Кернес на защите Жукова в Харькове. Когда Зеленский благословит демонтаж декоммунизации?

В команде Зеленского обещали избегать тем, раскалывающих страну. Однако ей придется реагировать на вызовы, одним из которых станет попытка остановить декоммунизацию.

Пересмотр норм законов об очищении власти и о статусе украинского языка как государственного, ревизия декоммунизационного пакета законов, вступивших в действие ровно четыре года тому назад, значительной частью общества однозначно будет истолковано как реванш пророссийских сил, пишет Сетевой Оракул на страницах «Деловой Столицы».

Новоизбранный президент уже высказался по поводу вероятного пересмотра языкового закона, а встреча адвоката Игоря Коломойского и соратника Зеленского Андрея Богдана с главой Конституционного суда Станиславом Шевчуком вызвала кривотолки по поводу отмены люстрационного законодательства. Напомним, Богдан попал под действие этого закона, что не позволяет ему занимать государственные посты. На очереди – покушение на декоммунизацию.

В Харькове решили вернуть имя советского маршала Георгия Жукова проспекту имени правозащитника Петра Григоренко. Этот проспект был переименован в 2016 г. в рамках закона о декоммунизации. Для возвращения советского названия был избран простой путь: зарегистрирована петиция, которую лично поддержал мэр Харькова Геннадий Кернес.

«Оба – достойны увековечивания. Но спросите тех немногих ветеранов – кого они называли маршалом Победы? И, конечно же, заслуги Жукова в разгроме фашизма переоценить невозможно», – заявил градоначальник.

Ему ответил руководитель Института национальной памяти Владимир Вятрович. Он напомнил, что за нарушение закона о декоммунизации представителям власти светит от пяти до 10 лет тюрьмы с конфискацией или без. Потому, подчеркнул Вятрович, в случае переименования проспекта Григоренко в проспект маршала Жукова, возглавляемый им институт обратится в Генпрокуратуру с требованием о признании соответствующих действий неправомерными и их отмене в судебном порядке и привлечении виновных лиц к ответственности.

Кернес прекрасно понимает, что скандальное решение будет обжаловано в суде.

Но, во-первых, для его легализации власти Харькова подложили соломку в виде петиции (горожане так хотят, а мы выполняем их волю), а дальше – в виде коллегиального решения горсовета, которое выводит из-под удара лично Кернеса.

Во-вторых, Геннадия Адольфовича за пять лет после Майдана не смогли посадить по куда более весомым обвинениям, так что нарушение закона о декоммунизации для него – сущий пустяк.

И, в-третьих, имя Жукова (а это может быть только началом, дальше пойдут другие сталинские военачальники, а там, смотри, и Ленина вспомнят) станет элементом предвыборной политтехнологии для целого ряда сил и отдельных политиков, которые попытаются попасть в парламент на реваншистской риторике.

Кернес первым застолбил за собой «декоммунизацию наоборот» и сразу вышел с ней на уровень общенациональной дискуссии. Чем на время подвинул в информационном пространстве конкурентов партии «Відродження» из «Оппозиционной платформы – За жизнь» и «Оппоблока» с их лидерами Юрием Бойко и Александром Вилкулом.

Однако можно предугадать, что его примеру последуют в Одессе, Запорожье, родном для Зеленского Кривом Роге и так далее. Тем более что между политсилами, которые борются за любовь избирателей юго-востока, ожидается серьезная конкуренция. А демонтаж декоммунизации наравне с языковой темой и темой запрета радикальных националистических движений – очень благодатная тема для предвыборного пиара.

Вместе с президентской должностью Зеленский получил и тот курс, который проводили президент Петр Порошенко, правительство и Верховная Рада на протяжении последних лет. Этот курс можно назвать активным становлением украинцев как политической нации, одна из важных составляющих которого – историческая память украинского народа. Фото Зеленского с советским ветераном и связной УПА, безусловно, символический, примиренческий жест, но что делать с Кернесом и иже с ним?

Пока квинтэссенцией будущей политики новоизбранного президента в гуманитарной сфере можно считать его фразу о Степане Бандере: «В целом, я нормально отношусь к декоммунизации. Общество выбрало, и – нормально. Есть неоспоримые герои. Степан Бандера – герой для какого-то процента украинцев, и это нормально и классно. Это один из тех людей, которые защищали свободу Украины. Но, я считаю, что, когда мы такое количество улиц, мостов называем одним и тем же именем – это не совсем правильно».

«Герой для какого-то процента украинцев», если речь идет о продолжении формирования украинской нации, звучит, увы, как оправдание для кернесов. Ведь и диссидента Григоренко вряд ли считают героем люди с совковым мышлением…

Автор Сетевой Оракул
Источник Деловая Столица
Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...