Ролевые игры в Раде. «Эльфы», «гномы», «герои» и «орки» украинской политики

В ходе первого заседания Верховной Рады IX созыва все причастные смогли попробовать себя в новых социальных ролях.

Ролевой переход, а в случае с внезапным обретением или утратой власти это скорее ролевой прыжок, – испытание, которое далеко не всем удается пройти успешно. Однако этими переходами, собственно, и вымощена дорога к подлинной демократии, пишет на страницах «Фокуса» политический психолог Светлана Чунихина.

Жить в обществе, не играя никаких ролей, невозможно. В этом нет никакой драмы вроде шекспировского «весь мир – театр», это вообще не о притворстве. Роль – всего лишь выработанный человечеством способ упорядочивания разнообразного, сложного и часто противоречивого социального опыта. Собственно, это лишь набор предписаний о том, что определенное поведение соответствует определенной ситуации.

В течение дня среднестатистический взрослый человек примеряет на себя несколько разных ролей – семейных, профессиональных и так далее. И это не обязательно требует какого-то лицедейства.

Меняя роли, вполне можно оставаться искренним. В какой-нибудь улучшенной версии нашего мира, где люди разумны, а предписания прозрачны и четко сформулированы, так оно и было бы.

Отложенное рандеву с Зеленским. Почему Трамп не приедет в Варшаву?

Но мы этой роскоши лишены. Поэтому в нашей ситуации каждый ролевой переход, особенно связанный с властью, сопровождается курьезами, глупостями и стыдными поступками.

Если бы к заседанию нового парламента нужно было придумать заголовок, то подошла бы цитата из выступления первого вице-спикера Руслана Стефанчука: «Щоб воно не було більше в тому варіанті, яке демонструвалось нам». В смысле, что новый парламент должен быть не то, что все предыдущие, которые напрочь утратили народное доверие.

Неприемлемые проявления парламентаризма по-старому, по мнению спикера Дмитрия Разумкова – это заспамливание важных законопроектов тысячами поправок, кнопкодавство, прогулы и драки.

Президент Зеленский от себя добавил еще и прогулы. Иными словами, от народных депутатов ожидают другого поведения. Но какого?

Когнитивные науки и психоанализ с разных сторон подошли к пониманию важного психологического правила: требования, предписания и нормы необходимо формулировать только в позитивных терминах, без всяких «не». «Не будь как Петя» – это еще не требование. Нужно четко указывать, какое именно поведение является необходимым и желательным.

Между тем новый парламент работает в соответствии с Регламентом не просто старым, а написанным в поддержку несуществующей уже Конституции. Нечеткость правил, по которым действует парламент, еще больше размывает и без того смутные общественные представления о роли народных депутатов. И провоцирует народных избранников, которые только-только входят в новую для себя роль, на ошибки и поведенческие эксцессы.

Дмитрию Разумкову, например, никак не давались имена коллег. Елену Кондратюк он назвал Ириной Констанкевич (почти по Фрейду). Руслан Стефанчук неуместно и неумело пустил слезу в конце своего выступления.

Лиза Богуцкая в мессенджере на смартфоне, которые для народных избранников давно перестали быть средством частной переписки, поделилась с кем-то конспирологической теорией о госперевороте, который серьезно готовит Порошенко. И это все попало в объектив.

Михаил Радуцкий писал совсем уж похабные комментарии, и они тоже стали достоянием общественности. Государство в смартфоне, о котором грезит Зе-команда, – касается и подобных случаев в том числе. Ролевой переход от частного лица к публичному требует серьезной перестройки образа жизни даже в таких мелочах, как «чатики».

Читайте также  "Агенты кремля" и "агенты запада": как менялись обвинения украинских расследователей

Но не только политическим новобранцам пришлось сегодня примерить новую роль.

Цена освобождения Сенцова. Что потребует Россия от Украины взамен заложников?

Старослужащих переход коснулся тоже. Петру Порошенко и его соратникам предстоит окончательно смириться с политическим поражением и ролевыми ограничениями, с этим поражением связанными.

Пока у них получается не очень, и многочисленные выступления членов фракции «Европейская солидарность» сегодня выглядели скорее мелочными придирками, чем непримиримой принципиальностью оппозиции.

«Батькивщина» входит в совершенно новую для себя роль второй скрипки, которую к тому же еще не факт, что возьмут в оркестр. Бывшим регионалам приходится прикладывать титанические усилия, чтобы соответствовать требованиям закона о языке: украинский им совсем чужой, но если они хотят играть (а они хотят), приходится играть по правилам.

Вот про партию «Голос» в этой связи сложно сказать что-то определенное. Им, видимо, еще предстоит обрести в полной мере свой политический голос.

В исполнительной власти – тоже сплошь новички, каждый из которых по-своему интерпретирует новые для себя ролевые предписания.

Премьер-министр предпочел сразу задать ключевой нарратив, в рамках которого он мыслит деятельность правительства. На Майдане было страшно, а сейчас в Украине не страшно, и это наш фундамент, – заявил он.

Министр обороны почему-то пытался отвечать на депутатские вопросы поверх процедур и церемоний. Судя по всему, он человек конкретный.

Глава СБУ не стеснялся мрачновато шутить – видимо других шуток, кроме мрачных, должность не предусматривает, а совсем без шуток нельзя, бэкграунд не пускает.

Проигранный раунд информационной войны. Зачем Путину обмен пленными?

Всем этим людям, как и их соратникам в парламенте, тоже предстоит входить в новый статус в условиях неопределенности правил и предписаний. По Конституции правительство подотчетно парламентскому большинству. По факту и те, и другие – производные ошеломляющего электорального успеха президента Зеленского.

Потому что главным дебютантом вчерашнего дня были не народные депутаты и не члены правительства, а президент. Владимир Зеленский ведь тоже совершил свой ролевой переход – от обычного президента к президенту-монополисту.

Судя по довольно нервно-возбужденному состоянию, для него это тоже испытание. Каким президентом быть не надо, украинцы знают досконально.

У нас таких президентов, в том числе монополистов, было аж пять человек. А вот с позитивными предписаниями все сложно. Роль хорошего, или хотя бы приемлемого, президента в Украине прописана смутно. Скорее, не прописана вообще.

Поэтому Владимиру Зеленскому и его команде придется много импровизировать, совершая досадные, дурацкие и стыдные ошибки, и маскируя их хорошими (или как получится) шутками. Вроде этой: «Меньше смсок, пожалуйста, больше законов!».

Автор Светлана Чунихина
Источник Фокус

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...