Венедиктов заменил Медведчука в коммуникации с Путиным

Продолжают обсуждают фото Алексея Венедиктова и Дмитрия Пескова, которые мило беседуют на оживленной московской улице. И строить разные конспирологические версии.

Некоторые предполагают, что редактор «Эха Москвы» привез в Киев команде Зеленского неформальное послание от президента РФ Владимира Путина о границах возможного компромисса по урегулированию конфликта на Донбассе. А из Киева в Москву – реакцию на него, пишет на страницах «Обозревателя» заместитель шеф-редактора по международной информации Игорь Соловей.

«Не берусь оценивать достоверность этих прогнозов, но можно сказать точно: Венедиктов действительно входит в список коротких и надежных звеньев коммуникации между Путиным и Зеленским. Между Венедиктовым и Путиным – только Дмитрий Песков (который точно больше, чем просто пресс-секретарь) и кто-то из самых близких помощников Владимира Зеленского. А иногда – при особо важных обстоятельствах, главред «Эха..» может и напрямую встретится с российским президентом», – пишет заместитель шеф-редактора.

Появился же этот канал связи, скорее всего, после публичного отказа Зеленского использовать в роли посредника между Кремлем и Банковой Виктора Медведчука. Поэтому срочно понадобился новый посредник – надежный, но не такой «зашкваренный» как свой кум.

Отчет российского резидента перед кремлевским центром. Контекст встречи Венедиктова с Песковым

«Еще одно преимущество канала коммуникации с участием Венедиктова – его неформальность: через него можно вбрасывать любые (даже самые безумные) идеи. Ведь если ничего не получится (либо станет достоянием общественности раньше времени) – то какой спрос с журналиста? У него же ни полномочий, ни статуса, ни ответственности…», – отмечает Соловей.

В истории, к слову, можно найти много примеров, когда необремененные причастностью к государству журналисты или другие «свободные художники» (адвокаты) используются для решения разных сложных вопросов государственного значения.

«Но вряд ли Венедиктов привез сейчас из Киева какие-то серьезные договоренности. И тем более, если было бы действительно что-то важное, то он не стал бы их передавать Пескову, да еще и посреди улицы. Скорее всего, идет изучение ситуации – как в целом по Украине, так и по Банковой. И хозяевам Кремля нужна не только информация от своих спецслужб, которые формируют Путину папочки с аналитикой для утреннего чтения, а и альтернативный взгляд на ситуацию. Заодно и проверить свои источники на адекватность (представляю, как вспотели некоторые генералы, подписи которых стоят на аналитических справках Путину, увидев фото Пескова и Венедиктова)», – подчеркнул Соловей.

Но кроме такого неформального канала коммуникации есть и другие, более формальные.

«Перечислю лишь самые важные», – пишет Соловей.

Первый канал – это личный контакт между первыми лицами. Но его пока нет, Путин и Зеленский ограничились лишь телефонными переговорами. Да и техника в наше высокотехнологичное время может и подкачать – в мире есть достаточно желающих (и обладателей таких технических возможностей) послушать чужие разговоры.

Второй канал – главы администраций украинского и российского президентов.

Исторически так сложилось, что отношения между Украиной и Россией ведут лично главы АП. При Кучме с украинской стороны этим занимался Виктор Медведчук – так собственно он и познакомился с будущим российским президентом Путиным, который работал тогда в Кремле.

«В 2004 году Украину в России «вел» Дмитрий Медведев. Кстати, именно он несет ответственность за провал российской политики на украинском направлении – это с его подачи подставили Путина, отправив несколько преждевременных поздравлений Януковичу с победой во время «Оранжевой революции», – подчеркивает Соловей.

Установленным в то время личный контакт Медведев-Янукович стал и причиной открытой помощи России последнему на судьбоносных президентских выборах в 2010 году.

«Напомню – место президента РФ тогда «грел» именно Медведев, Путин же пересиживал в правительстве. И хотя за год до этого Путин рассчитывал на президентство Юлии Тимошенко (отсюда и знаменитые «газовые договора» 2009 года с ней), для Медведева поставить президентом Украины именно Януковича было способом реабилитироваться за свой провал в 2004 году. Что в итоге и получилось», – отмечает Соловей.

По информации того же Венедиктова, сейчас канал коммуникации АП-ОПУ курируют Антон Вайно (с российской) и Андрей Богдан (с украинской стороны). Но так как сфера ответственности у них очень широкая – есть же еще куча внутренних вопросов, то непосредственными исполнителями являются: Дмитрий Козак со стороны Кремля, а от Банковой – бывший кинопродюсер, а сейчас помощник президента Андрей Ермак.

«Дмитрий Козак известен как давний соратник Путина – руководил его предвыборным штабом. Он также автор «плана Козака» по урегулированию ситуации в Молдове в 2003 году – документ предусматривал превращение Молдовы в «асимметричную федерацию», где Гагаузия и оккупированное РФ Приднестровье должны были получить особый статус, с возможностью блокировать законопроекты, нежелательные для автономий (ничего не напоминает?). Но тогда план был сорван США в последний день перед подписанием. Теперь же у Козака почти получилось взять реванш – Россия стала полноправным участником договоренностей со США и ЕС по созданию молдавского правительства, куда удалось запихнуть политсилу пророссийского президента Игоря Додона», – подчеркнул Соловей.

Козак также курирует экономическое направление работы России с оккупированными ею территориями в Украине (Крым и ОРДЛО).

«Международная деятельность Дмитрия Ермака всплывает пока только в контексте того, что он – ближайший круг Владимира Зеленского, может заменить Вадима Пристайка на должности замглавы ОП по международным вопросам. Ведь ранее Олена Зеркаль отказалась работать под руководством Богдана», – отмечает Соловей.

Третий канал – Татьяна Москалькова и Людмила Денисова, которые занимаются обменом пленными. Но они работают по команде и под общим руководством АП РФ-ОПУ.

Расширение Нормандского формата. Что следует ожидать от встречи Трампа и Зеленского?

Есть еще и четвертый канал, который Венедиктов не назвал – дипломатический. С российской стороны это замминистра иностранных дел Григорий Карасин, с украинской – Руслан Демченко.

«Интересно, что когда глава МИД Андрей Дещиця решил уволить Демченка с должности замминистра, то лично Карасин звонил в Киев и просил его оставить – чтобы оставить канал связи с Москвой. В итоге Демченка перевели в АП и сейчас Зеленский переназначил его помощником президента, он курирует Минский процесс», – подчеркнул Соловей.

Остальные уровни коммуникации или понижены (нет послов у обеих стран), или находятся в заложниках у управленческого хаоса новой украинской власти, поэтому пока не заслуживают внимания.

«Хотя совсем не исключаю, что есть (или налаживаются) и другие, еще более тайные каналы коммуникации. И публичный скандал Зеленский-Климкин тому подтверждение: министра просто не уведомили о каких-то своих договоренностях с россиянами», – отмечает Соловей.

Так что эта глава украино-российских отношений не закончена и продолжает писаться в реальном режиме времени.

Автор Игорь Соловей
Источник Обозреватель
Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...