«Военная доктрина» Зеленского. Почему популизм не совместим с оборонной?

Весьма важным для воюющей страны является понимание позиции будущей президентской команды в оборонной сфере. Что же мы слышим?

Нынешний период, когда новоизбранный президент еще не приступил к своим обязанностям, впрочем, как и вся предвыборная кампания Зеленского отличается крайней невнятностью основных позиций как во внутренней, так и во внешней политике. Усугубляет это еще и то, что ключевые месседжи для общества озвучивает не сам новоизбранный президент, а его советники, пишет военный эксперт Михаил Жирохов на страницах «Деловой Столицы».

Весьма важным для воюющей страны является понимание позиции будущей президентской команды в оборонной сфере. Пока об этом можно судить только по многочисленным интервью члена команды советников Владимира Зеленского по вопросам безопасности и обороны Ивана Апаршина.

Итак, некоторые выводы сделать уже можно. Правда, насколько они близки к реальности и будут ли реализовываться вообще, совершенно непонятно, так как в интервью одному из изданий он заявил, что «не претендует на место министра обороны». То есть фактически рычагов для реализации своих обещаний у него может и не быть.

Что же представляет собой будущая военная доктрина «от Апаршина». Забегая вперед, стоит сказать, что фактически это смесь предвыборных откровенно популистских обещаний Зеленского и весьма неоднозначного опыта службы самого Апаршина под руководством министра обороны Анатолия Гриценко.

Первая принципиальная позиция – возврат к идее полностью контрактной армии, полностью отменив призыв на военную службу. Если в условиях полного развала армии времен «до 2014 года» и отсутствия внятного врага это было в какой-то мере очевидное решение. То сейчас, после пяти лет войны, которая время от времени перерастала в прямое столкновение с российской армией, с соседом, который имеет третью по мощи в мире военную машину это вообще недопустимо.

И вполне очевидно, почему призыв является одним из основных способов формирования резервов для создания территориальной обороны как минимум. Это фактически единственный способ получения мужским населением страны хотя бы зачаточных военных навыков. А при огромной демографической разнице – 140 млн против 45 – это крайне критическая позиция. И просто провал в системе обороноспособности страны.

Еще один важный момент – взгляды на финансирование армии. Тут вообще полный откат к ситуации 2014 г., когда основным видом финансирования армии была продажа так называемого «излишнего военного имущества» и сдача в аренду земель Министерства обороны.

При этом все приобрело карикатурные и откровенно коррупционные формы. Доходило до того, что танки и бронетранспортеры продавались на международном рынке вооружений по цене подержанного автомобиля, а собственная армия не получала от этого ничего. Теперь нам предлагают вернуться к этой схеме.

Связано ли это с личностью самого Апаршина совершенно непонятно (ведь понятно, что человека старой закалки очень сложно заставить работать по-другому). Кроме того, отсутствие в команде Зеленского боевых генералов (или даже полковников) уже довольно символично.

Это, конечно, не означает, что завтра начнут сливать армию, но в случае если армия в целом (которая хоть и голосовала за Зеленского в своем большинстве) не воспримет военное руководство как таковое, то процессы разложения пойдут очень быстро. И это мы наблюдали в 2004-2014 гг., когда за очень короткое время из вооруженных сил были просто выдавлены практически все более или менее толковые офицеры среднего и нижнего звена.

И когда весной 2014 г. страна столкнулась с внешними и внутренними вызовами, оказалось, что опытных офицеров просто нет. И только невероятными усилиями в 2014 г. удалось вернуть некоторую часть, что и позволило несколько усилить армию в самый нужный момент.

Очень близко к вопросу финансирования стоит и другой популистский лозунг, который был вброшен Апаршиным. По его словам, к концу президентства Зеленского (а напомним, что еще в ходе предвыборной гонки он заявлял, что идет только на один срок) денежное довольствие составит до «тысячи евро» – по нынешнему курсу это 30 тыс. грн. И это притом что ныне на нулевой линии в среднем зарплата составляет 20-22 тыс. грн. То есть нам хотят рассказать, что за пять (!) лет она вырастет на жалкие 8-1– тысяч?

Важный вопрос – вступление страны в НАТО. Тут снова-таки весьма двойственная позиция. С одной стороны, «у Зеленского» отдают себе отчет, что коренного изменения общего курса наши западные союзники уже не допустят (не для этого вкладывали пять лет просто колоссальные средства), с другой стороны, им просто необходимо идти на поводу у своего электората. Поэтому придумана весьма «изящная» формула – «надо сначала реализовать программу сотрудничества с НАТО внутри страны, а потом только придти сказать: «Мы готовы».

При этом отставной полковник оставляет за скобками тот факт, что очень многие стандарты НАТО не передаются внеблоковым странам, и только если будет на официальном уровне запущена программа ПДЧ, тогда мы и узнаем, что это за стандарты.

Таким образом, можно говорить о том, что на сегодняшний день как таковой внятной военной концепции от новоизбранного президента не существует в природе. Однако если даже проанализировать то, что уже известно, картина получается нерадостная. Фактически в исполнении Апаршина мы увидим полный откат в развитии ВСУ, по крайней мере, на уровень весны 2014 г. А что это может значить в условиях войны – даже сложно представить.

Но во всем этом есть и позитив – по некоторым данным, США не собираются давать «новым лицам» развалить всю систему безопасности страны, которая формировалась последние годы. И в руках политиков из Вашингтона уже есть некоторые рычаги, которыми они непременно воспользуются. По всей видимости, это мы увидим буквально в ближайшие дни.

Автор Михаил Жирохов
Источник Деловая Столица
Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...