А учитывая, что в наличии «украинского националистического терроризма» крайне заинтересован Путин, и российские спецслужбы явно работают в направлении того, чтобы особенно радикальные украинские националисты в конце концов скатились к терроризму, страна-агрессор может стать неким помощником и союзником украинской власти на этом фронте. Последнее может в итоге стать очень опасным как для украинской государственности, так и персонально для тех, в чьих руках эта государственность оказалась.

Автор Виталий Дяченко
Источник Деловая Столица
Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...