Трамп уничтожает «семерку». Как быстро мир скатится Третьей мировой войне?

В соответствии с мировоззрением Трампа, Россия может быть партнером в решении важных проблем и при этом оставаться противником.

Встреча лидеров «группы семи» во французском Биаррице заканчивается даже без попытки принять итоговую декларацию. Подходы лидеров ведущих западных государств решительно разнятся по важнейшим вопросам, пишет на страницах «Ежедневного Журнала» военный эксперт, заместитель главного редактора Александр Гольц.

Британия и Евросоюз дошли до взаимных угроз в спорах по поводу «брекзита». Франция и США заявляют о вероятности торговых войн друг с другом. Вашингтон решительно разошелся с европейскими союзниками по поводу отношения к Ирану.

Достойное место в этом бесконечном списке взаимных претензий и разногласий занял вопрос о возможном возвращении России в G7, новом превращении ее в «восьмерку». Первым о такой возможности заговорил французский президент Эммануэль Макрон в ходе встречи с Путиным. Правда, он оговорился, что для этого Кремль должен сделать несколько шагов в урегулировании конфликта с Украиной (напомним, что Москву исключили в 2014 году после аннексии Крыма и развязывания «секретной войны» на Донбассе).

Неугомонный Дональд Трамп пошел значительно дальше. Вначале он заявил, что исключение России — это, мол, личная месть Обамы Путину, которого российский президент «переиграл». А в ходе самой встречи, как сообщают британские СМИ, он даже поругался с европейскими лидерами, когда настаивал на возвращении Путина.

«Прорыв» Зеленского. Когда ждать «головокружения от успехов»?

Хозяину Белого дома в итоге не удалось отстоять возвращение главного начальника России в компанию мировых лидеров. Свою неудачу он как всегда скрыл невнятными разглагольствованиями: «Мы обсуждали это. У нас была очень обстоятельная дискуссия по России и президенту Путину, оживленная дискуссия, но действительно хорошая. Посмотрим».

При этом признал, что согласия достичь не удалось: «Я думаю, что работа идет. У нас есть ряд людей, которые хотели бы, чтобы Россия вернулась. Я думаю, что это было бы выгодно по отношению ко многим вопросам в мире. Я думаю, это будет носить позитивный характер».

И прибавил интриги, заявив, что не исключает приглашения Путина на следующую встречу «семерки». Ведь американский президент будет ее хозяином в 2020, и формально именно он рассылает приглашения к участию.

При этом комментаторы расходятся во мнениях относительно того, в каком качестве Трамп как хозяин Белого дома может позвать Путина. С него станется попытаться сделать российского президента полноправным участником встречи. Впрочем, есть версия, что Путина позовут в качестве «гостя». Приблизительно в том же статусе, в каком в Биарриц был приглашен Макроном глава иранского МИДа, что, как говорят, привело в ярость Трампа.

На самом деле вопрос о возвращении Путина — не только про то, что «бомбежка Воронежа», последовательная политика причинения ущерба российским гражданам оборачивается дипломатическими победами. Выгоните из Совета Европы, и россияне потеряют возможность жаловаться в Европейский суд по правам человека на беззакония моей власти — так совсем недавно говорил главный российский начальник, обращаясь к западным «партнерам».

Читайте также  Украина ожидает введения новых секторальных санкций против России за нарушение Минских соглашений

Это вопрос самоидентификации «семерки». Это уже не собрание глав самых мощных экономических держав: Китай превосходит всех их, за исключением США. Это и не клуб главных обладателей военной мощи. Европейцы настаивают на том, что главное, что объединяет «семерку» — те самые «либеральные ценности», о крахе которых недавно разглагольствовал Путин.

Именно вера в приоритет прав и свобод граждан формировала и формирует отбор участников G7. Именно понимание этого приоритета, ясное знание о том, что именно они защищают, в прошлые десятилетия позволяло при всех обстоятельствах лидерам западных государств вырабатывать единую политику для решения любых проблем, сколь бы сложными они ни были.

Но сейчас этот подход, назовем его идеалистическим, подвергается нападению со стороны так называемых «реалистов», выразителем идей которых выступает Трамп. Он уверен, что любое государство — эгоистическое животное. Мировая политика — это война всех против всех. В этой бесконечной войне, как и во всякой другой, возможны только временные союзы, строящиеся не на каких-то там эфемерных «ценностях», а исключительно на соображениях голой выгоды.

Наполеоновский срок Зеленского. Есть ли у президента тактика и стратегия в политике?

Именно поэтому Трамп не устает требовать, чтобы союзники по НАТО «оплачивали» свою безопасность. Именно поэтому он настаивает на возвращении Путина, ведь «присутствие России необходимо для обсуждения таких вопросов, как Иран, Сирия и КНДР». То есть, если называть вещи своими именами, Москва должна представлять в «восьмерке» интересы стран-изгоев.

При этом, в соответствии с мировоззрением Трампа, Россия может быть партнером в решении важных проблем и при этом оставаться противником (причем противником военным). Только что США демонстративно испытали крылатую ракету, закрепив таким образом уничтожение Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, только что Белый дом ввел в действие очередной пакет антироссийских санкций.

Вряд ли американский президент слышал о Пальмерстоне, но он твердо следует завету знаменитого британского премьера: «У Англии нет ни постоянных союзников, ни постоянных врагов. У Англии есть только постоянные интересы».

Мироустройство, построенное на этих принципах, привело к Первой мировой войне. В мире, построенном на таких принципах, Владимир Путин чувствует себя как рыба в воде, заключает союзы, лицемерит, предает. Вот только «семерке» в этом мире места нет…

Автор Александр Гольц
Источник Ежедневный Журнал
Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...