Дипломаты и «решалы»: кто будет руководить внешней политикой Украины

На данном этапе Владимир Зеленский относится к дипломатам примерно так, как и к журналистам, – они лишнее звено.

Ключ к обществу – социальные сети, к внешней политике – бизнес-интересы. На этом фоне и произошло назначение десятого министра иностранных дел Украины. В минувший четверг депутаты проголосовали за назначение заместителя руководителя офиса президента Вадима Пристайко, по совместительству возглавляющего еще и миссию Украины при НАТО, главой внешнеполитического ведомства, пишет на страницах «ZN,UA» обозреватель отдела международной политики Владимир Кравченко.

«С момента инаугурации Владимира Зеленского о Пристайко говорили как о следующем главе МИДа. Но неожиданный отказ замминистра иностранных дел по вопросам евроинтеграции Елены Зеркаль стать замом Андрея Богдана заставили Зе!команду внести коррективы в штатное расписание: было решено, что до принятия Верховной Радой постановления Пристайко будет замглавы ОП по внешнеполитическим вопросам», пишет международный обозреватель.

Сотрудник Центра международной безопасности и сотрудничества Стэнфордского университета и бывший посол в Украине Стивен Пайфер в свое время назвал Пристайко «умным и опытным дипломатом». С этой оценкой согласны и многие наши собеседники из украинской дипломатической службы: они отзывались о нем как об «одном из лучших кандидатов» на должность министра.

«Убежденный сторонник политики европейской и евроатлантической интеграции, карьерный дипломат Вадим Пристайко входит в весьма ограниченное число тяжеловесов украинской дипломатии. До своего нынешнего назначения он возглавлял посольство в Канаде и представительство Украины при НАТО, а также несколько лет был первым заместителем министра иностранных дел», – отмечает Кравченко.

В ожидании черных лебедей. Почему инвесторы с оптимизмом смотрят на новый Кабмин?

Помимо опыта работы на дипломатической службе, у Пристайко есть четкое понимание внешнеполитических приоритетов. Что важно, учитывая, во-первых, все более возрастающие риски снятия санкционного прессинга с России, усиления давления на Украину в вопросе предоставления Донбассу особого статуса с правом вето региона и выведения темы Крыма из международной повестки дня. И, во-вторых, некомпетентность главы государства и нынешней президентской администрации в международной политике. Другой вопрос, способен ли Пристайко говорить «нет» и кому внутри страны и вовне.

«Среди сильных сторон Пристайко – склонность к системному анализу, умение стратегически мыслить. «Эффективный менеджер, способный принимать жесткие решения», – также отметил один из наших собеседников, вспомнив его работу в качестве первого зама. Большинство экспертов и дипломатов связывают с новым министром надежды на перестройку работы министерства и посольств, в последние годы переживающих застой», – подчеркивает Кравченко.

Но благожелательные характеристики Пристайко со стороны его коллег несколько поблекли после истории с цитатой Зеленского в Twitter, появившейся после июньской встречи с главой Европейского совета Дональдом Туском: она оказалась копией цитаты выступления Петра Порошенко на съезде «Европейской солидарности». Некоторые посчитали, что Пристайко тогда нарушил корпоративную этику, не защитив сотрудников МИДа.

«Критика в его адрес усилилась после принятия решения в ПАСЕ о возвращении российской делегации права голоса. Дело в том, что в эти драматические дни Пристайко отсутствовал в Киеве, равно как и в Страсбурге. Вместо этого он уехал в Брюссель по личным делам», – отмечает Кравченко.

Еще одна претензия к Пристайко со стороны коллег – его неготовность отстоять позицию МИДа в некрасивой истории с реакцией Зеленского на ноту украинского внешнеполитического ведомства, отправленную в ответ на предложение россиян по украинским морякам. Напомним, что президент обвинил тогдашнего министра Климкина в том, что без ведома главы государства МИД направил ноту РФ, что, дескать, может сорвать процесс освобождения наши моряков.

«Наконец, коллеги Пристайко отметили и появившийся у него страх брать на себя ответственность при принятии решений. Комментируя подобное поведение, наши собеседники видят ее причину в желании Пристайко стать министром. «Он «вытанцовывает» вокруг этой должности», – отмечают одни. «Кто бы не осторожничал в подобной ситуации?», – задаются риторическим вопросом другие», – подчеркнул Кравченко.

За месяцы, проведенные Пристайко на Банковой, наши собеседники отметили за ним и другие минусы. Прежде всего, недостаток организованности, отсутствие команды. В числе слабых сторон нового министра некоторые его коллеги называли нехаризматичность. «Умные справки – это его. Но он не сможет на переговорах убедить визави, используя харизму, а это не последнее дело в новой дипломатии», – выразил мнение еще один конфидент ZN.UA.

«Впрочем, редко кто из дипломатов обладает ею. Например, от главы российского МИДа Сергея Лаврова не исходят флюиды харизмы», – отмечает Кравченко.

Но это не мешает российской дипломатии быть эффективной. Та же история и с большинством министров иностранных дел из стран Евросоюза.

«Прошли те времена, когда дипломат мог убедить своего оппонента за час. Конечно, ему важно иметь харизму. Но сейчас в дипломатии цель достигается, преимущественно, благодаря планомерной подготовке и методичной работе с партнером», – заметил в беседе с ZN.UA один из экс-дипломатов. «Пристайко не яркий. Но он и не серый. Он может брать своего оппонента на измор. И эмоционально не проиграть на переговорах», – в свою очередь отметил еще один собеседник ZN.UA.

Однако если нехаризматичность – привычное явление на Михайловской, то на Банковой, где сейчас царит и харизма, и легковесность, она отодвинула Пристайко в тень. За месяцы пребывания в Офисе он так и не смог войти в ближайший круг Зеленского, что резко снизило его возможности прямой коммуникации с президентом. «Пристайко редко бывает в кабинете у Зеленского», – отметил один из наших собеседников. «Он неполноценный член команды», – заметил другой.

«Не способствовало сближению и то, что Пристайко приносил в президентский кабинет варианты решения, вынуждая главу государства брать на себя ответственность при их выборе. Того же это только раздражает. В том числе и потому, что в силу отсутствия специальных знаний и опыта Зеленский не готов к личной экспертизе и возникающих ситуаций, и предложенных вариантов реагирования на них. Президент хочет, чтобы сотрудники его офиса давали однозначные рекомендации и несли за них ответственность», – подчеркнул Кравченко.

Сорвавшийся обмен пленными. Как предатель Ежов Кабмин посетил

Один из наших собеседников даже говорил о том, что «президент недоволен Пристайко». И только лишь отсутствие в Зе!команде классических дипломатов сделало для Зеленского кандидатуру Пристайко приемлемой. Однако отсутствие должной коммуникации между Зеленским и Пристайко привело к тому, что место ближайшего внешнеполитического советника президента занял другой человек.

«Нынче такой ключевой фигурой для Зеленского стал помощник президента Андрей Ермак, курирующий в Зе!офисе международное направление. В отличие от Пристайко, занимавшегося в Офисе президента текучкой, давний друг и партнер Зеленского Ермак задействован в спецмиссиях, выполняя особые поручения президента. В частности, в июне встречался с Джоном Болтоном, Рудольфом Джулиани и рядом других персон из окружения Трампа, не получивших постов, но имеющих влияние. Кроме того, он ведет переговоры в «нормандском формате», – отмечает Кравченко.

Помимо Ермака, в окружении Зеленского внешней политикой занимаются советник главы государства Руслан Демченко (курирующий Минский процесс) и секретарь СНБО Александр Данилюк. Наконец, новому главе МИДа придется традиционно конкурировать и с новым замглавы ОПУ, ответственным за внешнеполитические вопросы.

«В украинской системе власти внешнеполитическое управление ОП имеет куда больший вес, нежели сам МИД. Этому способствовал и подписанный в 2008 г. президентом Виктором Ющенко указ, согласно которому кандидатуры замминистров, руководителей структурных подразделений министерства, послов и советников в диппредставительствах согласовывались с главой государства. И, конечно же, то, что расстояние от дверей кабинета замглавы администрации до президентского кресла куда меньше, нежели дистанция от Михайловской до Банковой», – подчеркивает Кравченко.

Все это создавало предпосылки для конфликтов между МИДом и АПУ, министрами и замглавы администрации. В последние годы спокойными были только отношения Павла Климкина и Валерия Чалого. А вот во времена, когда замглавы АП был Константин Елисеев, между Михайловской и Банковой постоянно сверкали электрические разряды.

«Поэтому, пока нет нового Орла или Елисеева, Пристайко заинтересован в том, чтобы провести на должность замглавы ОПУ лояльного к себе дипломата. Проблема в том, что желающих мало. Хотя должность замглавы администрации и считается почетной у дипломатов, с недавних пор это место стало токсичным. По информации ZN.UA, не менее шести человек отказались от предложения возглавить внешнеполитическое направление на Банковой. Хотя есть и те, для кого место у уха президента не утратило своей привлекательности», – отмечает Кравченко.

Яркое выступление посла Украины в Италии Евгения Перелыгина в вечернем ток-шоу на одном из телеканалов, где он откровенно поддержал президента и сдал своего министра, не прошло незамеченным. На Банковой, где ценят «командный дух», он даже рассматривался как кандидат на одну из двух ключевых должностей. Но нарушив корпоративную этику, он ухудшил мнение о себе своих коллег. А после собеседования оставил не лучшее впечатление и в ОП.

«Отказался от этой должности и Андрей Ермак. Как поговаривают, в том числе и потому, что в своей нынешней ипостаси он имеет только одного начальника – президента, а войдя в структуру Офиса будет иметь шефом еще и Андрея Богдана», – подчеркивает Кравченко.

Чего добился «Укроборонпром»? Итоги деятельности гендиректора Букина

Складывающаяся на Банковой конфигурация резко ограничивает возможности нового министра иностранных дел в участии постановки единого голоса Украины в мире. Дипломатам и «решалам» в одной упряжке будет непросто. А ведь ранее многие предполагали, что при неопытном президенте у нового главы МИДа будет куда больше возможностей для самостоятельных действий, нежели у Климкина при Порошенко, считавшего себя мегакрутым специалистом в сфере дипломатии.

«Ограничивают возможности нового министра в формировании внешнеполитического курса и то, что на Банковой традиционно уделяют большое внимание неофициальным каналам связи. В том числе и с Россией. Эти каналы для Зеленского тем более важны в силу его недоверия к МИДу: в его глазах украинские дипломаты – «порохоботы». Один из таких каналов действует с участием давнего партнера Зеленского по Студии «Квартал 95» Тимура Миндича. Еще один действует через омбудсмена Людмилу Денисову. Кстати, именно с подачи Денисовой, отстаивавшей идею обмена украинских моряков, Зеленский гневно реагировал на ноту украинского МИДа», – отмечает Кравченко.

Впрочем, Министерство иностранных дел Украины никогда в полной мере не занималось двусторонними отношениями с такими странами как Соединенные Штаты или Россия. Судя по всему, подобное положение дел останется и при новом министре иностранных дел. И это не облегчит ему выполнение одной из ключевых задач – обновление отношений с ведущим союзником Киева – Вашингтоном, а также реализацию одной из главных внешнеполитических целей Украины – сохранение международного прессинга на Россию.

Автор Владимир Кравченко
Источник ZN,UA

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...