Интуитивный популист. Когда Зеленский прекратит играть в президента?

Что нового принесет нам на наступившей неделе президент Владимир Зеленский?

На минувшей, стоит напомнить, он отметился отменой парада ко Дню независимости, публичной «поркой» провинциальных чиновников и обновлением темы люстрации, пишет Юрий Божич на страницах «Фокуса».

От лица «возмущенной общественности» выступил главный десантник страны генерал-лейтенант Михаил Забродский: «Парад нужен нашему государству и нашим воинам. И он будет!».

Ни Верховный главнокомандующий, ни командующий десантно-штурмовыми войсками ВСУ не проводили социсследований на тему, сколь позитивно или негативно украинское общество воспринимает торжественные марши и прохождение техники по Крещатику. Поэтому невозможно определить, на чьей стороне большинство.

Многочисленные филиппики в адрес главы государства в соцсетях ничего не доказывают. Во-первых, потому, что там можно встретить и мнения за отмену парада. А во-вторых, в январе текущего года украинский сегмент Facebook насчитывал 13 млн пользователей. И это уж точно не все взрослое население страны. Особенно с учетом того, что в Fb хватает и несовершеннолетних.

«Многоуровневая» комбинация с обменом. Кирилл Вышинский в планах Кремля

Это, однако, может служить довольно слабым утешением для Зеленского. Равно как и для всех нас. Вне зависимости от нашего отношения к самому мероприятию.

Я, например, считаю, что парады связаны с доблестью, боеготовностью и военной мощью не более, чем вера в Христа с ослепительным блеском епископских риз и лексусов. А вы – нет. Что из этого? У каждого – свой опыт.

Сто лет назад курсантом Пензенского артиллерийского училища я видел, как в одной колонне тянули глянцевый носок сапога и искали глазами грудь четвертого человека и те, кто толкал гирю на первый разряд, и те, кто всего несколько раз был в состоянии подтянуть свое бренное тело на турнике.

Те, кто при стрельбе частенько попадал в десятку, и те, у кого львиная доля пуль уходила в «молоко». Те, кто практически не опаздывал к вечерней поверке из увольнения, и те, кого к ней приносили в стельку пьяным, а потом кто-то выкрикивал: «Болен. Отдыхает».

Ну да, время было мирное. Но война и парад мне кажутся вещами еще менее «совместными». Особенно на фоне внутренних событий. Как написал в Fb один из его противников: «Самое лицемерное действо в Украине – военный парад новой армии в прошлом году, когда свинарчуки с порохом пи%дили бабки, а по Крещатику ехали БТР-70 и списанные Хаммеры, покрашенные обычной грунтовкой».

Возможно, он неправ. Возможно, неправ я. Возможно, правы те, кто выступает за парад. Но дело не в нас с вами. И, по большому счету, даже не в генерале Забродском. Дело в президенте. Тревога исходит именно от него.

Зеленский – еще в период президентских выборов – нащупал для себя особую форму поведения и артикуляции, при которой любое его действие может быть интерпретировано абсолютно по-разному – в зависимости от политических воззрений тех, кто берется это делать.

Переименование Администрации президента в Офис президента может быть расценено со знаком минус. Мол, хочет выпендриться, лишь бы отмежеваться от своих предшественников. Но и со знаком плюс тоже: молодец, правильно, символически подчеркивает дух перемен – от помпезности к простоте.

Читайте также  Россия могла продать Ирану «Торы» в обход санкций

Перенос резиденции с Банковой можно прочитать как уход от фигуры сакральной власти к власти, стоящей «ближе к народу». А можно – как разбазаривание денег. Неслучайно, когда президент отменил парад, его упрекнули: мог бы сэкономить средства для нужд военных на переезде в Украинский Дом – «сальдо» даже больше получится. А заодно удивились: реакцию народа в этой «двухходовке» можно было элементарно просчитать.

«Нельзя было сложить два плюс два и понять, что эти люди проведут парад сами, без Главнокомандующего, – пишет журналист Александр Кузьменко у себя в Facebook, – и организация такого парада станет, помимо прочего, мировоззренческой акцией протеста, и что позор от этого будет – на Главнокомандующем?».

Тональность изгнания секретаря райсовета в Борисполе из зала заседания, с тыканьем чиновнику, симпатики могут воспринять как проявление сильной, карающей «разбойника» руки. А противники – как поведение гопника. Или, на худой конец, партийного функционера времен СССР.

Объявленное расширение люстрации для представителей власти «порошенковского призыва» – что это? Последовательная борьба за очищение, с включением в черные списки тех, кто наживался на войне, и на кого стоит «надеть в бракованные бронежилеты и отправить на передовую»? Или отпиливание сука, на котором он сам сидит? И куда в случае реализации задумки деть Данилюка, Абромавичуса и Авакова?

Подобным размытым «символизмом», позволяющим какие угодно трактовки, окрашено большинство решений/предложений/выступлений Владимира Александровича. Он продолжает играть в выборы.

Конец перемирия. Следует ожидать дальнейшей эскалации боевых действий?

Взвешивать все на чашах электорального безмена. Старается угадать чаянья народа, дабы выборы 21 июля для него вновь были окрашены в ликующие цвета триумфа. Понять саму эту идею нетрудно. Однако принесет ли она те плоды, которые ожидают глава государства и его команда?

Сегодня ведь рейтинги «Слуги народа», хоть и не фатально, но падают. Но самое главное – продолжится ли та же тенденция в деятельности президента после выборов? Перейдут ли наконец у Зеленского с языка популизма на политический язык? Которым, как отметил недавно Виктор Небоженко, там практически никто не владеет.

Когда в окружении президента начинают говорить о каких-либо юридических тонкостях, то, по выражению политолога, «цедят каждое слово». А в отношении политики они думают, что это «что-то легкомысленное».

Все это, вкупе с желанием урвать побольше электората к выборам, порождает политические землетрясения – иногда карманные, иногда вполне ощутимые. И если это даже воспринимать всего лишь как нелепости – типа высказываний Андрея Богдана о русском языке для Донбасса или Андрея Геруса о тарифах, – то и тогда это вредит не только имиджу, но и делу.

Если Зеленский не сменит интуитивный популизм на внятные артикуляции, на то, чтобы демонстрация силы и продуманной стратегии не подменялась жестом шоумена, нас всех ждут нелегкие взрывоопасные времена.

Потому что красить фасады – да еще во все цвета радуги подряд, «строго как попало» – это отнюдь не менять социальную и политическую архитектуру. Это и плохая политика, и скверный менеджмент. Даже при условии, что над всем этим возвышаются воздушные замки самых добрых намерений.

Автор Юрий Божич
Источник Фокус

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...