Заложник статуса. Три головы «политического Цербера» против Зеленского

Владимир Зеленский, взлетевший на вершину политического Олимпа прямо с подмостков юмористического шоу оказался заложником трех важных составляющих аспектов жизни любого политика: уровня профессионализма, умения реализовывать свои полномочия и сохранения своей популярности.

Один известный журналист, «сходивший в депутаты», делился неожиданным открытием. Смена журналистского удостоверения на корочку народного депутата для него обернулась резким снижением социального статуса, пишет на страницах «Фокуса» политический психолог Светлана Чунихина.

Из уважаемого человека, к чьему мнению прислушивались миллионы, он вдруг превратился в героя неприличных политических анекдотов. Возможно, в этом признании была доля ложной скромности и кокетства, но журналист-депутат безусловно прав в одном: власть травмирует.

Владимир Зеленский, взлетевший на вершину политического Олимпа прямо с подмостков юмористического шоу, наверняка испытывает что-то похожее на шок статусного перехода. Со стороны кажется, что для комического актера должность Верховного главнокомандующего – это головокружительный карьерный рост.

Но изнутри, можно предположить, все выглядит совсем иначе. До победы на президентских выборах Владимир Зеленский был всеобщим любимцем, им восхищались и верили безоговорочно каждому его слову. Более того, Зеленского боялись и уважали, ему пытались подражать даже вчерашние злопыхатели. Еще бы, новый президент нащупал волшебную электоральную кнопку, о чем остальные даже мечтать не могли.

Секретность деградации России. Что пытаются скрыть Путин и Шойгу за гибелью экипажа подлодки?

Но после выборов все изменилось. Был героем, который лихо уделывает проворовавшихся и завравшихся политиков, а теперь высмеивают его – справедливо или по надуманным причинам, не так важно. Важно, что президент очень быстро лишился привилегии быть субъектом критики. Теперь он – объект. Чистка власти от постылых «бывших» превратилась в чистилище для самого Зеленского.

Любой переход из привычного, понятного состояния в неизведанное, а значит чреватое опасностями – это серьезный стресс с определенными психологическими последствиями. Вопреки нашей национальной традиции дегуманизировать власть до состояния божества или, наоборот, животного, а чаще сначала божества, а потом животного, президент тоже человек.

А в условиях хлипкой институциональности президент – только человек, и ничего более. Поэтому имеет смысл разобраться в психологических причинах, побуждающих президента к определенным решениям и поступкам.

Украинская политика – довольно адское занятие. У древних греков врата ада охранял чудовищный трехголовый пес Цербер, главной задачей которого было кусать новоприбывших, чтобы те быстро осознали факт перехода из одного мира в другой. Президента-новичка Зеленского сейчас тоже активно «покусывает» символический трехглавый страж политической инициации.

Одна голова – страх некомпетентности. Несмотря на расхожее народное представление о политиках как сборище бездельников и профанов, политика устроена сложно. Чтобы уверенно оставаться на плаву, обходя многочисленные репутационные ловушки и бомбы, даже профессиональному профану от политики нужно владеть множеством навыков – от социальных до юридических.

Президент Зеленский честно признает, что ему не хватает базовых компетенций, чтобы глубоко разбираться в нюансах политики и государственного управления, и охотно пользуется помощью советников и соратников. Нет ничего плохого в том, чтобы прислушиваться к рекомендациям умных людей, в современном мире без этого уже не обойтись. Но когда вся политическая и управленческая экспертиза отдана на аутсорсинг, помощь может перерасти в угрозу.

Кому доверять как самому себе, на кого опереться? Чтобы правильно ответить на эти вопросы, нужно обладать собственными компетенциями, а их нет. Поэтому страх некомпетентности ходит рука об руку с другим страхом – потери контроля.

И вот она, вторая голова «цербера». Власть – это не просто полномочия, прописанные в Основном законе. В первую очередь власть – это личная способность конкретного лидера эти полномочия реализовать в полной мере.

Для президента Зеленского сейчас это больной вопрос. Парламент не хочет удовлетворять кадровые требования президента, правительство не спешит ему ассистировать в выполнении предвыборных обещаний и международных обязательств. В окружении чужих Зеленский вынужденно смыкает ряды своих и при этом постоянно ожидает подвоха и подставы со стороны более искушенных «попередників».

Весьма показательно в этом смысле, как неприятно Зеленский был удивлен тем, что канцлер Германии Меркель встречалась с Порошенко. Всем было понятно, что имеются в виду встречи, проведенные Порошенко еще в статусе президента.

Но Зеленский, видимо, подумал, что речь идет о каких-то сепаратных переговорах у него за спиной. Очевидно, что президент не до конца уверен в себе и своей способности контролировать ситуацию.

Конфликт с министром иностранных дел из-за обмена с РФ нотами по освобождению украинских моряков – той же природы. Узнавать подобные новости из СМИ для президента одновременно и оскорбительно, и опасно.

Поэтому на посвященном конфликту брифинге Владимир Зеленский выглядел и злым, и испуганным. Нет ничего менее совместимого с властной позицией, чем ощущение беспомощности и невозможности контроля. Но, похоже, именно это происходит с президентом сегодня.

Всадники пророссийского хаоса. Безумство решений украинских судов

Наконец, третья голова, откусывающая от Владимира Зеленского части его прежней идентичности, – это страх нелюбви. Успех нового президента во многом основан на его способности нравиться. И хотя власть считается афродизиаком, то есть средством, добавляющим ее носителям привлекательности, власть по-украински – это скорее «репеллент».

Пока симпатиков у президента ощутимо больше, зато настроенные резко негативно – заметнее. Негативная информация распространяется быстрее и ее проникновение тотально. Подобно ложке дегтя в бочке меда, она портит все – настроение, впечатление, жизнь. И с этим что-то нужно делать.

Например, сознательно отращивать толстую кожу, чтобы не позволять токсичной критике оставлять на самооценке слишком глубокие раны. Или постоянно поддерживать в публике состояние легкой влюбленности. Влюбленные прощают все, что угодно.

Профессиональный политик вероятнее всего выберет первый путь, профессиональный актер – второй. Видеоблог, посвященный разведению сил в районе Станицы Луганской, президент записал в какой-то интимной, почти соблазняющей манере. Ему важно, чтобы его любили.

Следы от этих укусов будут самыми глубокими.

Автор Светлана Чунихина
Источник Фокус
Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...