Конституция, как дышло. Снимут ли тавро «незаконности» с предстоящих выборов?

Конституционный суд приступил к рассмотрению иска о незаконности указа президента о роспуске парламента. До 29 июня суд должен принять решение.

Начало слушаний сопровождалось акциями протеста, сообщениями о минировании здания суда и прямыми трансляциями на всех медиаплощадках страны, которые по рейтингам могут поспорить с популярными ток-шоу, пишет Лариса Волошина на страницах «Фокуса».

Далее работа КС продолжится в закрытом режиме. До 29 июня суд должен принять решение. Но уже сегодня можно сказать, что открытые дебаты, соревнование сторон, а главное – вопросы судей – это незабываемое зрелище.

Особенно в украинских судебных реалиях. Из хорошего – нам объяснили специфику функционирования украинской власти, баланс сил между парламентом, президентом и судом как тремя независимыми ветвями. Из плохого – каково бы ни было решение суда, одна часть общества все равно окажется недовольна.

Комментарии политиков, общественников и экспертов по результатам открытых слушаний показывают, что общество продолжает жить в парадигме «политической целесообразности».

Позитивная финансовая неделя: Украина вернулась на рынок еврооблигаций

Видео с реакцией судей на аргументацию сторон становится вирусным и по популярности превосходит юмористические скетчи. «А вы как читаете Конституцию?», «Когда вы утверждаете, что отсутствие коалиции это общеизвестный факт, вы какое значение вкладываете: юридическое, или какое-то свое?», «Симпатично», «Я с удовольствием наблюдаю, как эволюционирует ваша юридическая позиция».

В результате многократного цитирования диалогов, происходивших в суде, словосочетание «харьковские конституционалисты» рискует превратиться в такой же собирательный образ, как «британские ученые» и «американские спецслужбы» – ссылка на неназванный авторитет, которая указывает на отсутствие у говорящего фактов, подтверждающих его позицию.

Что давало президенту право распустить Верховную Раду, не дожидаясь истечения 30 дней? Президентский представитель, аргументируя конституционность указа, ссылается на коалиционное соглашение, социологические опросы, математические расчеты и то, что пять фракций, подписавших соглашение минус три фракции – это не коалиция вообще.

При этом напрочь отрицается, что в коалицию могут входить и внефракционные депутаты, а также мажоритарщики. Что совершенно логично, ведь депутат – не крепостной и не обязан входить в какую-либо фракцию. Тем более, что решение Конституционного суда от 2010 года это позволяет.

Сторонники роспуска надеялись с помощью КС доказать, что коалиция на момент инаугурации президента Зеленского не существовала. Вот только не это являлось предметом рассмотрения. Суд должен был проверить конституционность указа президента, а не факт наличия парламентского большинства после выхода из коалиции БЮТ, Радикальной партии и «Самопомощи».

Ещё одно открытие дня – Списки Шрёдингера. Вернее, «Списки Парубия», которые есть и их нет одновременно. Судья Виктор Кривенко сообщил, что суд направил спикеру Верховной Рады Андрею Парубию письмо с просьбой предоставить список депутатов, входящих в состав коалиции после 18 февраля 2016 года. На момент заседания ответа не было. На что депутаты, которые принимали участие в заседании, кинулись утверждать, что списки были поданы.

Но, какие-то другие списки. Тех, кто вышел из коалиции, а не тех, кто в ней остался. Плюс полный список коалиции на момент начало работы парламента. И ещё какие-то бумаги с подписями и без них.

И тут даже у противников президентского указа должны были возникнуть возражения: «Что это за три Камаза документов ни про что?» Отсутствие внятного перечня членов коалиции наводит на размышления, что не так уж не правы были юристы президента.

В аргументации сторон правовые и законодательные нюансы умело смешиваются с эмоциями и апелляцией к воле большинства, святости Конституции и обязанности гаранта уважать принцип верховенства права. Суд справедливо заметил, что в обязанности главы державы не входит определять что-то «на глазок» в независимой от него парламентской ветви власти. Более того, распускать парламент, считая его недееспособным только потому, что ему что-то «показалось».

Если у новоизбранного президента Зеленского были основания считать парламентскую коалицию несуществующей, он имел полное право подавать в Конституционный суд. И только потом, установив факт наличия или отсутствия большинства, выдавать, или не выдавать на гора свои указы. Невозможно снять сомнения относительно легитимности Верховной Рады с помощью незаконного решения президента. Это казус, который хаотизирует политическое поле Украины.

Также не стоит забывать, что споров вокруг наличия коалиции никогда бы не было, если бы парламент и президент Порошенко вовремя позаботились о документальном подтверждении легитимности ключевого органа власти.

Равно как, если бы бывшие члены коалиции проявляли ответственность в своих политических заявлениях, и вместо того, чтобы паразитировать на громкой риторике, отстаивали правду в суде. Что мешало народным депутатам, находящимся в оппозиции (Батькивщина, Радикальная партия, Самопомощь), подкрепить свои утверждения об отсутствии коалиции решениями Конституционного суда?

Все, что происходит сегодня в стране – это результат подмены «политической целесообразностью» фундаментальных четких правовых формулировок, без которых невозможна работа институтов власти

За годы украинской независимости – усилиями всех представителей власти – в законодательстве было создано такое количество лакун, лазеек и чёрных дыр, что правовое поле Украины стало напоминать лунный пейзаж. Враждебный всему живому. Имел ли право президент самовольно трактовать основной закон страны и распускать парламент? Даже если, по его мнению, отсутствие правящей коалиции – это «общеизвестный факт».

Танцы с бюстом Жукова. Что искали полицейские дома у разрушителей харьковского монумента?

Равно, как имел ли право глава Верховной Рады утверждать, что коалиция существует, только потому, что парламент голосует за законы и не высказывает вотума недоверия коалиционному правительству? Все это уже не имеет значения. После того, как указ был подписан, в стране стартовала предвыборная кампания. Со дня на день может появиться новый парламент, новая коалиция и новое правительство. И все они будут настолько же сомнительными, как и управляемыми.

Роспуск Верховной Рады уже стал частью предвыборной кампании. Вместо изучения партийных программ, политики и избиратели спорят о парламентской математике и датах. Кризис власти только усугубляет раскол в обществе.

В такой ситуации, «чья бы не взяла» – в проигрыше остаётся Украина, парламентаризм и институт президента. Задача суда заключается в том, чтобы положить конец дискуссии на тему, чья трактовка Конституции наиболее близка к действительности – президентская, или депутатская.

Необходимо вернуться Украину в правовое поле и снять тавро «незаконности» с предстоящих выборов. Вне зависимости от того, будут они очередными или досрочными. А для этого необходимо, чтобы граждане перестали принимать политические стороны, когда речь идёт об исполнении политиками закона.

Необходим запрос общества на конституционность, который положит край разрушительной практике «политической целесообразности».

Автор Лариса Волошина
Источник Фокус
Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...