Зеленский и Путин: что ожидать о саммита «нормандской четверки»?

Что изменилось между Россией и Украиной после обмен пленными? Идет ли речь о разрядке? Много вопросов на которые пока нет ответов.

Обмен пленными, в рамках которого, в частности, в Украину вернулся и Олег Сенцов – многообещающий первый шаг к новому дипломатическому процессу между Украиной и Россией. Это также говорит и о желании обеих сторон работать вместе в поисках компромисса на взаимосогласованных условиях, пишет на страницах «Carnegie Europe» старший научный сотрудник европейского Центра Карнеги и главный редактор блога «Стратегическая Европа» Джуди Демпси, перевод подготовлен изданием «Новое Время».

Фон благоприятный: во время предвыборной кампании Владимир Зеленский пообещал вернуть пленных домой и обеспечить мир на Донбассе. Для России кто угодно, кроме бывшего президента Петра Порошенко, – приемлемый партнер для переговоров. Колеса дипломатии вновь вращаются.

Тем не менее, завышенные ожидания (особенно в Париже) того, что это деликатное сближение может привести к быстрому восстановлению отношений с Россией – опасны. Призыв президента Франции Эммануэля Макрона к новым взаимоотношениям с Россией – попытка занять позицию того, кто решает проблемы европейской безопасности. Но не стоит выдавать желаемое за действительное. В прошлом слишком часто подобные ожидания оказывались обмануты, а фундаментальные принципы российской международной политики остались неизменны.

Очередная рокировка марионеток на Донбассе. Зачем Корнета отправили «на подвал»?

Следующая встреча в нормандском формате покажет – готовы ли обе стороны двигаться к серьезному прогрессу в выполнении соглашений – от символических до политических результатов. Возможно, это не начало конца войны, как заявлял Зеленский, но первый существенный дипломатический и гуманитарный успех.

Анна Корбут, научный сотрудник Академии Роберта Боша российской и евразийской программы в Королевском институте международных отношений

Зеленский предпринял необходимые шаги в условиях войны: установил связь с президентом РФ Владимиром Путиным, инициировал переговоры в нормандском формате, продемонстрировал желание продвигаться вперед в выполнении Минских соглашений.

Путин поощрил эти шаги, согласившись обменять пленных, однако Украина заплатила за это свою цену. В обмен на возврат своих граждан, незаконно осужденных в России, Украина отпустила тех, кто совершил преступления, занимался шпионажем и причастен к терактам. Немало украинских граждан, особенно крымских татар, все еще остаются в тюрьмах РФ и Крыма.

Сейчас все чаще обсуждается перемирие на Донбассе и вывод войск. Зеленский мягок в своей риторике по отношению к России, пытаясь завоевать доверие Кремля.

Сейчас Россия озвучила свои требования к Украине: вдобавок к восстановлению экономических связей и выплате пенсий на оккупированных территориях на востоке Украины, Кремль также требует, чтобы Украина подписала формулу Штайнмайера по выполнению условий Минских соглашений.

Украина уже отказалась от нее во время правления Порошенко, поскольку соглашение легализовало бы фактическое положение дел на местах, созданное под влиянием и контролем РФ. Зеленский не озвучил свою позицию, однако, вполне вероятно, готов пойти на компромисс. И хотя это реальное окно возможностей, Украина и ее партнеры в ЕС не должны принимать сценарии, способные узаконить российское влияние на украинскую политику в долгосрочной перспективе.

Джон Корнблум, старший советник в «NOERR LLP»

О какой разрядке идет речь? Договоренности – повод не для радости (как заявляло правительство США), а для глубокого вздоха облегчения.

Со стороны Зеленского это был сигнал того, что он старается прекратить российскую оккупацию своей страны. Но согласившись на требования Кремля включить одного из подозреваемых в трагедии рейса МН-17 – Владимира Цемаха, находящегося под стражей в Украине, Зеленский стал объектом серьезной критики как дома, так и за границей.

Хотя, возможно, маленькое окно для дальнейшего диалога уже открылось. Внезапное согласие России на сделку, пока в ней присутствует Цемах – стало самым явным подтверждением их ответственности за агрессию сепаратистов. Так же это продемонстрировало боязнь России того, что Цемах рано или поздно скажет правду. На самом деле, возможно, украинские моряки были захвачены именно для того, чтобы послужить объектом торга в подобном обмене (…).

Для того, чтобы минский процесс прогрессировал, России придется договариваться с самой собой – выступая в роли и посредника, и виновной. Поощрять эти переговоры России с Россией – наверное, лучший путь к успеху.

Джон Лу, научный сотрудник российской и евразийской программы Королевского института международных отношений

Еще нет.

Обе стороны испытывают друг друга. Путин явно хочет избавиться от западных санкций и ищет возможности изменить свои отношения с Киевом. Украина явно оказалась более упрямой в крымском вопросе, чем он ожидал. Неудивительно, что он чувствует, что с приходом Зеленского, строившего свою избирательную кампанию на обещаниях прекратить конфликт на Донбассе, могли появиться новые возможности. Каждый хочет использовать недовольство нынешней ситуацией, но ни один из них не знает, насколько далеко готов зайти соперник, чтобы достичь своей цели.

Обмен пленными изменил атмосферу в тот момент, когда союзники Украины в Европе почувствовали тягу к новым реформам в Киеве. Это, наверное, дает им надежду, что дипломатические отношения между Украиной и Россией могут возобновиться и дать новый импульс застывшим нормандским переговорам. Путин видит, что некоторые страны ЕС устали от противостояния из-за Украины и ищут кнопку перезапуска в отношениях с Россией. Франция – это как раз тот случай.

В то же время, несмотря на нехватку опыта на международной арене, Зеленский – это вызов для Путина. Его современный политический стиль и то, какую популярность получило его обращение к украинцам среди россиян – нельзя не учитывать.

Читайте также  В Украине собираются модернизировать патрульные катера Island

Михаил Минаков, старший советник по Украине в Институте Дж. Кеннана при Международном научном центре имени Вудро Вильсона

Частичная «разрядка» возможна. Тем не менее, она не может быть полной и всеобъемлющей, пока вопрос Крыма не решен и милитаризация восточноевропейских стран не прекращена.

Долгожданный обмен пленными – это хороший шаг. Инициативы омбудсменов Москвы и Киева демонстрируют, что обе страны разработали свод правил коммуникации по гуманитарным вопросам. Потепление в отношениях между ЕС и Россией может стать сдвигом в сторону позитивных изменений в Украине и регионе в целом.

Тем не менее, военный конфликт на Донбассе далек от заморозки. После относительной тишины в августе, вооруженные нападения вернулись на линию соприкосновения в сентябре. Недавно число убитых и раненых существенно возросло. Также сохраняется напряженность в военных и торговых отношениях в Азовском море. К тому же, уровень нарушений прав человека в Крыму остается высоким.

Вкратце, придется пройти долгий путь прежде, чем можно будет достичь стабильного мира и разрядки в Украине и Восточной Европе. Но с новым президентом – есть повод для надежд.

Гвендолин Сасс, старший научный сотрудник аналитического центра Carnegie Europe и директор Центра восточноевропейских и международных исследований в Берлине (ZOIS)

Еще слишком рано говорить о разрядке отношений между Россией и Украиной.

На данный момент мы видим определенное желание обеих сторон взаимодействовать в более частых и более обстоятельных дискуссиях о Донбассе. Не больше и не меньше. Обмен пленными и возможность встречи в нормандском формате в ближайшем будущем не должны быть переоценены или недооценены.

В частности, обмен пленными потребовал болезненных решений с обеих сторон. Сейчас пытаются дискутировать, кто же заплатил наибольшую цену, однако это проявление неуважения к тем, о ком идет речь, упускается истинный смысл обмена.

Обмен пленными – одна из многих необходимых мер, укрепляющих доверие, которое может в лучшем случае укрепить стремление к миру в долгосрочной перспективе.

Последуют ли за этим другие значимые шаги – сейчас неизвестно, но при отсутствии других возможностей, стоит всерьез воспринять обмен и возобновление процессов нормандских и минских переговоров. Все стороны знают, что Вторые минские соглашения, принятые в 2015-м, не могут быть осуществлены так, как сформулированы на бумаге. И это не специфика этой войны.

Настоящая разрядка произойдет, когда серия шагов и правил взаимодействия будут подтверждены и введены.

Андреас Умланд, старший научный сотрудник Института евроатлантического сотрудничества в Киеве

Хоть последний обмен пленными принес большое облегчение для Украины и Запада, для Путина он стал очень элегантной сделкой.

24 украинских моряка, взятых в плен Россией в Черном море в прошлом году, пожалуй, должны были быть освобождены не путем переговоров с Украиной, а отдельно и безоговорочно в результате западных санкций. Их обмен на российских военнопленных означает, что Москва все еще не согласна с решением Международного трибунала по морскому праву, принятым по этому делу.

Зачем Волкер обращается к народу Украины? Госдеп не доверяет команде Зеленского

Несколько других украинских узников в России, особенно Олег Сенцов – стали проблемой международного имиджа России и камнем на шее Путина. Их освобождение было неизбежным. Более того, Путин получил в ответ (возможно) единственного полезного свидетеля для Украины – Цемаха, ключевого свидетеля катастрофы МН-17, произошедшей в июле 2014 года по вине Кремля.

Давление Запада на Киев – несмотря на довольно благополучные недавние обстоятельства – пойти на еще больше компромиссов с Москвой – может стать рискованной стратегией. В худшем случае, это может привести к ситуации похожей на ту, что была в августе 2015 года, когда президент Порошенко сдался под давлением Запада и включил дополнительный пункт, связанный с минскими соглашениями, в текущую конституционную реформу. Это создало короткую, но смертоносную конфронтацию перед украинским парламентом в Киеве, в которой пятеро людей были убиты и десятки ранены.

Если Зеленский пойдет тем же путем, что и Порошенко в 2015 году – зайдет слишком далеко в своих компромиссах с Россией – Путин может начать настоящую (а не только псевдо) гражданскую войну в Украине, которую он пытался развязать уже больше пяти лет.

Автор Джуди Демпси
Источник Carnegie Europe Новое Время

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...