Украина идет по лезвию ножа

Об этом в «Фейсбуке» пишет Вадим Денисенко.

Что на самом деле нужно знать о переговорах в Париже и о войне в Сирии (истории о том, что надо воевать до последнего или о том, что надо вводить импичмент за измену мы отвергаем сразу – это политическая трескотня).

1. Сейчас перед Путиным стоит предвыборная вилка. Провести выборы 18 октября и 2 ноября в ДНР и ЛНР – значит сорвать договоренности. Но в то же время, Украина не собирается менять, ни закон об амнистии (принятый в 1996 году и который не предусматривает никакой амнистии для Моторолл и других отбросов), ни закон об особом статусе Донбасса. Поэтому перенос выборов на февраль 2016 – это единственный выход для него.

При этом, можно не сомневаться, что вся риторика россиян в ближайшие месяцы будет строиться на трех китах:

Украина срывает парижские договоренности (наш контраргумент – нету парижских договоренностей, есть лишь Минские соглашения, которые мы выполняем в полном объеме).

Украина срывает поставки газа в ЕС и является ненадежным транзитером (в СМИ РФ уже появились публикации о том, что Украина не спешит подписывать газовые договоренности, чтобы потом выторговывать большие скидки и подачки от европейцев).

В Украине процветает коррупция, непотизм и фальсификации на выборах.

2. Следует особо отметить, что Украина впервые в последние месяцы перешла в контрнаступление. Заявления о том, что сначала надо вывести из Донбасса российские войска, а уже потом о чем-то говорить – это абсолютная неожиданность для России. Конечно, у Путина есть один аргумент – русских там нет, а потому и выводить никого не надо. Но так же, как Путин все это время работал на своего избирателя, впервые за много месяцев украинская власть начала производить месседжи, направленные исключительно на внутреннего потребителя. Единственная проблема власти – несколько запоздалая реакция (по сути, были утрачены суббота и воскресенье, когда шел массовый негатив, особенно в соцсетях) и отсутствие единого большого фронта донесение тезисов о том, что никто не собирается садиться за стол переговоров с Захарченко и Плотницкий.

3. Удастся ли Украине навязать именно такой формат диалога (вывод российских войск, проведение выборов без фейковых сепаратистских партий и т.д.)? Сейчас невозможно ответить на этот вопрос, хотя, как я уже говорил, у нас есть три пути развития событий: создание Приднестровья, образования квазиавтономии на наших условиях и зачистка этих территорий от российских спецслужбистов или продолжение ситуации ни войны ни мира с возможным последующим вторжением русских. Главная проблема – как мы сработаем на Западе.

Читайте также  Изоляция России. Чего добился Путин на сей раз?

Если Меркель, Олланд и Обама примут нашу интерпретацию плана Мореля – значит мы победили. Если нет – нам будут выкручивать руки.

4. Для всех тех, кто кричит об измене нужно помнить, что Париж – это очередной раунд долгих переговоров, которые продлятся не один месяц. Наша задача, как и после Минска, тянуть время, наращивать силы армии и готовиться к возможной эскалации конфликта.

5. Теперь в отношении Сирии. Какие задачи там ставит перед собой Путин?

Создать две Сирии, одна из которых будет подконтрольна РФ.

Попробовать расколоть Ближний Восток на два воюющих (не враждующих, а воюющих) лагеря – суннитский и шиитский.

Вернуться в большую восьмерку.

По состоянию на сейчас Путин смог лишь застолбить за собой право говорить от имени Асада и действительно движется к тому, чтобы создать две Сирии (кто будет руководить российской Сирией – Асад или кто-то другой, не имеет никакого значения). Американцы, судя по всему могут начать сухопутную операцию против Исламского государства, но не собираются заходить на территорию, которую контролирует Асад и Путин.

Поэтому в ближайшее время две коалиции (проамериканская и Путин с Асадом) будут вести локальные боевые действия, которые приведут к образованию двух Сирии. При этом и Иран, и Ирак будут играть свои игры, ища рынки сбыта для своих энергоносителей. Сможет ли РФ предложить им что-то такое, что может перебить предложения Запада?

Вопрос риторический. А значит, триумфальное возвращение Путина в большую политику – это миф, такой же, как и снятие санкций. Снять санкции гораздо труднее, чем их установить.

Подытоживая, надо отметить одну важную вещь – Украина впервые имеет шанс сыграть в свою геополитическую игру. Это невероятно тонкая игра, игра на лезвии ножа. Но ее можно выиграть», – написал он.

Хартыя-97

 

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...