Война на Донбассе: почему гибнут военные медики?

Несмотря на бодрые заявления о том, что вот-вот наступит мир на Донбассе и начнется устойчивое прекращение огня, война не только не утихает, но и начинает новый виток активности.

Причем в самой ее опасной форме – обстрелов артиллерией крупных калибров, «войной ПТУРов» и малых групп, пишет военный эксперт Михаил Жирохов на страницах «Деловой Столицы».

Только за последние пару дней произошли два весьма тревожных для нашей группировки на Донбассе события. Причем практически одновременно.

Так, 1 июля, около 10:50, во время эвакуации раненого бойца в районе поселка Водяное (мариупольское направление) боевики обстреляли управляемой противотанковой ракетой санитарный «Хамви» 36-й отдельной бригады морской пехоты ВСУ. Медики эвакуировали бойца с наблюдательного пункта, с утра раненного снайпером.

В результате водитель старший матрос Сергей Майборода погиб на месте, а военный медик сержант Ирина Шевченко умерла в госпитале.

Возрождение Донбасса. Как политика «малых дел» меняет ситуацию в прифронтовом регионе

А днем ранее во время патрулирования в Верхнеторецком (Горловское направление) под обстрел диверсионной группы боевиков попал наряд полиции. Оба полицейских с ранениями находятся в военном госпитале.

Стоит напомнить, что это не первая гибель медиков на поле боя на Донбассе. 20 февраля 2018 г. в районе с. Катериновка (попаснянское направление) в результате попадания противотанковой ракеты в БРДМ погибла младший сержант Сабина Галицкая.

4 июня в районе населенного пункта Новоселовка Вторая был обстрелян автомобиль «ГАЗ-66» 17-й отдельной танковой бригады, который осуществлял доставку продуктов питания. Тогда погибли двое военнослужащих и еще один был ранен.

Таким образом, можно говорить о возвращении на линию соприкосновения так называемой «войны ПТУРов», когда ракетами расстреливается практически любой транспорт, который движется в прифронтовой зоне.

Ранее в подобных случаях преимущество было на нашей стороне. Наиболее известной стала «охота» 10-й горно-штурмовой бригады зимой этого года в районе Сокольников, где за короткое время новейшими ракетами отечественного комплекса «Стугна-П» было уничтожено пять единиц военной техники противника.

Однако были и другие случаи. Так, например, 22 февраля 2018 г. под Докучаевском противотанкисты 93-й отдельной мехбригады удачно накрыли ракетой «УАЗ» с разведгруппой противника. Итог – трое погибших, причем как минимум один – офицер-россиянин.

Вчерашний случай с погибшими оставил много вопросов. Например, к организации эвакуации раненых с «красной» зоны, где возможно огневое воздействие противника. Наши военные еще в прошлом году отрапортовали, что в войсках отработана схема – раненый с «нулевой» линии эвакуируется бронированными медицинскими машинами до второй линии, а дальше эвакуация идет по обычным гражданским дорогам небронированными машинами (зачастую даже гражданского образца).

Армейская машина для эвакуации раненых на базе тягача МТ-ЛБ-С.

В рамках государственного заказа даже были закуплены 45 «бронированных скорых» – специального варианта артиллерийского тягача МТ-ЛБ-С. Новые машины могут перевозить четырех тяжело раненных в положении лежа на носилках, восемь легко раненных в положении только сидя или четырех человек сидя и двух лежа.

Важно то, что бронемашина оснащена всем необходимым для оказания первой медицинской помощи (медикаменты, перевязочные материалы и жгуты, шины для иммобилизации, кислородный ингалятор и т. д.), лебёдкой длиной троса 50 м (для вытягивания раненых через простреливаемые участки местности) с электроприводом и пятью носилками.

Экипаж МТ-ЛБ-С составляет два или три человека: командир машины, механик-водитель, а при необходимости санитар-носильщик. Время погрузки-выгрузки одного раненого на носилках составляет не более одной минуты. Первые машины пошли в армию в 2016 г., получили крайне положительные отзывы. Мало того, на всех фото и видео учений последнего времени такие машины фигурируют в колоннах боевой техники в обязательном порядке.

Что касается 13 британских броневиков «Саксон» в медицинском варианте, которые есть на вооружении армии, однако их уже давно не видно по фото, – по всей видимости, запчасти к «британцам» закончились.

Новая купюра в тысячу гривен. Какие ловушки таит введение купюр большого номинала?

Однако в итоге оказывается, что на фронте эвакуация по-прежнему идет подручным транспортом. Судя по фото на месте трагедии, это даже не медицинский вариант «Хамви» – а США поставили нам 40 машин с кунгом BURTEK B473.

Понятно, что полсотни бронированных «санитарок» это «капля в море», но хотя бы части, которые находятся непосредственно на линии соприкосновения, ими можно обеспечить? А то получается, что мы пафосно проводим финал конкурса на лучшего специалиста по тактической медицине и лучшее отделение сбора и эвакуации раненых с поля боя с участием тех же МТЛБ-С, как это было буквально две недели назад на базе Учебного центра ВСУ «Десна», а на фронте этих машин жесткая нехватка.

Вполне очевидно, что от попадания ПТУРа (а особенно если это современные российские «Корнеты») легкобронированный артиллерийский тягач – это не панацея, однако очевидно, что шансов выжить у медика и экипажа было бы гораздо больше.

Таким образом, в который раз можно говорить о том, что какие бы не были мирные настроения у нашего военно-политического руководства, сколько бы не отводили войска в одностороннем порядке, пока Кремль не примет решение завершить конфликт, война будет продолжаться.

И, увы, подобные случаи с поражением нашей техники на прифронтовых территориях будут продолжаться, ведь серой зоны на всем протяжении линии соприкосновения совсем не осталось, а значит, шансов для вражеских расчетов и диверсионных групп для удачной атаки стало гораздо больше.

Автор Михаил Жирохов
Источник Деловая Столица
Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...