Игры на «обмене» с Путиным. В чем катастрофическая ошибка Зеленского?

Цемах в зале суда.

Что помешает на следующий же день после обмена набрать в Крыму десятки новых заложников?

Журналист Аркадий Бабченко прокомментировал освобождение ключевого свидетеля по делу о крушении малайзийского боинга в Донбассе Владимира Цемаха. Нынешнее руководство Украины, в том числе президент Владимир Зеленский, не готовы брать на себя подобную ответственность, но все равно пришли в политику и уже «наломали дров», пишет на своей странице в Facebook журналист Аркадий Бабченко.

«Я, например, понимаю, что совершенно не готов брать на себя ответственность в таких решениях. Именно поэтому не лезу в политику. Я понимаю, что вы, ребята, готовы еще меньше. Потому что я хотя бы представлял, что это будет. Вы – даже не представляли. Но при этом в политику влезли. И решение, насколько можно понимать, приняли», – пишет журналист.

Бабченко предупреждает, что последствия этого шага будут самыми негативными для новых украинских властей и Украины.

«Ну, что ж. Тумаков за него получать вам. А их в этот раз будет много. Потому что тысячу раз предупреждали – все предупреждали, по всему миру – вы попадете к Путину в ловушку. Вы в нее и попали», – подчеркнул Бабченко.

Кроме того, освобождение Цемаха означает невозможность дальнейшего противостояния международного сообщества и России на политическом и санкционном поле, поскольку по делу МН17 есть только один свидетель. Его отсутствие означает крах всего дела.

Спасение Путина от Гааги. Зеленский встал на колени

«Я понимаю, что выдача Путину единственного – и именно поэтому ключевого, главного, других просто нет – свидетеля по делу Боинга – это крах на международном поле. Это стратегический проигрыш. Да и тактический, в общем-то, тоже. Потому что и на внутреннем поле это тоже если и не крах, то привкус точно останется», – отмечает Бабченко.

В то же время, журналист понимает всю необходимость и важность освобождения украинских граждан из российских застенков. Если не вытащить их сейчас, то им придется сидеть до конца свои длительные сроки.

«Я также понимаю, что своих граждан надо спасать», – подчеркнул Бабченко.

И даже не вызывает сомнения, что непосредственного быстрого положительного эффекта для Украины от суда по делу катастрофы «Боинга» рейса MH17 не будет. Ведь основная задача суда – доказать виновность России и затребовать от Путина компенсации семьям погибших.

«Я также понимаю, что, по большому счету, весь этот суд Украине непосредственного профита – вот прям сейчас, поставок вооружения, новых санкций, помощи, вливаний – не принесет. Ну, докажут они то, что всем известно и так. А дальше что? Дальше голландские семьи получат от России компенсации в пару сотен миллионов в общей сложности, и, собственно, все», – отмечает Бабченко.

Возможно в результате судебного процесса изменится риторика западных стран, например Трамп перестанет открыто лоббировать интересы Путина.

«Ну, может, Трамп перестанет предлагать вернуть путина в Большую семерку. А торговать с Россией все равно все продолжат. Та же Голландия и продолжит. Для нее выплатой компенсаций вопрос вообще будет закрыт. Надо ли, чтобы наши люди сидели за это в тюрьме?»

Бабченко обвинил Зеленского в политической бесхребетности и откровенном популизме. По его мнению иди на поводу у охлоса – смертельно опасно для Украины.

«Я также понимаю, что на политическом поле в международной перспективе такой суд для сильной команды дал бы сильные козыри. Но я также понимаю, что вы – не сильная команда, эти козыри вам не нужны, потому что заниматься этим вы не то, что не будете, вы даже не хотите этим заниматься. И популистский тактический выигрыш ради рейтинга вам гораздо важнее, чем стратегический возможный отложенный выигрыш ради страны», – подчеркнул Бабченко.

Фильм «Иловайск-2014. Батальон Донбасс». Рассказ о непобежденной Украине

По его мнению, президент добивается освобождения украинских заключенных только с целью продемонстировать, что он смог это сделать, а Петр Порошенко не смог.

«О, да, я отлично понимаю, что делается это вами только и исключительно с одной целью – смотрите, он не мог, а я смогу. Я понимаю, что этот тактический выигрыш исключительно для властной команды будет кратковременным, а тактический проигрыш для страны может превратиться в вечный двигатель, как это было в междувременье между Первой и Второй чеченскими. Гелаев с Бараевым брали заложников, Березовский их освобождал, по телевидению шли сюжеты, в воздух летели чепчики, Бараев с Гелаевым брали новых заложников, Березовский их освобождал, по телевидению. И так годами», – подчеркнул Бабченко.

Условная книга «В какие игры лучше не стоит играть с Путиным» лежит открытой прямо перед глазами, но вы всеми силами стараетесь ее не читать. Бабченко задает вопрос: «Что помешает на следующий же день после обмена набрать в Крыму десятки новых заложников?».

«Я понимаю, что этот тактический проигрыш практически окончательно закроет вопросы противостояния агрессору международным сообществом на политическом и санкционном поле», – отмечает Бабченко.

Бабченко утверждает, что проигрыш от обмена заключенными тем, что Москва может освободить нынешних и сразу «набрать новых заложников».

«Я понимаю, что если заложников не вытащить сейчас, они не выйдут уже до самого окончания своих сроков. По двадцать лет. И при этом и новые будут набраны, и старые будут сидеть.», – подчеркнул Бабченко.

В Бабченко сам не знает, как бы поступил на месте Зеленского, но он особо подчеркивает, что не пытается лезть в политику.

«Я все это понимаю. И я вот честно скажу – не знаю, как бы я поступил. Lose-lose ситуация», – подчеркнул Бабченко.

Гротеск моденизации самолетов. Странная сделка Украины с Израилем

По словам Бабченко, Зеленского предупреждали «по всему миру», что он «попадет к Путину в ловушку». Это произошло, считает он.

«Вам говорили, что Владимир Путин загонит вас в ловушку. Вам говорили, что система противостояния этим ловушкам уже выстроена, что она потерями и кровью выстроена, жизнями оплачена, что команда, хотя бы понимающая, как не попадать в западни с этим противником, есть, держит рубежи, и неплохо, надо заметить, держит, что ситуация пока такова, какова она есть, и другой не будет», – подчеркнул Бабченко.

Попенял Бабченко Зеленскому за акцентирование общественного внимания на злополучном деле «Роттердам+»

«Но вы кричали про Роттердам+, про барыг, про наживается на войне, про «освободить наших мальчиков» и с помощью своих фанатов утренней росы в глаза у телевизора отмели эту работающую систему. Принеся на ее место вакуум. И оказались в той ситуации, в которой оказались. Ну, что ж. Вылезать из нее вам. И я не завидую», – отметил Бабченко.

В то же время Бабченко не хотел бы оказаться сейчас на месте Зеленского. Проблема весьма сложная и не имеет простых решений позволяющих спасти украинцев из лап Путина и при этом соблюдать национальные интересы страны.

«Я и, правда, не хотел бы оказаться на вашем месте сейчас. И лезть во все это нагромождение всех этих вышеперечисленных «я понимаю», из которых непонятно какой выбрать выход. Я вот точно не знаю, как поступил бы в этой ситуации. Чем поступиться? Позицией на международной арене? Или своими пленными?», – отмечает Бабченко.

Бабченко настаивает, что необходимо передать Цемаха в Нидерланды, где он предстанет перед судом.

«То есть, знаю, конечно. Цемах должен быть передан Голландии. А Сенцов – да, в этом случае ему придется остаться в заложниках. Потому что интересы страны требуют сейчас вот этого. Такова реальность. И вы, Владимир Александрович, должны в этой реальности сделать свой выбор. Либо следующий шаг к победе», – подчеркнул Бабченко.

Пойти на поводу путинского шантажа. В чем стратегическая ошибка Зеленского?

Но в этом случае возникает дилемма: «либо пожертвовать людьми, либо спасти своих людей, но пожертвовать позициями страны».

«Вас предупреждали, что быть Верховным Главнокомандующим – означает именно это. Не на велосипедике кататься. А выбирать между жизнью людей и требованиями интересов страны», – подчеркнул Бабченко.

«Да, вы сделали свой выбор. Я вижу. Приняли решение. Хорошо. Но лично для меня загвоздка в том, что…», – добавил он.

Однако Бабченко подчеркивает, что шаги предшественника Зеленского пятого президента Украины Петра Порошенко были прозрачны и понятны. Эти шаги полностью отвечали интересам Украины, хотя не всегда приводили к мгновенной победе.

«Когда выбор делала предыдущая власть, я четко понимал – они знают что и зачем они делают. У меня было гранитное, железобетонное ощущение того, что у них есть стратегия, они понимают эту стратегию, и, главное, они в этой стратегии не ведомые, а ровно наоборот – они ведущие в этой игре! Достижение для ситуации, в которой страна оказалась в 2014 году, надо признать, невероятное», – отмечает Бабченко.

Бабченко призывает Украинские власти провести референдум по вопросу обмена пленных с Россией, среди самих пленных. Тут возникает ощущение, что Бабченко просто откровенно троллит Зеленского и его команду, которые предлагали референдумы по всем вопросам, сразу после завершения президентских выборов.

«Потому что я вот, как человек пацифистский и сердобольный, в этой ситуации провел бы как раз референдум. Я бы спросил тех людей, которые сидят: вот, есть такой выбор. Как вы скажете, так и будет. Если скажете, что интересы страны важнее, и вы остаетесь в тюрьме ради страны – я отказываюсь от обмена», – подчеркнул Бабченко.

Бабченко предполагает два варианта развития ситуации.

«Если скажете: да плевать я хотел на эти ваши суды, политику и Голландию, у вас и так по всем фронтам все летит к чертям, а мне еще пятнадцать лет в гулаге гнить, значит, я плюю на все и меняю тебя хоть на черта лысого наиглавнейшего свидетеля», – отметил Бабченко.

В тоже время, сам Бабченко не знает, что бы он ответил окажись на мести украинских военнопленных и политузников.

Вот… Я вот, например, понимаю, что я категорически, совершенно, абсолютно не готов брать на себя ответственность в таких…

Geplaatst door Аркадий Бабченко op Donderdag 5 september 2019

«Я, кстати, не знаю, как я и сам бы ответил в этой ситуации», – подчеркнул Бабченко.

Далее он поясняет свою позицию.

«Потому что рассуждать на диване это одно, а вот в камере. Самый долгий срок, который я пробыл в камере – три недели, и это было настолько долго, что составило отдельный отрезок моей жизни, больший, чем школа и университет вместе взятые. Поэтому я не знаю, как ответил бы. И ладно я. А вот если в заложниках был мой отец, жена, дочь?», – отметил Бабченко.

Бабченко отдает себе отчет, что он не политик и не Верховный главнокомандующий, а все его рассуждения строятся на здравом смысле и он предупреждает о той опасности которую несут опрометчивые шаги в политике.

«И я понимаю, что при таком подходе и политик, и Верховный Главнокомандующий из меня – абсолютный ноль. Именно поэтому я, повторюсь, и не лезу к принятию решений», – подчеркнул Бабченко.

В конце Бабченко задает Зеленскому ряд вопросов.

«А у вас, Владимир Александрович? Какая стратегия? Освободить сейчас пленных – это разовый шаг. А что дальше? Для страны? Для нас? Для граждан? Для жителей оккупированных территорий? Для суда? Для спецслужб? Для расследований? Какова мотивировка принятия ваших решений? Чем вы руководствуетесь в первую очередь? Интересами страны? Своего рейтинга? Нового видео в Фейсбуке? Ответ на вопрос «а что дальше», у вас точно есть?», – резюмирует Бабченко.

Автор Аркадий Бабченко
Источник Facebook
Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...